search Поиск Вход
, 2 мин. на чтение

«Веном 2» попал в западню эксплуатации психоанализа для дураков

, 2 мин. на чтение
«Веном 2» попал в западню эксплуатации психоанализа для дураков

Вторая часть фильма 2018 года, который тогда казался вполне свежим на фоне остальных экранизаций комиксов Marvel, оказалась не то чтобы полноценной отдельной картиной, а повтором первой (плюс новый злодей и еще больше психоанализа про детские травмы).

Писать на «Венома 2» (в кинотеатрах с 30 сентября) рецензию в традиционном понимании странно. Сами авторы считают свой фильм легким развлечением, а не произведением искусства — значит, можно обойтись перечислением его достоинств и недостатков.

Плюсы:

— Том Харди в главной роли Эдди Брока. Любой, кто посмотрел восемь лет назад «Лока», знает, что Харди умеет один держать напряжение полтора часа экранного времени — ему для этого даже не нужны партнеры. В «Веномах» он, наоборот, играет за двоих. Собственно, Том Харди — две трети успеха этой франшизы;

— юмор, причем перепалки главного героя Эдди с захватившим его тело Веномом не смешнее, чем в первой части. Тут юмор тоньше — в том, как Энн (Мишель Уильямс), бывшая невеста Эдди, льстит Веному, вселившемуся в продавщицу продуктового миссис Чен, или в том, как Эдди просит прощения у Венома, вселившегося в Энн, на глазах у ее нового жениха Дэна, и зрители понимают всю двусмысленность положения. Эти сцены — посвящение романтическим комедиям 1930–1940-х с их вечными подменами и путаницами;

— фильм длится ровно полтора часа и ни секундой дольше — очень гуманно.

Минусы:

— все экранизации комиксов, как и все экшны, достигают кульминации во время финальной схватки героя со злодеем. Здесь она происходит в соборе, и дерутся злодей с еще большим злодеем, но в целом это обычный кинокомиксовый мордобой, ничего нового;

— Вуди Харрельсон прекрасный актер в подходящей роли, но давно нужно перестать приглашать его на роли фактурных злодеев. В первом «Веноме» злодея неожиданно сыграл Риз Ахмед — относительно свежее лицо, актер с восходящей карьерой, которому по законам Голливуда пока рано переходить на характерные злодейские роли. Именно это — неожиданный кастинг — тогда и подкупал. В игре же Харрельсона в роли Клетуса Касиди видна уставшая рутина — он таких безбашенных преступников играл два с половиной десятилетия назад, в «Прирожденных убийцах», например;

— подруга Клетуса мутантка Фрэнсис Баррисон (Наоми Харрис) как будто попала в фильм из другого мира, конкретно — из «Людей Икс»;

— три года назад Веном, оседлавший модный тренд на «кинобиографии» комиксовых и сказочных злодеев, казался свежим, даже дерзким. Второй части сказать нечего. Здесь по-прежнему плохой нрав объясняется детскими травмами — в анамнезе у каждого подонка мать-алкоголичка и отец с ремнем. От обилия таких сюжетов заскучал бы и Фрейд. Веном не хочет уже открывать новых смыслов и территорий. Этот паразит хочет спокойно устроиться в теле-хозяине, раз в несколько лет выходить в прокат, собирать кассу и продолжать дремать дальше. А нам тем временем нужен новый герой.

Фото: СППР