search Поиск Вход
, 3 мин. на чтение

Пять ароматов, которые посвящали Москве

, 3 мин. на чтение
Пять ароматов, которые посвящали Москве

Каждый видит Москву по-своему. Парфюмеры ориентируются на внутренние ощущения и ассоциативный ряд, пытаясь передать его каждому человеку, который купит аромат.

Moscow Glow, MEMO

Создатели этого аромата знакомство с городом явно начали с ночной жизни — в 2007 году в Москве царил гламур. На «Красном Октябре» гремело R’n’B из «Рая», а пожар в «Дягилеве» в 2008-м был расценен как конец света для светских (и не очень) девушек.

В 2020-х пора уже ностальгировать по нулевым — зима, снегопад, яркие огни машин и вывесок, ваше отражение в витринах, гуманный курс валют, танцы до утра и шальные деньги. Казалось, что этот праздник жизни не закончится никогда. В начале вечеринки — ягодный коктейль, а в конце — обязательный шот водки.

Аромат пахнет именно так — ноты терпких красных ягод перемешаны с аккордами алкоголя. Парфюм на любителя, но на коже раскрывается вполне элегантно и уместно (в отличие от коротких топов, слишком больших губ и вызывающе коротких юбок).

Ciel de Gum, Maison Francis Kurkdjian

Больше всего знаменитого парфюмера Франсиса Кюркджяна в Москве впечатлил стеклянный купол ГУМа. В выпущенном им к 120-летию одного из главных магазинов Москвы аромате есть все — и роскошь дорогих бутиков в нотах амбры, и аутентичность Гастронома №1 в аккордах корицы и красного перца, и веселье ярмарки и зимнего катка, которое слышится в розе и жасмине. Через весь аромат проходит нота ванили, что делает его очень стойким, а шлейф — запоминающимся.

Парфюм напоминает ГУМ и тем, что в реакции на него равнодушных нет. Можно влюбиться в сочетание пряностей и древесных нот как в атмосферу, интерьеры и фирменное мороженое, а можно возмущаться цветочными акцентами как толпами туристов и высокими ценами.

Place Rouge, Guerlain

Другой модный дом тоже не оставил без внимания круглую дату ГУМа, но обратился не к самому зданию, а к площади, которая чаще всего ассоциируется у иностранцев с Россией.

Все дело в личных воспоминаниях парфюмера Тьерри Вассера. В 1976 году он впервые приехал в Москву с мамой, ему тогда было 15. В ГУМе он заметил не дефицит, толпу и скрытую от простых советских граждан 200-ю секцию, а много коробочек с духами, на которых были фиалки, гвоздики и ирисы. Когда он вышел на площадь, ему казалось, что эти ароматы остались на нем и его одежде.

Воспоминания о моменте, когда ты был счастлив, перебить невозможно, поэтому и композиция получилась сказочной. С первым вдохом бергамота, апельсина и розмарина входишь через Спасские ворота. Раскрывается аромат фиалкой, гелиотропом и жасмином — утонченная и очень женственная композиция сопровождает по площади в солнечный день и поднимает настроение, заставив поверить в то, что завтра точно все будет лучше (даже если и сегодня все отлично). С базовыми нотами пачулей и белого мускуса доходим до Спасской башни и ждем боя курантов — просто так, на удачу.

Moscow Benjoin 19, Le Labo

В 2013-м, когда Le Labo открыла в Москве свой корнер, парфюмер Франк Фелкл создал сложную, но очень притягательную композицию из кедра, амбры и мускуса. Изюминку добавляют необычные ноты олибанума и бензоина (первая ассоциация — смола). Парфюм получился очень пудровым и достаточно универсальным, хотя Фелкл вдохновлялся не самой счастливой историей любви Анны Карениной и Вронского. Точнее, их первой встречей около поезда «Петербург—Москва». Но вспоминается почему-то не сцена из романа Толстого и не классическая советская экранизация, а фильм с Кирой Найтли и ее пронзительная фраза: «Когда я отослала его, я будто выстрелила себе в сердце».

Le Bolshoi Black Swan, Guerlain

С первого вдоха цитрусовых нот даже у самого отъявленного скептика разыграется воображение — оказываешься в партере Большого театра эпохи конца XIX века, а на сцене прима Пьерина Леньяни первый раз танцует Одетту в новой постановке «лебединой» картины (второй акт «Лебединого озера». — «Москвич Mag») на концерте, посвященном памяти Чайковского.

Когда парфюм раскрывается, отчетливо чувствуется сладкий сандал. Но ощущения приторности нет, его очень удачно оттеняют ноты чая и жасмина. Чего еще в аромате нет — привкуса балета времен 1990-х, когда на него ходили как в песне Сергея Шнурова (ну мы все помним про Глинку и Мариинку).

Запах понравится всем, даже любителям восточных тяжелых нот. Несмотря на вполне базовые компоненты, аромат получился очень непростым и утонченным. Не зря парфюмер Тьерри Вассер был так очарован главной партией лебедя, а Guerlain с 2012 года выпускал целую серию ароматов, посвященных Большому театру. Дизайн флакона разработал сам Габриель Герлен еще в 1908 году. Любить парфюм не обязательно, но попробовать точно стоит (как и сходить на балет в Большой хотя бы раз в жизни).