search Поиск Вход
, 2 мин. на чтение

В «Кровных узах» Кевин Костнер и Дайан Лейн бросают вызов американской хтони

, 2 мин. на чтение
В «Кровных узах» Кевин Костнер и Дайан Лейн бросают вызов американской хтони

В новой криминальной драме режиссера Томаса Безучи, до того больше известного по легким семейным комедиям («Монте-Карло», «Привет семье»), Кевин Костнер, играющий шерифа на пенсии Джорджа Блэкледжа, выходит из машины где-то по дороге в Северную Дакоту и смотрит на простирающуюся перед ним типичную красоту бескрайних североамериканских штатов — на километры ни души, полноводная река течет между обрывистых берегов, на которых нет ни деревца.

Кажется, сейчас прискачет индеец на лошади, и так и есть — он прискакивает и показывает пойманную в этой же реке рыбу на ужин. Рядом с Джорджем сидит его жена Маргарет, которую играет Дайан Лейн. Вместе с Костнером они играли приемных родителей Супермена в «Человеке из стали», поэтому кажется, что «Кровные узы» — сиквел истории семьи Кент. Нет ничего более американского, чем эта картинка на экране: земные папа и мама Кларка Кента смотрят на суровый, но прекрасный пейзаж севера США, самой что ни на есть американской бесконечной глубинки.

Как и положено настоящим добропорядочным американцам, Блэкледжи одержимы благородной миссией — отобрать своего внука Джимми у его матери Лорны, бывшей невестки, которая после смерти их сына снова вышла замуж, но неудачно — за садюгу Донни, любящего время от времени поколачивать и жену, и пасынка.

Безуча не пользуется одиссеей Блэкледжей, чтобы показать Америку глазами людей, которые редко покидают свое ранчо. Его гораздо больше интересует их цель прибытия — дом, куда переехали Донни, Лорна и Джимми. В стоящем посреди большого американского «нигде» доме живет вдова Бланш Уибой (Лесли Мэнвилл с явным удовольствием играет ее как опасную психопатку, и ее радость можно понять — такие яркие персонажи встречаются в кино нечасто) с сыновьями, больше похожими на преступную банду, чем на новых милых родственников. Поэтому естественно, что после первого же обмена упреками и обвинениями стороны схватятся за любое оружие, оказавшееся под рукой.

Голливуд всегда был пропагандистской машиной. Когда четыре года назад президентом стал Дональд Трамп, естественно было ожидать, что индустрия развлечений ответит всплеском креативного протеста против правления консерваторов — примерно то же случилось с американским кино в 1970-х во время правления Ричарда Никсона и его импичмента. Результат нынешнего бунта перед нами. Если грубо перевести происходящее на экране, Блэкледжи олицетворяют собой ту здравую, умеренно консервативную часть провинциальной Америки, которая устала от нагнетаемой поляризации общества. Они — условный Байден, который победил на президентских выборах с лозунгом дать стране покой и перспективу. Уибои — персонифицированный хаос, если бы они вели твиттер, он был бы полон ненависти и проклятий, как аккаунт Трампа. Объединенные в семейный клан, они тоже намекают на досиживающего в Белом доме президента, окруженного сыновьями, дочерью и зятем, которые лезут в политику по непотистской линии. Конечно, по голливудской традиции, злодеи будут побеждены, вопрос — какой ценой.

В фильме речь идет о традиционно консервативной Северной Дакоте, прямо-таки логове фанатов Трампа. «Побеждая» там, Блэкледжи символически побеждают консерваторов на их родной земле. Но есть и другой подтекст — Костнер с его всеамериканским имиджем и Дайан Лейн, в последние годы специализирующаяся на ролях полных достоинства матерей (и теперь бабушек), стоически переносящих все жизненные невзгоды, так долго внедрялись Голливудом в массовое сознание именно в этом качестве, что они и стали олицетворением «настоящих» американцев. У Трампа не было шанса.

Но можно смотреть «Кровные узы» (в кинотеатрах с 10 декабря) и без этих подтекстов, просто как экшн про миссию «Спасти внука!», когда старики, уставшие от беспредела в стране, вспоминают молодость и на всякий случай прячут под сиденье машины заряженный пистолет — мало ли, вдруг пригодится. И они оказываются правы — стрелять придется, хотя бы потому, что без экшна какой же Голливуд?

Фото: UPI