search Поиск Вход
, 4 мин. на чтение

Вам скорее понравятся «Множественные святые Ньюарка», если вы не смотрели «Клан Сопрано»

, 4 мин. на чтение
Вам скорее понравятся «Множественные святые Ньюарка», если вы не смотрели «Клан Сопрано»

Сериал «Клан Сопрано», шедший шесть сезонов, с 1999 по 2007 год — идеальный пример того, что молния редко ударяет в одно и то же место дважды.

Так сложились обстоятельства в жизни автора сериала Дэвида Чейза (и нашей), что в конкретный исторический период, когда телевидение снова, впервые с 1950-х, готово было занять место кино в общественном сознании, история о мафиози из Нью-Джерси, который осознал, что ему пора к психотерапевту, иначе будут более серьезные проблемы со здоровьем, вызвала беспрецедентный для телешоу резонанс.

Помимо остальных удачно сложившихся обстоятельств понятно, что сериал не стал бы единодушно признанным лучшим в истории телевидения, если бы не его высокое качество и Джеймс Гандольфини в роли Тони. Для самого актера это точное попадание в роль стало впоследствии скорее проклятием — после 2007 года, когда закончился сериал, он получал одно за другим предложения играть бандитов, чего он более или менее удачно избегал вплоть до своей внезапной смерти в 2013-м в возрасте всего 51 года. В том числе и эта трагедия сделала невозможной мечту любого продюсера — возродить шоу, которое приносило и продолжает приносить деньги, сделать продолжение — поклонники будут смотреть его, даже если качество будет хуже. Даже «Друзья» не удержались от пусть и недолгого, но все же воссоединения, а о «Сексе в большом городе» и говорить не приходится — после двух полнометражных фильмов история о поисках мужчин в, мягко скажем, зрелом возрасте снова возродится в декабре в виде сериала-сиквела (без Ким Кэтролл, которая благоразумно предпочла отказаться).

К счастью, Дэвид Чейз не поддался позывам жадности и не стал снимать продолжение своего «Клана Сопрано» с другим актером в роли, которую сделал знаменитой Гандольфини. Но он вернулся к любимым миллионами героям, сняв приквел «Множественные святые Ньюарка» о времени, когда Тони был подростком и формировался под влиянием своего дяди Ричарда «Ники» Молтисанти (Алессандро Нивола).

Чейз придумал неожиданный и спорный ход — события нового фильма за кадром комментирует покойный сын Ники, Кристофер Молтисанти (Майкл Империоли), который здесь только родился, а в сериале спустя три десятилетия Тони его, раненого, добьет как потенциального предателя. Чейз показывает нам, с чего началось то, финал чего мы знаем. С точки зрения фанатской информации это интересно, но мало добавляет смысла истории жизни Тони Сопрано.

«Множественные святые Ньюарка» подаются как сюжет о том, как дядя Ники повлиял на Тони. Но Чейз так хочет провести прямую параллель между восхищением подростка дядей-бандитом и действиями уже взрослого Сопрано спустя 30 лет, что забывает: жизнь любого человека устроена гораздо сложнее, на его формирование воздействуют многие факторы, события и люди, а не один дядя. Таким образом то, что обещало откровение, становится, наоборот, помехой, потому что затмевает все остальные события в жизни юного героя. На задний план уходит отец Тони, Джонни Сопрано (Джон Бернтал), которого посадили на четыре года — как раз на те самые сложные подростковые годы сына. Но сцена возвращения Джонни, когда он с первой же минуты пытается надавить авторитетом на жену Ливию (Вера Фармига) и детей, показывает, что этот герой недоиспользован Чейзом, из противопоставления мачо-менталитета бандита Джонни с образом жизни его детей, выросших в 1960-х, можно высечь много конфликтов.

То же самое с Ливией. Смотревшие «Клан Сопрано» помнят, какое смятение вносила мать в жизнь Тони (там ее играла Нэнси Маршан). Властная, нетерпимая, цепляющаяся за ценности своей молодости и криминального окружения, Ливия могла превратить в ад жизнь любого близкого человека. В «Множественных святых Ньюарка» Чейз вроде бы берется исследовать начало психологического ущерба, нанесенного Ливией Тони, когда он был подростком, но проговорено это как-то между прочим. Центральными остаются отношения Тони с Ники, потому что именно из них можно вынести объяснение и выбора жизненного пути будущего мафиози, и его психологических проблем.

Конечно, нельзя сказать, что у «Множественных святых Ньюарка» нет достоинств — они просто уходят на второй план при объяснимом сравнении с самим «Кланом Сопрано», чьим необязательным дополнением (или придатком) они смотрятся. Линия любви Ники к молодой мачехе Джузеппине (Микела Де Росси) красноречиво показывает роль женщины в мире итальянской мафии. Женщина может быть сколь угодно властной и неприятной (как Ливия), но пока она сидит дома и растит детей, она принята «семьей» и находится под ее защитой. Стоит ей попытаться действовать как любая свободная женщина из «внешнего» мира, как она тут же оказывается наказана. Судьба Джузеппины как будто компенсирует вопрос, возникший почти 50 лет назад после просмотра двух первых «Крестных отцов». Почему там Майкл Корлеоне (Аль Пачино) отпускает свою жену Кей (Дайан Китон), когда она от него уходит? Почему он ее не «заказывает», не потому что бросила, а просто из чувства самосохранения, чтобы у нее не было повода начать болтать? Первый и второй «Крестные отцы» вышли в прокат в начале 1970-х, как раз когда происходит действие «Множественных святых Ньюарка». Здесь показано, что Кей несказанно повезло и что Майкл Корлеоне оказался гораздо более цивилизованным человеком, чем Ники Молтисанти.

И все же поклонники «Клана Сопрано» после премьеры его приквела на HBO Max 1 октября настолько его ругали, что хочется перестать сравнивать оба произведения и сосредоточиться на хорошем. Например, в «Множественных святых Ньюарка» отличный кастинг. Сын Джеймса Гандольфини, Майкл, играющий героя своего отца в юности, несмотря на естественный первоначальный скепсис, оказывается очень органичным в своей наивности и одновременно зрелости. Учительница говорит Ливии, что ее сын — «энергичный, дальновидный, азартный лидер». В «Клане Сопрано» через двадцать с лишним лет мы в этом убедимся, и в этом смысле похожий на своего отца Майкл Гандольфини ничего не портит. Рэй Лиотта, играющий Альдо Молтисанти, дядю Ники, как будто несет с собой весь багаж героев, сыгранных им у Мартина Скорсезе и Джо Карнахана, и все же это совсем другой персонаж, состарившийся, мудрый и откровенный. «Множественные святые Ньюарка» в целом неплохой фильм, но нависающая над ним тень «Клана Сопрано» мешает ему быть самостоятельным произведением.

Фото: HBO Max