search Поиск Вход
, 4 мин. на чтение

Западный феминизм «Черной вдовы» бросает вызов русскому мачизму

, 4 мин. на чтение
Западный феминизм «Черной вдовы» бросает вызов русскому мачизму

СССР, как известно, развалил не Горбачев в 1985-м. СССР развалил Голливуд, когда чуть раньше у нас появился видеопрокат и советские люди посмотрели среди прочего «Москву на Гудзоне», где Робин Уильямс играл сбежавшего с родины саксофониста.

У его героя, саксофониста-эмигранта Владимира Иванова, было много проблем в Нью-Йорке, но об одном он не сожалел — что обрел свободу. В 1985-м Рокки уже дрался с Иваном Драго, а через три года Шварценеггер стал советским капитаном Иваном Данко и полетел искоренять преступность в Чикаго. История Наташи Романофф показана, пусть и косвенно, на фоне отношений двух супердержав в самый разгар новой холодной войны, через 35 лет после окончания первой. Когда стало известно, что Черная вдова из киновселенной Marvel наконец дождалась сольного фильма, казалось, что нас ждет что-то вроде «Анны» Люка Бессона или «Красного воробья» — биография Наташи Романофф в общих чертах была известна даже людям, которые не читали комиксы. Но фильм на удивление оказался лучше.

Выход «Черной вдовы» 8 июля в прокат — доказательство того, что справедливость на свете существует. И дело не только в том, что фильм выходит через год с лишним после первоначальной даты премьеры весной прошлого года — «Черная вдова» была одним из первых блокбастеров 2020-го, пострадавших от пандемии. Справедливость восторжествовала глобальнее — поклонники и Скарлетт Йоханссон, и ее героини ждали этого фильма не один год, а целых одиннадцать лет, когда Наташа Романофф впервые появилась в киновселенной Marvel, сначала в «Железном человеке 2», а потом еще в шести фильмах в группе поддержки то Тони Старка, то Капитана Америка.

Фильм начинается с эпизода в детстве Наташи и ее сестры Лены, которая бежала за старшей, упала и повредила колено. «Боль нас закаляет», — утешает ее мать Мелина (Рэйчел Вайс) вместо того, чтобы достать с полки зеленку. Девочки, естественно, запомнили ее слова и сделали их своим девизом, когда после возвращения из штата Огайо в Россию родители оказались агентами, а генерал-садист Дрейков (Рэй Уинстон) сделал из девочек безжалостных солдат-убийц. Проходят десятилетия, Наташа сбегает в Америку и становится всемирно известным «мстителем», а превратившаяся в кургузую, обозленную (и ее можно понять!) на весь мир «вдову» Елена (Флоренс Пью) продолжает работать на Дрейкова в Будапеште (было бы символично, если бы она там позировала с местным памятником Рейгану, настолько многое в этом фильме отсылает к победителю «империи зла»). Наташа выходит на сестру после того, как та всплывает в деле о синтетическом газе, противоядии от контроля сознания, разработанном Дрейковым, он же продолжает командовать своим отрядом зомбированных «вдов», теперь уже всех рас и цветов кожи, с помощью которых мечтает, как все кинокомиксовые злодеи, поставить мир на колени.

История Наташи Романофф — это история обретения семьи, даже сразу двух, причем обе суррогатные (что тоже символично, все-таки мы живем в мире видимостей). «Черная вдова» — приквел, но только по отношению к вышедшим в 2019-м финальным «Мстителям», когда Наташа умрет. Действие новой картины происходит после событий 2016 года в «Первом мстителе: Противостояние» — Черную вдову ищет правительство после обвинения в убийстве короля Ваканды. Так авторы фильма дистанцируют Наташу от официальных властей (в лице госсекретаря Росса, его играет Уильям Херт). Она не представитель своей новой родины — сменив ее, она везде осталась чужой. Однако происходящее на экране ни секунды не дает усомниться в том, что перед нами — беззастенчивая пропаганда западных ценностей. Во-первых, как и ожидалось, это очень феминистский фильм — это видно в отношениях Наташи с сестрой и матерью и пренебрежении к суррогатному отцу Алексею по прозвищу Красный Страж (Дэвид Харбор отвечает здесь за комедию, и у него отлично получается), в женском братстве вдов (кстати, почему вдов, если Дрейков подбирает девочек и делает из них солдат? Это скорее сироты, а не вдовы), в том, как Наташа мечтает познакомиться с родной матерью, ощутить себя наконец дочерью, женщиной, а не машиной для убийства.

И эта человечность убийцы поневоле противопоставлена расчетливой жестокости Дрейкова. В том, как его играет Уинстон, нет никакого кинозлодейского обаяния. Дрейков просто неприятен и при этом по-бытовому узнаваем. Это бывший солдафон, который прошел по трупам, и ему мало. В этом смысле «Черная вдова» идеологизирована не только в гендерном смысле, но и в политическом. Наташа представляет западные ценности — как говорила обрадованная наступившей в 1980-х перестройке Людмила Гурченко, «мой девиз — два Д: доброта и доллары». Дрейков — клишированный образ постсоветского олигарха. Вроде бы он давно должен был уйти в прошлое, но нет, он с нами, отправляет своих агентов вмешиваться в американские выборы. Учитывая, что «Черная вдова» была снята почти два года назад, то есть до того, как Байден ответил на вопрос «Убийца ли Путин?» утвердительно, можно считать, что фильм не только оседлал политический тренд, но и предвидел его.

Это не плохой фильм, но и не очень хороший — в нем все стандартно, как обычно в марвеловских картинах, даже сюжетные «сюрпризы» уже опробованы раньше. Но как идеологический фильм-трендсеттер, который сам себя навязывает как находящийся «на правильной стороне истории» манифест, как набор ценностей, за которыми будущее, он любопытен. Некоторые детали — Ольга Куриленко в роли без слов (вот она — вершина для русской актрисы в Голливуде), салат оливье, который Мелина достает вилкой из пластикового контейнера, — показывают, что Голливуд очень старается теперь не облажаться с русской аутентичностью. Значит, даже он чему-то, да научился — чтобы насаждать свои ценности, нужно сначала хорошо изучить, что любят туземцы. А то потом туземцы начинают влиять на выборы и вообще безобразничать. Это бесконечный, никогда не меняющийся процесс взаимопроникновения двух миров, в ходе которого обе стороны наступают на те же грабли.

Фото: Дисней Студиос