, 2 мин. на чтение

«Вита и Вирджиния» предлагает целомудренные лесбийские утехи под разговоры о литературе

, 2 мин. на чтение
«Вита и Вирджиния» предлагает целомудренные лесбийские утехи под разговоры о литературе

Жизнь Вирджинии Вулф регулярно будоражит воображение современных кинематографистов — кажется, что в эпоху, когда психологи вдруг обнаружили, что незамужние женщины в возрасте счастливее замужних, автор «Миссис Дэллоуэй» актуальна как никогда. При этом сама Вулф так и прожила до своего самоубийства с любимым мужем, который терпел ее измены.

Один такой роман — с аристократкой и писательницей Витой Сэквилл-Уэст (Джемма Артертон) — и показан в фильме английского режиссера Чании Баттон. Сценарий основан на письмах Вулф (Элизабет Дебики) и Сэквилл-Уэст, и Баттон неизобретательно заставляет своих актрис выспренне зачитывать переписку, сидя перед камерой, отчего фильм похож на телеспектакль.

Как ни странно, «Вита и Вирджиния» (в кинотеатрах с 6 июня) скорее фильм о менее знаменитой из писательниц. Сэквилл-Уэст родилась в семье аристократов еще при королеве Виктории и вышла замуж за дипломата, то есть ее ждала скучная благополучная жизнь. Но XX век не дал ей насладиться покоем — в 26 лет Вита переоделась мужчиной и сбежала в Париж с писательницей Вайолет Трефусис к ужасу своей матери (Изабелла Росселлини), оплачивавшей ее роскошный образ жизни.

Как писательница Сэквилл-Уэст больше всего прославилась романом «Эдвардианцы» и биографией Жанны д’Арк, но самое судьбоносное событие в ее жизни случилось, когда она увлеклась Вирджинией Вулф, причем и как писателем, и как женщиной, и как представительницей богемной среды, в которой она всегда хотела вращаться. Так как Вита родилась в достатке, у нее, к счастью, никогда не было к Вулф профессиональной ревности — она признавала ее талант, гораздо больший, чем собственный, и была вознаграждена за это тем, что в 1928-м стала героиней «Орландо», тем самым полумужчиной-полуженщиной, бессмертным существом, пережившим не одну эпоху. Сэквилл-Уэст практически взяла Вулф измором: говорят, она была так прямолинейна и по-мужски упорна в своей настойчивости, что Вулф просто ей уступила, чтобы не спорить. Это как если бы у нас Мария Арбатова влюбилась в Татьяну Толстую.

Режиссер Баттон обращается со своими героинями с придыханием и бережно, даже слишком — фильм показывает бунт Сэквилл-Уэст и ее сексуальную всеядность так скучно, будто смотришь запись одного дня в библиотеке — даже страдающие мужья обеих влюбленных женщин, на словах поддерживавшие жен во всем, вызывают большее сочувствие. Что обидно — эти выдающиеся, каждая по-своему, женщины наверняка возмутились бы, узнав, что стали героинями такого старомодного и, что самое неприятное, дамского кино.

Фото: Capella Film