search Поиск Вход
, 2 мин. на чтение

В сериале «И повсюду тлеют пожары» Риз Уизерспун приглашает сравнить нынешнюю жизнь с 1990-ми

, 2 мин. на чтение
В сериале «И повсюду тлеют пожары» Риз Уизерспун приглашает сравнить нынешнюю жизнь с 1990-ми

Вряд ли в 1990-х кто-то мог представить, что всего через пару десятилетий миниатюрная блондинка Риз Уизерспун уверенно подойдет к статусу гранд-дамы американского кино.

Тогда на экран вышли возмутительно трэшевые и оттого особенно неотразимые «Шоссе» и «Страх», следом был эмтивишный триумф «Жестоких игр», подаривший Риз первого мужа Райана Филиппа, и уважаемый, но все же локально артхаусный хит «Выскочка». Казалось, пиком карьеры для Уизерспун станет «Блондинка в законе», но нет. Списав супруга в утиль, она двинулась дальше, не боялась работать с авторами вроде Пола Томаса Андерсона (во «Врожденном пороке») и завоевала себе обширную и, что важно, неглупую фан-базу. Об интеллектуальных способностях поклонников Риз говорит уже популярность ее литературного блога, где актриса тестирует книжки, которые планирует экранизировать в качестве продюсера и владелицы компании Hello Sunshine. Именно любви Уизерспун к чтению мы обязаны появлению на свет «Исчезнувшей» Дэвида Финчера, «Большой маленькой лжи», а теперь «И повсюду тлеют пожары» — нового сериала сервиса Hulu.

Поставлен он по одноименному роману Селесты Инг, который Уизерспун отрекламировала в своем блоге еще до публикации. Тогда же возникла идея экранизации, для которой актриса и продюсер привлекла коллегу Кэрри Вашингтон. Вместе они сыграли главных героинь — очень разных американских мамаш, пытающихся наладить отношения в городке Шейкер-Хайтс, штат Огайо, образца 1997 года. Елена Ричардсон (Уизерспун) — журналистка и мать семейства, жизнь которой подчинена четкому графику. Утром она взвешивается, составляет распорядок дня для мужа и детей при помощи разноцветных стикеров. Вечером наливает в мерный стаканчик вино. Елена из тех гиперактивных добродетельных женщин, которые умеют вызывать настоящую ненависть. Одну из своих дочерей — диковатую Изи — она доводит до белого каления, стараясь сделать из девочки-аутсайдера школьную королеву. Другие домочадцы, включая мужа (Джошуа Джексон), вынужденного заниматься с супругой сексом всего дважды в неделю, умеют подстраиваться и улыбаться. Однажды в Шейкер-Хайтс прибывает Миа Уоррен (Вашингтон) — богемная бездомная художница, колесящая по стране с дочкой по имени Перл. Миа снимает у Елены один из ее домов, а потом принимает приглашение блондинки стать ее домоправительницей. Эта встреча запускает цепь событий, которые в итоге приведут к пожару в доме Ричардсонов — с этой сцены сериал и начинается.

Уже по «Большой маленькой лжи» было понятно, что Уизерспун идеально умеет создавать, с одной стороны, актуальный (с точки зрения фемповестки, например), а с другой — очень комфортный для зрителя телепродукт. Действие в «Пожарах» развивается неспешно, нам дается возможность вволю поностальгировать по 1990-м — одежде, музыке, ритму речи, спорах о том, как правильно говорить — «черный» или «афроамериканец». Уизерспун, красиво закольцевавшая здесь один из витков своей карьеры, на этом поле выступает настоящей примой, не боящейся характерных ролей. Для подтверждения достаточно дождаться эпизода, где ее героиня на встрече женского книжного клуба не может произнести слово «вагина», обсуждая «Монологи вагины».

Первичный комфорт постепенно сменяется нарастающим напряжением, но растет оно плавно, следуя законам скорее увлекательного очерка нравов, чем какого-нибудь социального триллера. В принципе, единственное, в чем всерьез можно упрекнуть «Пожары», которые обязательно получат несколько номинаций на «Эмми», в излишней близости к жанру мыльной оперы. Однако в ситуации, в которой сейчас оказались телезрители всего мира, уютное наблюдение за плавным течением чужой выдуманной жизни, как ни крути, куда приятнее прямого и жесткого разговора о расовом и прочем неравенстве.

Фото: Hulu