search Поиск Вход
, 2 мин. на чтение

Встав на «Скользкий путь», Хью Лори виртуозно играет политика с «подвижной нравственностью»

, 2 мин. на чтение
Встав на «Скользкий путь», Хью Лори виртуозно играет политика с «подвижной нравственностью»

Есть такой феномен в современной культуре — двойной перевод. Самый яркий (или первый приходящий на ум) пример — «Отступники» Мартина Скорсезе.

Сперва гонконгское кино в значительной степени выросло из скорсезевских «Злых улиц», а затем уже сам патриарх переснял гонконгскую «Двойную рокировку» с Леонардо ДиКаприо и Мэттом Дэймоном, заработав единственный в карьере «Оскар». Сериал «Карточный домик», запущенный при участии Дэвида Финчера, тоже был ремейком — британского четырехсерийного фильма. Эпопея о злоключениях Фрэнка Андервуда шесть сезонов балансировала между Шекспиром и сатирой и закончилась оглушительным провалом. Зрители тем не менее скучали, и вот на помощь уже приходит BBC с сериалом «Скользкий путь», у которого даже постер недвусмысленно напоминает об американском родственнике.

На зловеще-сером фоне постера изображен Хью Лори, который здесь играет Питера Лоуренса — политика, только что выигравшего суд по обвинениям в коррупции. Пока Лоуренс идет от дверей суда до машины, работы лишается истица — журналистка Чармейн Пеппер, которая не смогла доказать свои обвинения. Сам же Лоуренс отправляется в гости к премьер-министру (Хелен Маккори из «Острых козырьков»), где получает ссылку на министра юстиции — пока не уляжется шум. Кроме того, выясняется, что в одной из британских тюрем отбывает наказание его чернокожая незаконнорожденная дочь, а дочь младшая попала в таблоиды с дорожкой кокаина под носом. Все эти напасти заставляют героя, пробившегося в политику из продавцов мебели, всерьез задуматься о том, чтобы «перевернуть игру», заняв высший государственный пост.

Американский «Карточный домик» вышел на экран, когда президентом США еще был «хороший человек» Барак Обама и на кризис мировой демократии можно было закрыть глаза. Тогда сделать триллер по мотивам шекспировского «Ричарда III» было отличной идеей. Сегодня нечто подобное представить уже практически невозможно. В связи с этими обстоятельствами искать параллели «Скользкого пути» с «Домиком» сколь занятно, столь и бессмысленно. Речь здесь идет скорее об эволюции образа — переснимать было глупо еще и потому, что Райан Мерфи в своем «Политике» хищно оккупировал сатирическое поле.

Питер Лоуренс отнюдь не злодей. Он сделал себя сам, у него живой ум и четко артикулированная система взглядов. Основным понятием в ней является «свобода». Он отказывается быть хозяином кому бы то ни было из близких — от дочери до любовницы — и обладает некоторыми представлениями о чести и достоинстве. Лоуренс регулярно выступает на радио, чем завоевывает любовь толпы и создает иллюзию прозрачности собственной жизни. Учитывая обаяние Хью Лори, поверить в нее хочется и зрителю, несмотря на постоянные иллюстрации некоторой нравственной подвижности героя. Что касается обаяния сериала в целом, то оно держится на том, что сценарист Дэвид Хэа пытается не показать пути выхода из кризиса, а скорее увидеть картину современной политики как таковую. И если в целом «Скользкий путь» получился очевидно не таким эффектным, как «Карточный домик», то смотреть его стоит хотя бы из-за успешно выбравшегося из-под амплуа доктора Хауса Хью Лори, одного из лучших и самых непредсказуемых актеров в мире.

Легально сериал можно посмотреть на «Кинопоиск HD».

Фото: BBC