search Поиск Вход
, 2 мин. на чтение

В «Шерлоке в России» самым интересным персонажем оказывается наш местный Ватсон

, 2 мин. на чтение
В «Шерлоке в России» самым интересным персонажем оказывается наш местный Ватсон

Визиты героев европейской авантюрной прозы в Россию не то чтобы новое явление. В 1990-м, например, в России вышел роман «Последний платеж», подписанный Александром Дюма.

Рассказывалось там о визите Эдмона Дантеса, графа Монте-Кристо, в Россию весной 1838 года, где его принимают за печально известного однофамильца. «Неизвестный роман Дюма» был создан некими отечественными мистификаторами на излете Союза. Появление «Шерлока в России» в этом смысле событие еще более логичное — пора напомнить миру, где была сделана лучшая экранизация прозы Артура Конан Дойла.

В бандитский Петербург XIX века сыщик (Максим Матвеев) прибывает в поисках Джека Потрошителя. Маньяк улизнул от своего легендарного преследователя в Лондоне, да еще и серьезно ранил доктора Ватсона, однако оставил за собой русский след — махорку. Итак, начитавшийся Достоевского Холмс прибывает в Россию и обнаруживает, что великая русская литература (благодаря которой герой овладел и азами языка) рисовала хоть и жуткий, но несколько более упорядоченный образ великой страны. Шерлока здесь, конечно, никто не ждал — особенно шеф питерской сыскной полиции Лавр Сидорович Трудный (Павел Майков), которому назойливый британец совсем уж поперек горла. Однако Потрошитель быстро обнаруживает свое присутствие, а череда убийств проституток заставляет полицию объединить усилия с Холмсом. Главным его соратником становится предоставивший съемное жилье таинственный, но благородный доктор Илья Карцев (Владимир Мишуков). Вскоре беготня за Потрошителем приводит Холмса и Карцева к противостоянию с вальяжным и опасным обер-полицмейстером Санкт-Петербурга Петром Знаменским (Константин Богомолов).

«Шерлок в России» уже вторая за последние годы попытка возвращения сыщика на российскую землю. Сериал «Шерлок Холмс» Андрея Кавуна был остроумно придуман, но исполнен оказался несколько безжизненно, а потому к нынешнему моменту позабыт. Новый многосерийный фильм, произведенный сервисом Start и компанией «Среда», сразу заявляет принципиально иную эстетику, ранее заявленную «Гоголем» от той же «Среды». Успех веселого хоррора о похождениях русского (ну и украинского, конечно) классика был основан на живительной силе русского народного трэша, которого «Гоголь» не то что не стеснялся, но даже поднял на знамя. «Шерлок в России» с его постоянными разговорами на повышенных тонах, пьянством и шутками про кулебяку приходится «Гоголю» ближайшим родственником, хоть и не производит (пока, на этапе первых двух серий) такого бодрящего эффекта.

Проблема тут пока в том, что авторы честно стараются все-таки выстроить настоящую детективную интригу и побаиваются сваливаться в откровенный капустник. С учетом уморительного акцента, с которым разговаривает Матвеев, получается пока не слишком удачно. По-настоящему сильным центральным персонажем выглядит доктор Карцев, который отвечает в сериале за ревизионистскую составляющую. Этот герой с его душевными травмами и парадоксальным складом ума куда больше похож на Холмса, чем тонущий в русском народном мороке Шерлок. И это заслуга Владимира Мишукова — одного из немногих российских артистов, за которыми сегодня интересно наблюдать абсолютно где угодно. Прилежно соблюдая пародийную эстетику сериала, Мишуков наполняет его необходимым напряжением. Вполне вероятно потому, что знает: развеселый русский балаган имеет обыкновение в самый неожиданный момент оборачиваться французским гиньолем.

Фото: Start