, 4 мин. на чтение

Экспат Хью Мак Энани: «Хочу открыть в Новой Москве настоящий Irish pub»

, 4 мин. на чтение
Экспат Хью Мак Энани: «Хочу открыть в Новой Москве настоящий Irish pub»

Согласно информации Института социального анализа и прогнозирования (ИНСАП) РАНХиГС, за первое полугодие 2019 года миграционный прирост в стране вырос почти вдвое, зафиксировав десятилетний максимум.

Правда, в Росстате утверждают, что все дело в том, что ведомство получило более точные данные и никакого аномального скачка не наблюдается. И все же число иностранцев, приезжающих на работу главным образом в Москву, растет с каждым годом. Конечно, в основном это жители бывших союзных республик, но немало и представителей дальнего зарубежья, которые не только работают по найму, но, несмотря на санкции, рискуют открыть свое дело в столице. Журналист Мария Ганиянц решила узнать, почему именно Москва стала их новым домом.

Ирландец Хью Мак Эненэй, который уже 12 лет живет и преподает в Москве, встретил русскую жену во Вьетнаме и купил квартиру на Калужском шоссе:

— Квартиру я купил в классном комплексе «Испанский квартал» в Новой Москве. Планирую в следующем году переехать с семьей и открыть рядом с домом настоящий ирландский паб. У меня большой опыт работы в барах по всему миру. Мой первый ирландский бар находился в Нью-Йорке недалеко от Таймс-сквер. Там платили сто баксов в день и в три раза больше чаевыми. Свел знакомство со всеми проститутками и бандитами Манхэттена, в Нью-Йорке хватало всякого сброда. Под стойкой у меня всегда лежали бейсбольная бита и электрошокер. Потом я работал в ирландских барах в Японии и Австралии. Тут тоже есть неплохие заведения, например Silver’s Irish Pub и «Конор Мак Несса», но настоящий Irish pub — это не пиво или виски, а люди, которые там работают. Мы с женой обсуждали, стоит ли купить еще одно жилье или лучше инвестировать в коммерческую недвижимость. Я уже присмотрел помещение. Это перспективный район, он развивается, и место с хорошим крафтовым пивом обязательно будет востребовано. Мой Irish pub будет небольшим и уютным, с музыкантами, фотографиями, флагами, картами Ирландии, сытными блюдами и выпивкой. Эдакий бар для местных, как в сериале Cheers. Я лично знаком с владельцами полдюжины пивоваренных заводов в Ирландии, и тут есть знакомый Дэн Мэдден, который варит свое пиво и управляет пабом и рестораном Dok’n’Dan.

В баре может быть прекрасный сервис, качественная выпивка, но если не будет нужной атмосферы и музыки и бармен не будет разговаривать с клиентом как с близким другом, это не ирландский бар. Я хочу сделать место, где можно ржать до упаду и вытворять всякие глупости, чтобы забыть о проблемах.

Я всю жизнь много путешествовал, объездил весь мир, но про Москву как-то не задумывался. Родился я в Северной Ирландии в 1970 году, недалеко от Белфаста, потом семья перебралась в Дублин. Это было время, когда везде взрывались бомбы, а ирландцы из IRA насмерть бились с англичанами. В десять лет оказался в Чикаго, отец получил там работу в банке, но в 1982-м семья вернулась обратно в Дублин. После школы поработал продавцом, служащим Bank of Ireland, а в 1994-м выиграл в лотерее американскую грин-карту и отправился в Нью-Йорк с конкретной целью разбогатеть. Быстро оказался на Уолл-стрит, правда, работал там продавцом-консультантом в колл-центре и получал всего 2,5 тысячи долларов, так что через год вернулся на родину. Там продавал уличную мебель и мусорки, был коммерческим представителем Израильского посольства, увлекся медитацией и буддизмом, закончил в Дублине Institute of Commercial Management, стал коучем и бизнес-тренером, поработал в масштабном социальном проекте помощи безработным, который запустило правительство Ирландии. При этом много путешествовал: работал продавцом цветов у Сиднейской оперы, торговал всем, от программного обеспечения для компьютеров до приспособлений для барбекю.

Все изменилось, когда в 2005 году отправился в тур по Новой Зеландии и Юго-Восточной Азии. Во Вьетнаме во время экскурсии встретил свою будущую русскую жену. Ольга, которая была в отпуске с родными, почти не говорила по-английски, но меня это не остановило. У нас завязался роман. Я летал в Россию, она — в Ирландию, потом в 2007-м я решил окончательно переехать в Москву, не зная русского и не имея никаких связей.

Я ничего не знал о России, кроме того, что тут пьют водку и живут люди, похожие на Ивана Драго из «Рокки» со Сталлоне. И был очень удивлен, увидев огромный город, очень похожий на Нью-Йорк. Дело не только в масштабе и количестве людей. Большинство москвичей, как и ньюйоркцы, довольно закрыты. Нью-Йорк — жестокий город, он закаляет характер, и в Москве жить совсем не просто. Сначала мне все казались грубыми, никто не улыбался, потребовалось время, чтобы понять, что человек, который все время улыбается, выглядит в глазах москвичей сумасшедшим. Но я же не знал об этом, когда только приехал. Я ни слова не говорил по-русски, зато прекрасно знал английский и быстро устроился преподавателем в BKC International House. Сейчас я учу в двух государственных школах, занимаюсь индивидуально с учениками, озвучиваю курсы для Puzzle English, перевожу кино, организую учебу студентов в Ирландии. А еще в качестве волонтера сотрудничаю с центром «Китеж», который работает с жертвами домашнего насилия, нахожу для них деньги, помогаю с рекламой и пиаром. Если в Ирландии мужчина ударит женщину или ребенка, он окажется в тюрьме, а в России ему ничего не будет, максимум штраф. Я еще помогаю организации, которая сопровождает детдомовцев после того, как они уходят из интерната и получают свое жилье. Как правило, это только стены, но им нужны мебель, подушки-одеяла, шкафы, минимальный ремонт, всех своих соседей на это подсадил. Хотя в Москве люди неохотно жертвуют на благотворительность, ирландцы — другое дело, мы в мире на третьем месте в этой сфере.

Меня радует, как изменился город за те годы, что я здесь живу: улицы стали чище и красивее, пешеходам удобнее. Жаль, конечно, тех, кто потерял работу, когда снесли палатки у метро, но что поделать. И еда мне тут нравится, даже к борщу привык, но вот несколько блюд вызывают содрогание. Я никогда, разве что буду умирать с голоду, не стану есть селедку под шубой и холодец. Еще окрошка, конечно, чертовски странная штука.

Фото: из личного архива Хью Мак Энани