search Поиск Вход
, 7 мин. на чтение

«Битого стекла в туфли не сыпали, но каблук могли подпилить» — дрэг-квин Каллиста Блэк

, 7 мин. на чтение
«Битого стекла в туфли не сыпали, но каблук могли подпилить» — дрэг-квин Каллиста Блэк

Гиперсексуальность, подчеркнуто женственные формы (корсет плюс накладные грудь и бедра в совокупности дают неотразимый эффект), яркий макияж и блестки, дорогие парики, авторские костюмы и, конечно, высоченные шпильки отличают дрэг-королев от обычных актеров травести. Поэтому советский теледуэт Маврикиевна и Никитична не дрэг, а вот хабалистая Верка Сердючка с гигантским бюстом — она самая.

Звезда московского клуба «Центральная станция» роскошная Каллиста Блэк (в миру голубоглазый 30-летний красавец Максим Черный) поговорила с «Москвич Mag» о том, в чем разница клубной культуры Москвы и Питера, сколько стоит выход дрэг-артиста на сцену и почему «королевский» сценический образ никак не связан с сексуальной ориентацией.

Расскажите, что вы делаете в гримерке, когда готовитесь к выходу на сцену?

Сначала бреюсь, щетина растет быстро, поэтому мы делаем это прямо перед самым шоу. Потом макияж профессиональным гримом. Процесс может занимать от получаса до трех часов: все зависит от настроения и того, решил ты сегодня сделать просто smoky eyes или что-то посложнее, новое, фееричное. Обожаю всевозможные текстуры, подводки, румяна, но акцент всегда либо на глаза, либо на губы. Грим учился наносить сам (денег на визажиста не было и на курсы тоже), но в итоге все начал делать настолько профессионально, что меня известные марки сейчас зовут проводить мастер-классы по макияжу.

Потом парик. Если честно, я подсел на парики, но это очень дорогое удовольствие. Раньше у меня были парики с AliExpress, иногда у коллег брал, но сейчас покупаю во Франции, там лучше всего делают. Есть одно «но» — парики занимают много места. Раньше я все хранил в клубе, у нас в «Центральной станции» большие гримерки, но после того, как все мои костюмы залило водой после прорыва трубы, решил больше не рисковать и все перевез домой.

И, наконец, костюм. Когда я только начал выступать, образы были скомканными, на выход мог надеть обычные боди и платьишко. Сейчас костюмы шью у портных по своим идеям. Для создания образа вдохновляюсь разными вещами — красивой картиной, мелодией, сочетанием цветов. Дрэг — это образ, от реальных женщин мы берем очень мало, почти ничего, главное — шоу. Но каблуки, парики, накладные бедра и корсет — без них никуда. Неудобно, да, но главное, чтобы картинка была красивой. Кстати, когда я встал впервые на каблуки, оказалось, что мне очень удобно, и это здорово, мы ведь на них не только ходим, но танцуем и прыгаем.

Как вы оказались в дрэг-шоу?

По специальности я менеджер гостинично-ресторанного бизнеса, больше восьми лет отработал в ресторанах, начинал в Коломне, откуда я родом, потом перебрался в Москву. Прошел все позиции, начиная с помощника официанта до бармена и менеджера, и попал в модный клуб «Лондон». Организатор клубных вечеринок в «Лондоне» тогда открывал новый ночной клуб на Красных Воротах и позвал меня туда менеджером. Так я оказался в «Центральной станции». Здесь я был и менеджером, и барменом, и диджеем, но на сцене сам не выступал, хотя в клубе проходили костюмированные шоу, и я их обожал.

Если честно, я никогда не думал, что смогу: я крупный, а еще лет пять назад была мода на маленьких и хрупких травести, и артисты старались максимально быть похожими на девушек. И тут я…  со своим ростом на каблуках больше двух метров. Только когда я стал работать в «Центральной станции» в Санкт-Петербурге (переехал в другой город на пару лет, пожить, попробовать что-то новое), я наконец решился на шоу. «Центральная станция» была лучшим гей-клубом в Питере. После закрытия других клубов к нам часов в пять утра все съезжались на after party. Клуб находится на улице Думской, где куча других заведений: клубы для гопников, для ЛГБТ-сообщества, напротив — «ночные бабочки». Неудивительно, что ранним утром на этой улице частенько бывали серьезные драки, прям месиво. Пару раз я был свидетелем, как наши мальчики-артисты, которые в дрэг-костюмах курили на улице, отдубасили туфлями на каблуках пьяных мужиков, решивших к ним пристать. Этот случай даже в новости попал.

