search Поиск Вход
, 5 мин. на чтение

Это мой город: актер Борис Щербаков

, 5 мин. на чтение
Это мой город: актер Борис Щербаков

О тактичных ленинградцах и импульсивных москвичах, о том, что в Москве некогда скучать, и о сегодняшнем городе, в котором комфортно только молодым и сильным, каким он себя и считает.

Мой Ленинград…

Для меня это город детства, а значит, лучший город на Земле. Прежде всего мой Васильевский остров — это порт и все, что с этим может быть связано: романтика морских путешествий, безграничные водные просторы, корабли. Детство я провел именно в портовой части острова и помимо романтики могу сказать, что это был один из самых неблагополучных и криминальных районов — далеко не престижный для жизни: подростки формировали группировки по кварталам — иногда дело доходило до драк, в которых и мне довелось принимать участие. Сейчас многое изменилось: построили новые дома, и наверняка уже нет этих группировок. Но каждый раз, когда оказываюсь в районе порта на Васильевском острове Петербурга, сердце сжимается от воспоминаний о детстве, о семье…

Мои родители познакомились во время блокады, на «Дороге жизни» — зимнем пути, проходившему по льду Ладожского озера. Мама была регулировщицей и стояла с флажками, показывая направление движения, а отец, водитель грузовика, проезжая мимо, решил, что они обязательно должны познакомиться.

Ленинградцы и москвичи…

Отличие ленинградца от москвича прежде всего в том, что ленинградец всегда тактичнее и заранее продумывает то, что хочет сказать, в то время как москвич более импульсивен и в речи, и в поведении. Ну и еще можно сказать, что Москва как плавильный котел вобрала в себя людей из самых разных концов страны. Зачастую москвич — это тот же ленинградец, но переехавший в Москву.

Переезд в Москву…

В Москве я оказался, когда поступил в Школу-студию МХАТ. Для меня это было уже зрелое и продуманное решение, так как к этому моменту я уже снялся в главной роли в кино (это был фильм «Мандат») и отучился какое-то время в Ленинградском институте культуры им. Крупской на режиссерском факультете, где я и понял, что именно поступление в Школу-студию приоритетно для меня. Когда я приехал в Москву поступать, оказалось, что в этом году график экзаменов изменился и они уже закончились. Поэтому, понимая, что терять нечего, я вбежал в аудиторию, где сидела комиссия, заорав: «Пал Массалыч, я хочу у вас учиться!» Это я отчество Массальского с его фамилией так ловко перепутал. Но ему, видимо, понравилось мое юношеское безрассудство — он позволил мне прочитать программу и принял меня. Так я и оказался в Москве.

Более того, из-за суматохи и неразберихи в общежитии мне дали неправильный номер комнаты — когда я зашел туда, то увидел невероятной красоты девушку, которая испугалась и сказала, что тут уже живет она. Я не нашел ничего лучше, чем сморозить глупость и ответить: «Давайте жить вместе». И знаете чем это все закончилось? Мне, конечно, потом сказали правильный номер комнаты и поселили с другими парнями-студентами, но сейчас я действительно живу вместе с той самой очаровательной девушкой, потому что ей оказалась студентка Татьяна Бронзова, с которой мы поженились спустя несколько лет после этой первой встречи.

Конечно, первые годы учебы было сложно и открывать для себя город было просто некогда: в Школе-студии студентов загружают на полный день, а по ночам я еще и подрабатывал уборщиком на станции метро «Проспект Маркса» (теперь «Охотный Ряд»), так что скучать было некогда. За несколько лет Москва захватила меня своим темпом, ритмом, возможностями.

Московские адреса…

В основном жизнь в Москве у меня связана с центром, но наша с Татьяной и тогда трехлетним сыном первая отдельная квартира была в районе Марьиной Рощи, откуда все равно до центра рукой подать. Да и радость от получения своей жилплощади после нескольких лет общажного и коммунального быта превышала все транспортные неудобства.

Сейчас я предпочитаю проводить свободное время за городом, где на свежем воздухе занимаюсь своим любимым хобби — резьбой по дереву.

Моя Москва…

Дмитровский переулок — мой первый адрес в Москве, где находилось то самое общежитие, в котором мы познакомились с моей будущей женой, а потом там же и отпраздновали свадьбу.

В проезде Художественного театра (сейчас — Камергерский переулок) столько лет было отдано служению во МХАТе под руководством Ефремова. Олег Николаевич был близким другом всей нашей семьи и именно он был для нас МХАТом, поэтому, когда его не стало, мы с Татьяной ушли из театра.

Как развивается город…

В сегодняшней Москве многое поменялось: местами стало красиво и удобно, местами посещает тоска по ушедшему прошлому.

Конечно, раньше было здорово — можно было кидать машину где угодно и бежать заниматься своими делами, но понимаю, что я не единственный автомобилист в городе, поэтому проблему забитых машинами улиц пришлось цивилизованно решать. Хотя я до сих пор не до конца освоил все эти телефонные способы оплаты парковки — часто приходится звонить сыну за помощью.

Как раз это и беспокоит, что современная Москва во многом ориентирована на молодых, здоровых и сильных (скажу по секрету, я себя до сих пор таким и чувствую, но иногда бывает сложно догонять технологии).

Сериал «Обоюдное согласие» как опыт работы с Валерией Гай Германикой…

Подход к съемкам Валерии Гай Германики можно назвать авангардным. У меня более 200 фильмов и сериалов — такого метода работы я еще не встречал. Рассказывать чужие ноу-хау я не вправе, но могу поделиться, что сначала это было сложно и процесс притирки занял какое-то время, но в конце концов наши усилия были вознаграждены результатом, которым я как профессионал остался доволен. Надеюсь, что Валерию Гай он тоже радует и мы еще пересечемся на съемочной площадке.

Мой герой — резкий, жестокий, властный, обозлившийся и упертый мужчина. Сложно сказать, почему он таким стал. Стоит подумать, какой была его история жизни — что из этих качеств пришло к нему в процессе, а что было с ним, возможно, с самого начала. Для себя у меня был готов вариант биографии, где герой с рождения был в среде, которая создавала подобный характер, воспитывала его жестоким, а дальнейшая тяжелая жизнь закрепляла эти навыки. Ведь и по тому, каким вырос его сын, сложно назвать моего героя идеальным отцом. Конечно, себя я никак не отождествляю с ним: не считаю себя резким, жестким и озлобленным. Надеюсь, для моих близких я тоже не стал таким, хотя некоторая упертость — неотъемлемая часть моего характера, да и поворчать иногда я могу.

Как я отношусь к основной проблеме сюжета сериала «Обоюдное согласие»? В последнее время часто поднимаются вопросы о сексуальном насилии, в том числе произошедшем когда-то в прошлом, когда зачастую жертва была настолько запугана возможными последствиями для себя, что боялась кому-то рассказывать. И сейчас пережившим такой ужас бывает сложно признаться в произошедшем, особенно когда в роли насильников выступают влиятельные персоны. К сожалению, насилие в мире набирает обороты, поэтому нам всем прежде всего важно оставаться людьми — быть внимательными друг к другу, стараться помогать и не оставлять жертву наедине с проблемой.

«Обоюдное согласие» уже на Kion.

Фото: предоставлено пресс-службой Киона

Подписаться: