search Поиск Вход
, 4 мин. на чтение

«Адекватный страх — хороший друг»: психолог Виктория Дубинская о выходе в город

, 4 мин. на чтение
«Адекватный страх — хороший друг»: психолог Виктория Дубинская о выходе в город

К концу июня Москва вернется к обычной жизни: после непродовольственных магазинов, салонов красоты и других услуг заработают кинотеатры и рестораны. Но страх перед коронавирусом никто не отменял — после почти трехмесячной изоляции многие выходят в город с опаской. Психолог и преподаватель Московского института гештальта и психодрамы Виктория Дубинская рассказывает, как не бояться выходить на улицу и смириться с действительностью с пометкой COVID-19.

Как коронавирус изменил москвичей?

В столице живет много людей с истерическим неврозом: многие получают информацию извне — от друзей, из интернета, СМИ, тем самым закрывая внутреннюю пустоту. Людям с экзистенциальной дырой внутри очень нелегко, когда их в чем-то ограничивают, а режим самоизоляции — сплошное ограничение. Люди с истерическим неврозом замещают обширным информационным полем самих себя, собственное мнение и мироощущение. Когда такие люди осознают свою внутреннюю пустоту, они, во-первых, начинают бояться всего, что происходит вокруг, а во-вторых, воспринимают все ограничения как нападение извне.

В кризисной ситуации невротики пытаются найти поддержку внутри себя, а не могут. Откуда ей там взяться, если все, что в них есть — это проекции внешнего мира? Коронавирус все-таки заставил москвичей оторваться от мнимых проблем и развернул всех в сторону настоящей жизни. Хотя первой реакцией на пандемию было отрицание болезни. Все тщетно искали среди своих знакомых заразившихся, а не найдя, убеждались, что коронавируса нет. На смену отрицанию пришел страх, именно он стал главной эмоцией всей эпидемии. Вспомните, в какой панике люди скупали гречку и как отчаянно сидели дома неделями.

Еще одно последствие режима самоизоляции — это агрессия москвичей. Люди чувствовали себя запертыми в четырех стенах, причем для всех это был не собственный выбор, а принуждение. За принуждением всегда следует раздражение, которое отражается на близких и влечет за собой внутренние протесты, депрессивные состояния и полное отчаяние.

Москва постепенно возвращается к нормальной жизни, но многие до сих пор переживают из-за коронавируса и боятся посещать места с большим скоплением людей…

Страх — одна из самых здоровых человеческих реакций на угрозу. Вопрос лишь в том, реальна угроза или нет. Ситуация с коронавирусом довольно сложная, ведь вероятность заболеть до сих пор очень высокая, число заразившихся растет с каждым днем. Страх перед COVID-19 вполне адекватный, тем более что после отмены режима самоизоляции все снова гуляют по улицам, пользуются общественным транспортом и посещают офисы. В этой ситуации человек без болезненной формы страха попытается максимально оградить себя от болезни с помощью масок и перчаток, также он будет избегать толпы. На этом все.

Из-за затянувшейся пандемии у многих невротическая реакция на COVID-19. После отмены режима самоизоляции некоторые действительно боятся выходить из дома. Люди с паническим страхом могут надеть защитный костюм, но все равно будут бояться заболеть. В этом случае человек не может адекватно оценивать, есть перед ним реальная опасность или нет. Страх сразу рисует картинку. Например: «Я подцепила коронавирус в автобусе, принесла болезнь в дом и заразила своего ребенка, который был в группе риска и впоследствии умер». Когда фантазия рисует самые ужасные развития событий, нужно сказать себе: «Да, такой исход событий возможен, но заболеть чем-то можно было и до пандемии коронавируса».

Коронавирус все-таки заставил москвичей оторваться от мнимых проблем и развернул всех в сторону настоящей жизни.

Адекватный страх — хороший друг, который хочет рассказать нам что-то о самих себе. Наличие этого чувства говорит о том, что у человека есть неукрепленное место. Надо заглянуть вглубь себя и понять, чего именно вы боитесь, стоит задавать себе вопрос: «Что может произойти самое страшное из реального?» Ответ на него ведет во внутреннюю проблему. Например, некоторые люди никогда раньше не осознавали, что боятся смерти, а из-за COVID-19 это поняли. Стоит спросить себя: «Почему я боюсь?» Возможно, из-за страха смерти, потому что прожили скучную жизнь, и когда будете умирать, то пожалеете обо всех нереализованных желаниях. Человека же, который может сказать «Я исполнил все свои мечты или хотя бы часть из них», не преследует панический страх смерти. Вероятно, он тоже боится заболеть, но невротической реакции на происходящее у него нет.

Еще одна проблема, связанная с режимом самоизоляции, — это выработанная привычка сидеть дома. После Второй мировой войны, когда концлагеря освободили и открыли ворота, заключенные не покидали их территории по три дня. Это сила привычки! Они и боялись, и уже привыкли жить в несвободном мире. Людям нужен всего 21 день, чтобы к чему-то адаптироваться. Стоит постепенно привыкать к новым московским реалиям, а не нестись всюду сломя голову.

Некоторые настолько устали сидеть дома на самоизоляции, что превратились в фаталистов: «Если мне суждено умереть от коронавируса, то умру, а если нет, то буду жить. Зачем себя ограничивать и носить маски?»

Скорее всего, так считают молодые люди, которым еще нет 40 лет, ведь это возраст большого здоровья и могущества. Такая позиция — реакция сильного во всех смыслах человека. По статистике чаще всего от коронавируса умирают пожилые люди и те, у кого есть хронические заболевания, именно они в зоне риска, а не 35-летние. Тем, кому за 50 лет, сложнее с такой легкостью относиться к сложившейся ситуации, ведь до сих пор много заболевших и летальные исходы все еще есть. Люди в возрасте, любящие жизнь, сидят дома.

Другая категория людей в принципе устала от всей сложившейся ситуации с коронавирусом и просто перестала бояться.

Плохо, когда страх пропадает от усталости. Во время афганской войны люди тоже уставали воевать, переставали бояться врага, тут-то пуля и клала их на землю. Всегда надо быть начеку. Если нет страха, то нет и природного самоограничителя, а без этого чувства никогда не будешь защищаться от пуль и тем более от коронавируса: не наденешь маску с перчатками.

О чем нужно постоянно помнить в новых московских реалиях, чтобы чувствовать себя комфортно?

Нужно просто быть внимательным и немного прислушиваться к своему страху. Например, после взрыва на «Пушкинской»в 2000 году психологи работали с пострадавшими, которые боялись ездить в метро. Врачи им говорили: «Заходя в вагон, в первую очередь смотрите на людей, каждого осматривайте. Если не видите подозрительных людей, то едете дальше». Именно благодаря внимательности тревога удерживается в контроле. Страх намекает человеку, что рано расслабляться.

Перчаточно-масочный режим сохраняетсянесмотря на отмену самоизоляции. Для многих перчатки и маски — маркеры коронавируса. Как не зацикливаться на этом и вернуться к обычной жизни?

Нужно иметь терпение. Весь мир ходит в масках и перчатках. Со временем все меньше людей будут носить эти маркеры болезни. И это абсолютно нормально: у всего в природе есть начало и конец. Вирус и страх перед ним будут медленно уходить в прошлое. Но первые месяцы после отмены режима самоизоляции нужно быть готовым к тому, что все вокруг будет напоминать о COVID-19.

Фото: из личного архива Виктории Дубинской