Но скоро мне стало скучно, захотелось развиваться. И вместе с несколькими артистами я сделал Candу Girls Show. Меня никто ничему не учил. Первый раз, когда я вышел на сцену c простым номером, меня трясло. Было жуткое состояние, я не мог ничего взять в руки. Недавно все повторилось во время съемок шоу «Королевские кобры», я не мог в гримерке переодеться, колотила дрожь. Хорошо рядом была подруга, которая мне помогла. После двух месяцев работы на питерской сцене, когда я понял, как устроено шоу, я вернулся в Москву, чтобы уже всерьез заняться созданием образов дрэг-квин. Сейчас я выступаю липсинк, пою под фонограмму, говорить не очень люблю, но приходится. Дрэг-квин не может просто спеть номер и уйти, мы должны шутить, общаться, люди чувствуют энергетику. Чем больше ты проводишь времени на сцене, тем больше развиваешься и тем больше тебя любит публика.

Я никогда не готовлюсь к шоу, даже на тех мероприятиях, где необходимо упомянуть одних, рассказать про других. Если заранее напишу текст — непременно забуду, если выхожу неподготовленным, то все льется как песня.

После номера обязательно иду смотреть на коллег, мне нравится игра зрителя и артиста. Все очень разные, кто-то отличный стендапер, у меня больше красоты в статике. Я никогда не делаю пародий, я не Верка Сердючка. Кстати, питерский депутат Виталий Милонов почему-то Сердючку воспринимает как артиста, а нас нет. Считает, что мы переодеваемся исключительно из-за своих сексуальных предпочтений, хотя среди дрэг-квин немало гетеросексуалов.

Когда я работал в ресторане, что там можно было сделать нового? Ну сезонное меню придумать, но творчества никакого, а здесь не знаешь, в каком направлении развиваться, только успевай — и шоу, и соцсети, и конкурсы.

Откуда появилось сценическое имя Каллиста Блэк?

Зовут меня Максим Черный, поэтому фамилия Блэк пришла в голову сразу, а имя выбирал долго, в голове был образ высокой роскошной богини, хотелось чего-то очень красивого. Вспомнил мифы и легенды Древней Греции, на которых был помешан в детстве: там была Καλλιστώ, девственная нимфа-охотница и спутница Артемиды, которую соблазнил Зевс, а когда бросил, то превратил в созвездие Большая Медведица. Кстати, я единственная дрэг-квин в России, у которой есть сценическая дочь, носящая мою фамилию. Для США такие дрэг-династии распространенное явление. Моя Эрика Блэк очень талантливая, я ее обучаю.

Почему вы решили реализоваться как дрэг-квин именно в Москве?

Москва и Питер — два разных мира. В Москве более требовательная публика, больше возможностей, даже если мы говорим о покупке профессиональной косметики или тканей. Здесь уже сильное влияние западной культуры с ее уклоном не в косплей, а в творчество, поэтому есть запрос на дрэг, а в Питере до сих пор многие мальчики работают как травести, нет роскошного объемного шоу, все скромнее и интеллигентнее.

Коломна город маленький. Как ваши родители и их окружение восприняли, что вы не только гей, но еще и дрэг-квин? Ведь такую информацию в провинциальном городе не утаить.

