, 2 мин. на чтение

Это мой город: актер и автор романа «Дни Савелия» Григорий Служитель

, 2 мин. на чтение
Это мой город: актер и автор романа «Дни Савелия» Григорий Служитель

О мистике Яузы, ирреальности Немецкой слободы и надежде на перестройку Нового Арбата.

Я родился…

На улице Окской в районе Кузьминки. Недавно поселился на Бауманской, в районе Немецкой слободы.

Мои любимые места в Москве…

Я человек, для которого «место» означает очень и очень много. Так вышло, что район Бауманской стал для меня дорогим и близким задолго до того, как я в него переехал. По стечению обстоятельств район Басманных, которые я описывал в своей первой книге, теперь стал мне родным. Так что это очередной повод задуматься о таинственном тождестве творчества и жизни.

Любимых мест очень много. Наугад выберу три. Сыромятнический шлюз. Это удивительной красоты сооружение. Я подробно описал это в своей книге «Дни Савелия». Все, что связано с Яузой — это поэзия и мистика. Если, как верили греки, ручьи и деревья имеют души, то душа Яузы живет где-то в шумных волнах Сыромятнического шлюза.

Храм Вознесения на Гороховом поле. Около него проходила дорога, по которой Алексей Михайлович отъезжал на охоту. Все здесь как будто отжившее и ирреальное. В Немецкой слободе я особенно сильно чувствую движение (или, наоборот, неподвижность) времени. Именно здесь чувствуешь, что время — большая иллюзия.

Переулки вокруг храма Святой Екатерины на Всполье. Ордынка, Полянка и Пятницкая, как и Басманные улицы, — места, где селились преимущественно иностранцы. Но почему-то именно эти районы сейчас связаны для меня с чем-то самым московским.

Я люблю гулять…

В общем-то, гулять по Москве — мое любимое занятие в жизни. Например, от Аптекарского, через Доброслободскую и Старую Басманную до Покровки, потом в Потаповский, через Кривоколенный на Мясницкую, через Лубянку, по Никольской, Варварке и по мосту в Замоскворечье. Наблюдая за неподвижными местами, улицами и домами, легче оценить изменения в себе. И вообще — ходьба сосредоточивает внимание и заостряет мысль.

Я не люблю…

В целом, несмотря на то, что меня, как и многих, раздражали бесконечные работы по «благоустройству», не могу не заметить, что Москва преобразилась. Цветы и скамейки — это прекрасно. Гораздо лучше стали обстоять дела с транспортом. Из минусов — бездумное уничтожение памятников культуры. Это грустно. Самое уродливое, что есть в Москве, появилось 50 лет назад — это Новый Арбат. Я его терпеть не могу. Хочется верить, что со временем его полностью перестроят.

Фото: Наталья Зыкова