search Поиск Вход
, 3 мин. на чтение

Во «Флешбэке» киллер Лиам Нисон угрюмо бросает вызов коррупционерке Монике Беллуччи

, 3 мин. на чтение
Во «Флешбэке» киллер Лиам Нисон угрюмо бросает вызов коррупционерке Монике Беллуччи

«Память — это хрень собачья. Как и правосудие. Гарантий нет ни в той, ни в другом», — говорит благородный фэбээровец Винсент (Гай Пирс) вызывающему у него симпатию наемному убийце Алексу Льюису (Лиам Нисон) и тут же приводит пример из своего профессионального прошлого, когда человека подвела память и за ней — правосудие.

Режиссер Мартин Кэмпбелл явно согласен со своим героем — во «Флешбэке» (в кинотеатрах с 12 мая) речь идет о киллере, который решает уйти на покой из-за подступающей болезни Альцгеймера.

Плюсы:

— Мартин Кэмпбелл — один из лучших (и самых недооцененных) постановщиков в экшн-жанре. Именно ему бондиана обязана удачными дебютами Пирса Броснана (в «Золотом глазе») и Дэниела Крэйга (в «Казино «Рояль») в роли агента 007. Тот факт, что Кэмпбелл в свои 77 лет снимает зрелищные остросюжетные триллеры — еще один повод для уважения;

— «Флешбэк» в оригинале называется Memory («Память»), что относится и к болезни Алекса, и к трагическим событиям прошлого, которые невозможно забыть. Но его также можно интерпретировать как реплику на знаменитый фильм Кристофера Нолана «Помни» (2000), где сыграл одну из своих самых запомнившихся ролей Гай Пирс, также играющий во «Флешбэке» вторую по важности роль. Как и герой «Помни», Алекс, чтобы не забывать важную для себя информацию вроде номера в гостинице, записывает ее на своей руке — прямо как Гай Пирс в «Помни», записывавший имена и цифры на стикерах и прямо на своей коже. В одной сцене играющий Алекса Лиам Нисон даже показывает Пирсу, куда он обычно записывал информацию — фанаты оценят это трогательное киноманское подмигивание;

— «Флешбэк» показывает нам отрицательного героя — киллера Алекса — в момент нравственного прозрения. Завязать с профессией его заставляет не только болезнь Альцгеймера, которая делает выполнение работы невозможным, но и новое задание — убить 13-летнюю иммигрантку Беатрис, которую отец заставлял заниматься проституцией. Правило не убивать детей приводит к развороту ситуации — Алекс объявляет войну своим заказчикам. Эта дилемма киллера — хорошо работающий прием, заставляющий зрителей начать сочувствовать наемному убийце, в котором проснулась совесть;

— Гай Пирс играет тут олицетворение совести. Агент ФБР, давно охотящийся на торговцев людьми, испытывает особое сочувствие к Беатрис, которая не знает другой жизни, чем уготованной для нее отцом-преступником. Так фильм хочет расширить частную историю до разговора о прогнившей системе;

— Моника Беллуччи не великая актриса, но за ней любопытно наблюдать в роли главной злодейки Даваны Силман, богатой девелоперши из техасского Эль-Пасо, оплачивающей пороки сына (Джош Тейлор). У нее относительно небольшая роль, но ее героиня настолько аморальна, что это знаменитое бесстрастное лицо остается в памяти и после финала как напоминание о вечности зла;

— эффектная смерть одного из героев на беговой дорожке от пули, выпущенной с улицы через стекло;

— перед нами классический пример неонуара: здесь много пьющие красивые полуголые вдовы предлагают себя агентам ФБР вместо допроса;

— до 2008 года Лиам Нисон успешно играл как в драмах категории «А» («Список Шиндлера»), так и в легкомысленных ромкомах («Реальная любовь»). Начиная с 2008-го, после выхода в прокат первой «Заложницы», Нисон вдруг стал делать карьеру героя боевика в возрасте, когда другим героям боевика намекают, что пора бы уже задуматься о расширении амплуа. Секрет успеха экшнов с Нисоном в том, что они дешевы в производстве, а сам актер с его бэкграундом в британском театре смотрится весомее среднестатистического коллеги по жанру. Так что «Флешбэк» явно не последний из фильмов с Нисоном в роли рассерженного мужчины в поисках справедливости.

Минусы:

— судя по тому, что происходит на экране, никто не консультировал авторов по поводу симптомов болезни Альцгеймера. Лиам Нисон с такой прытью убирает негодяев, что можно списать это допущение только на таблетки дифадил, которые он принимает — это лучшая реклама лекарства, когда-либо показанная в кино. К сожалению, такого лекарства от болезни Альцгеймера не существует;

— этот скромный фильм категории «Б», который лучше бы смотрелся, будь у него бюджет побольше, заменяет нам «настоящие» голливудские блокбастеры, которых мы теперь лишены. Но хоть что-то.

Фото: STXfilms

Подписаться: