, 3 мин. на чтение

Женщины страдают без салонов красоты не просто из-за невозможности сделать маникюр или укладку

, 3 мин. на чтение
Женщины страдают без салонов красоты не просто из-за невозможности сделать маникюр или укладку

Человек быстро привыкает к хорошему, и вот мы уже узнаем, что салонам красоты с медицинской лицензией официально разрешили работать всего через несколько дней после запрета, а в YouDo на 40% выросли запросы на домашние бьюти-услуги. По данным исследования РБК за 2019 год, до начала пандемии московские и областные салоны обслуживали около 750 тыс. человек ежедневно.

Дело не только в «красивой прическе», которую «в гробу никто не увидит». И даже не в маникюре. Стричь и пилить собственные ногти не такая уж наука, а волосы можно и просто помыть, не до волос сейчас. Но для подавляющего большинства женщин в России, как и в других патриархальных странах с сильным культом красоты вроде Италии, пара часов в парикмахерском или педикюрном кресле — это благословенное время «для себя», когда можно ни о чем не думать и сосредоточиться только на собственном удовлетворении. Отсюда у многих возникает привязка к конкретному мастеру: найти человека, который ровно подстрижет кончики волос, легко, а вот того или ту, с кем будет комфортно болтать или молчать несколько часов — гораздо сложнее. Дурацкая присказка, что у женщины могут быть десятки любовников, но единственный, кому она всегда будет верна — это ее парикмахер, имеет некоторые обоснования.

Человек, которого мы допускаем максимально близко к себе — к своему лицу, волосам, ногам, рукам — это всегда больше, чем просто некто, оказывающий услугу. Прекрасно понимая это, московские салоны предлагают клиенткам не только непосредственно стрижки-маникюры, но и кофе, шампанское, кино на айпаде; внимательно следят за красотой интерьеров и удобством кресел: салон — это заповедная зона радости. И вот все это у нас отняли. Неудивительно, что хочется вернуть себе эти часы покоя — особенно посреди стресса, который опять же сильнее ударил по женщинам, вынужденным круглосуточно заниматься домашними делами, отвлекаясь разве что на удаленную работу.

Важно и то, что коронавирус не только лишил клиенток этих невинных удовольствий, но и скоро оставит без работы тех, кто эти удовольствия обеспечивал. 30 марта несколько крупных салонных сетей объединились с бьюти-бизнесами поменьше и создали Ассоциацию профессионалов индустрии красоты (АПИК): на правах консолидированной группы они общаются с мэрией и правительством, пытаясь что-то сделать со стремительным обрушением результатов своих многолетних трудов. В АПИК подсчитали, что за месяц простоя рынок потеряет 11 млрд рублей, а если карантин продлится дольше, то под угрозой закрытия окажется 60% заведений. В Москве и области более 250 тыс. человек заняты в индустрии красоты; под угрозой потери рабочих мест, сообщает объединение, находятся минимум 150 тыс. человек. 6 апреля власти Москвы и МО разрешили продолжить работу салонам, имеющим медицинскую лицензию, и оказывать услуги, которые требуют этой самой лицензии: туда входят, в частности, медицинский массаж, инъекции, пилинги и эпиляция. Самые же популярные процедуры — стрижка, маникюр, педикюр и коррекция бровей — медицинскими не являются, а потому все еще запрещены. Кроме того, непонятно, как ходить на эту эпиляцию, если режим обязательной самоизоляции все еще действует, а выходить гражданам можно только в магазин, выносить мусор и на прогулку с домашними животными. Конечно, еще можно выходить за экстренной медицинской помощью при угрозе жизни и здоровью, но то, что здоровью угрожают отросшие подмышками волосы или морщины, объяснить полицейским будет довольно сложно.

Очевидно, что улучшить положение мы сейчас никак не можем — даже если пойти на отчаянную меру по вызову парикмахера домой (это мера, кстати, плохая и небезопасная). Мы с подругами стараемся выбирать другой путь. Одна приятельница закупилась маникюрными девайсами и лампой для гель-лака и учится ногтевым премудростям дома — оказывается, это не так страшно, как кажется. Другая развлекается тем, что осваивает макияжные приемы по туториалам — когда, как не сейчас, научиться рисовать ровные стрелки и открыть для себя блестки — и снимает маленькие видео, разбавляя апокалиптическую френд-ленту в Facebook веселыми постами под энергичную музыку. Третья записалась на онлайн-йогу и раз в неделю танцует по три часа прямо в спальне. Я планирую наконец освоить сложные укладки — когда целыми днями живешь и работаешь в кровати, на первый взгляд кажется, что нет резона мыть голову, но эту зловредную мысль надо гнать от себя подальше. Подруги, которые могут себе сейчас это позволить, поддерживают любимые салоны, покупая депозитные карты и заказывая доставку «средств первой необходимости» — такой вариант, например, есть у сети парикмахерских Birdie. Но главное, на чем мы все сходимся — что нужно обязательно оставлять время для себя. Неважно, какую процедуру выбирать — ванну с пеной, или бьюти-день, когда делаешь сто масок подряд, или многочасовой грим в стиле группы Kiss. Важно, что если сейчас никто не может позаботиться о нас за скромную цену, придется сделать это самостоятельно.