search Поиск Вход
, 3 мин. на чтение

«Вечные» похожи на красивую женщину с тремя высшими образованиями и поясом по борьбе

, 3 мин. на чтение
«Вечные» похожи на красивую женщину с тремя высшими образованиями и поясом по борьбе

За последний год китаянка Хлоя Чжао стала одним из самых влиятельных кинематографистов в мире. Весной она получила «Оскар» за артхаусную, полудокументальную, низкобюджетную «Землю кочевников», а в это время ждала своего часа едва ли не самая ожидаемая часть киновселенной Marvel «Вечные», чей выход в прокат перенесся из-за пандемии на целый год.

Ответственность за «Вечных» (в кинотеатрах с 8 ноября) состоит не только в том, что их бюджет составил 200 млн долларов. Фильм должен стать для четвертой фазы Marvel, начавшейся в этом году, новыми «Мстителями», сборной солянкой, объединяющей супергероев из сольных фильмов.

В 26-м фильме Marvel все гигантоманское, от хронометража в 2 часа 37 минут, географии и времени действия (Лондон наших дней, Вавилон VIII века до нашей эры, Южная Дакота, Чикаго, Австралия, Мумбаи, Ирак и Аляска — Джеймс Бонд бы позавидовал) до глобальности замысла. Вечные впервые прибыли на Землю аж семь тысячелетий назад, чтобы спасти ее от нападения своих смертельных врагов, уродливых чудовищ девиантов, подарили выжившему ребенку первое орудие из металла (так вот откуда все пошло, извини, теория эволюции) и остались среди людей, пытаясь не вмешиваться в развитие человечества, хотя это было сложно. Да, люди в этом фильме медленно думают, не очень умные и появляются на экране изредка, чтобы открыть рот от изумления.

Кинокомиксы всегда апеллировали к греческим мифам — так новая поп-культура хочет легитимности, прикрываясь культурой серьезной, проверенной тысячелетиями: вспомните Электру из «Сорвиголовы», Циклопа из «Людей Икс» и других. В «Вечных» Серси, то есть Цирцея (Джемма Чен), Икарис (Ричард Мэдден), Фина, то есть Афина (Анджелина Джоли), и их боевые товарищи целестиалы прибывают с планеты Олимпия, из «горнила миров». Олимпия здесь означает женское начало, которое дает жизнь и одновременно сеет хаос. Его пытается усмирить мужское начало — верховный бог пантеона Аришем, создавший целестиалов для борьбы с девиантами (целестиалы олицетворяют мир и порядок, девианты — разрушение и смерть).

Вечные наблюдают за людьми на протяжении тысячелетий, ужасаются геноциду индейцев и Хиросиме, расходятся в вопросе невмешательства во все это безобразие и разбегаются по миру, чтобы собраться уже в наши дни, потому что «с Землей что-то творится» — снова повылезали девианты.

Чжао попыталась снять, наверное, первый голливудский блокбастер для взрослых умных людей. В «Вечных» намешаны все темы, мелькающие в новостях, от проблемы глобального потепления (девианты полезли именно с Аляски, где катастрофически быстро тает лед) до прав меньшинств — целестиал Фастос (Брайан Тайри Генри) не только чернокожий, но и гей, создающий семью с мусульманином.

Главной героиней становится китаянка Серси — и видно, что Хлое Чжао легче всего ассоциировать себя с ней. Роман Серси со смертным Дэйном (Кит Харингтон — второй здесь кроме Мэддена актер из «Игры престолов», отчего «Вечные» кажутся чем-то вроде мини-реюниона звезд знаменитого сериала) получился забавным и мог бы стать основой отдельного фильма. Остальные расы и цвета кожи равномерно распределены по экрану, будто кастингом занимались маркетологи — здесь также есть самая знаменитая мексиканка в мире Сальма Хайек, отвечающая за Латинскую Америку, и комик пакистанского происхождения Кумэйл Нанджиани, чей герой Кинго в свободное от забот в качестве целестиала время подрабатывает звездой Болливуда.

Героев вообще так много, что хронометраж фильма объясним — каждый персонаж требует некоторого представления, чтобы вызвать у нас сопереживание. Но кажется, что Чжао все же перестаралась — здесь происходит столько всего, что ей приходится скакать по верхам, и обобщающая мысль о человечестве, стремительно несущемся к самоуничтожению, теряется. Радует Анджелина Джоли, которая до этого редко выступала в команде и уж тем более в команде супергероев — это лучшее ее использование на экране за долгое время. Джоли всегда знала, что делать с мечом.

В каком-то смысле «Вечные» читаются как метафора Америки. Американцы как нечто вроде высшей расы взирают на безобразия, творящиеся в остальном мире, не замечая, какие проблемы раздирают и разделяют их самих. Так что перед нами типичная голливудская либеральная пропаганда. Хлоя Чжао пытается разбавить обязательный для кинокомикса экшн смешными или трогательными сценами, но, положа руку на сердце, ждешь, когда они закончатся и снова начнется очередная битва. В этом фильме вообще так много всего, причем сделанного на высоком профессиональном уровне, что он похож на красивую женщину с тремя высшими образованиями и поясом по борьбе. И вот перед тобой идеал, но, насмотревшись на него два с половиной часа, чувствуешь усталость и скуку. Наверное, это происходит от того, что все показанное и высказанное проносится перед зрителями со скоростью деталей, сходящих с заводского конвейера, который выпускает по несколько фильмов в год по похожей технологии.

Фото: Дисней Студиос