search Поиск Вход
, 2 мин. на чтение

30 лет назад Горбачев объявил об отставке, а над Кремлем впервые был поднят триколор России

, 2 мин. на чтение
30 лет назад Горбачев объявил об отставке, а над Кремлем впервые был поднят триколор России

Возможно, 25 декабря 1991 года было самым тяжелым днем в жизни Михаила Горбачева. Весь предыдущий год он медленно, но неуклонно терял власть. В день католического Рождества ему пришлось поставить последнюю точку в истории своего правления.

Конфликт между союзным центром и национальными окраинами уже в 1990 году привел к тому, что все бывшие республики приняли декларации о суверенитете. Это, впрочем, еще не означало «развода» с разделом тапочек. 17 марта 1991 года был проведен всенародный референдум, и 76,4% его участников высказались за сохранение СССР. Горбачев тоже считал, что Союз надо сохранить. Но против был Ельцин, который к тому моменту уже целенаправленно боролся за пост главы РСФСР.

Краткое «перемирие» между Ельциным и Горбачевым позволило последнему у себя на подмосковной даче запустить так называемый Новоогаревский процесс и на «доверительных встречах» с руководителями девяти республик приступить к выработке нового союзного договора «О союзе суверенных республик». Его подписание было назначено на 20 августа 1991 года, но к этому дню Горбачев был уже таинственным образом «изолирован» на даче в Форосе, а в Москве бушевал путч.

Победа Ельцина над ГКЧП развязала ему руки, и дальнейшие события развивались почти неуправляемо. За семь дней с 20 по 27 августа 11 республик объявили о выходе из СССР. Вскоре прекратила существование Компартия СССР. Большинство союзных органов власти фактически было аннулировано. И все же никто из руководства не решался сказать последнее прости империи Советов.

Решился на последний шаг Леонид Кравчук, после республиканского референдума объявивший о полной независимости Украины. Ельцин заявил, что без Украины сохранение Союза не имеет смысла, и уже 8 декабря Беловежское соглашение о ликвидации СССР было подписано. Соглашение было откровенно неконституционным, а в руках Горбачева находились армия и спецслужбы. Подавить «мятеж» можно было за один день. Весь мир, затаив дыхание, ждал, что предпримет Горби. Но он не сделал ничего. 21 декабря в Алма-Ате 11 республик (кроме Литвы, Латвии, Эстонии и Грузии) подписали протокол к соглашению о создании СНГ, который фактически закрывал путь назад. Горбачев стал президентом фактически несуществующей страны и начал передачу власти.

Ельцин действовал бесцеремонно. Утро 25 декабря началось для Горбачева со звонка жены. Раиса Максимовна кричала в трубку, что люди из хозчасти Кремля требуют от нее срочно «освободить помещение». Горбачеву с трудом удалось уговорить их немного подождать.

Вечером того же дня Горбачев подписал указ «О сложении президентом СССР полномочий Верховного Главнокомандующего Вооруженными силами СССР и упразднении Совета обороны при президенте СССР», а в 19.00 обратился к народу. Его речь представляла собой набор пустых сожалений. Пока он говорил, с Кремля бесшумно спустили красный флаг СССР и так же бесшумно подняли российский триколор. Крушение великой империи СССР произошло так же тихо, как за 73 года до этого после «вагонного» отречения Николая II рухнула Российская империя.

Это событие настолько потрясло мир, что даже у исторических противников Советов не нашлось сил на злорадство. «Запад, может быть, и оплакивает уход великого и самого просвещенного титана в истории, — писала на следующий день The Times о своем любимце Горби, — но, если смотреть из Москвы, господин Горбачев был в лучшем случае бестолковым благодетелем, а в худшем — гангстером старого порядка, у которого не хватило мужества сбить скрипящую, но работоспособную старую систему в форму».

Фото: Юрий Лизунов/ТАСС