Мне очень повезло, мои родители хорошо меня приняли и в плане ориентации, и в плане шоу. Я работаю на столичной сцене, и для них это круто. Мама с бабушкой периодически пересматривают фото и видео моих шоу, брат приходит иногда смотреть выступления. Я, конечно, поначалу переживал, как они там, как знакомые и родственники их обо мне расспрашивают, что говорят. Оказалось, что родня подписана на мой инстаграм, они обсуждают, когда у меня новое платье появляется. Я никогда не скрывал своих сексуальных предпочтений, но и не афишировал, с флагами не разгуливал, интимная жизнь — личное дело каждого. Спрашиваю маму, не смущают ли ее разговоры, она говорит: «Нет, ты артист и тебя знает вся Москва». Мне очень повезло. Я знаю случаи, когда очень талантливые артисты уходили из жанра, чтобы не травмировать близких.

С вами стали чаще знакомиться, когда вы стали дрэг-квин?

У меня личная жизнь отдельно, а шоу отдельно. Могу пообщаться с гостями, но не более того, никто со мной специально не знакомится, потому что я в образе. Это просто шоу, роль актера. Когда я только начинал, мне очень нравилось, как меня перестают узнавать знакомые. Сейчас уже узнают и без грима. Летом купил в Коломне маме цветы в магазине, а продавщица мне пишет в инстаграм, как приятно, что Каллиста Блэк у меня купила букет. Как она меня узнала без образа?

Кто основные зрители шоу?

Раньше была только гомосексуальная публика, сейчас кто угодно, от мала до велика. У меня есть друзья, люди в возрасте, супружеская пара, они уже всех своих друзей и даже детей привели на шоу. Девушек среди зрителей много, возможно, они тут от мужчин отдыхают.

Когда начался массовый бум на дрэг?

Буквально года два назад. До этого дрэг-квин были только в клубах, ну и в начале 2000-х по телеканалам мелькала российская Заза Наполи (артист Владим Казанцев). Но потом наступило затишье, ни клипов, ни корпоративов.

А в этом году Настя Ивлеева устроила в Москве шоу «Королевских кобр» с участием дрэг-квин, а за пару лет до того появилась прекрасная девушка Тина, которая собрала по клубам самых ярких артистов и сделала Drag Queen Show House of Tina и стала возить нас по мероприятиям. У нее есть и фрики, и девушки (дрэг-кингз). Но, главное, люди наконец поняли, что это не что-то странное и пугающее, а красивое и интересное шоу. Я был на мероприятии в «Метрополе», на закрытой вечеринке, куда мы с подругой приехали чуть раньше и минут пятнадцать ходили кругами — столько людей хотели сфоткаться со мной. Вокруг было не возмущение, а восхищение: «Как вы роскошно выглядите!» Ну я и правда роскошно выглядел.

Как зарабатывают дрэг-квинз? Сколько вы получаете за выход?

Немного, за один выход — 4,5 тысячи. Но мы, резиденты, работаем постоянно, каждые выходные, а в других клубах такого нет, могут поставить шоу, а могут и нет. Деньги, сами понимаете, небольшие.

Поэтому до недавнего времени я должен был еще параллельно работать, много лет был стилистом магазина Jo Malone London.

Как ни странно, новый источник дохода помогла найти пандемия. После первого локдауна появилось время, я стал активно развивать свои соцсети, не хватало общения со зрителями, вот я и стал развивать тикток и инстаграм, стал писать небольшим фирмам (уходовая и декоративная косметика) с предложением рассказывать о них. А потом подтянулись серьезные бренды с предложениями о сотрудничестве. Я рекламирую блестки (в нашей работе без них никуда), декоративные наклейки на лицо, моя любовь — профессиональная косметика Kryolan, с ними работают все театры Москвы и весь шоу-биз. Есть контракт с парфюмом «Библиотека ароматов».

Есть какое-то российское дрэг-квин-сообщество?

Нет. У нас у всех разные клубы, и все клубы соперничают. Если проводить аналогию с шоу «Королевские кобры», то в каждом клубе свой клубок целующихся змей. Все мило улыбаются, но…  Битого стекла в туфли не сыпали, но каблук могли подпилить, косметику испортить. Это шоу-бизнес, что хотите.

Чего хотите от жизни?

Нести свет в массы, людям и говорить, что такой вид искусства тоже имеет место быть. Ну и из клубов пойти в народ, на телевидение, как Верка Сердючка, только краше.