search Поиск Вход
, 5 мин. на чтение

Это мой город: актер и режиссер Филипп Авдеев

, 5 мин. на чтение
Это мой город: актер и режиссер Филипп Авдеев

О босяцкой Астраханской бане на проспекте Мира, где можно увидеть настоящую Россию, и о премьере спектакля «Страх и отвращение в Москве».

Я родился…

В Москве. Родители были совсем молодые, налаживали быт, и меня отвозили к бабушкам в Набережные Челны и Ульяновск.

В детский сад пошел уже в Москве. Мы жили в Замоскворечье, на Павелецкой, в бывшей коммуналке.

В детстве наш район казался опасным, дерзким, было много гопников. Помню, возле метро стоял зеленый павильон, где тусовались бомжи. Рядом стояла машина, «девятка» или «Жигуль». Однажды увидел открытый багажник, а там лежали биты, цепи.

В нашем дворе собирались серьезные ребята, устраивали «стрелки», разводили костры, сжигали одежду. Потом каким-то образом все это исчезло.

Сейчас я живу…

Четыре года снимал квартиру на проспекте Мира, в районе, который до этого не очень любил. Как только поселился там, открыл потаенные места, и отношение к проспекту Мира поменялось.

Но недавно вернулся в Замоскворечье и теперь живу в местах своего детства.

Люблю гулять в Москве…

Если идти не проторенным маршрутом от метро до дома, а сворачивать в переулки, в любом районе можно найти классные места. В Замоскворечье нахожу неожиданные вещи: иду и вдруг вижу сохранившуюся деревянную постройку.

Мне нравятся набережная, мелкие переходы, улицы между Новокузнецкой, Полянкой, Третьяковкой, Кадашами.

Мой любимый район в Москве…

Люблю специально заблудиться в районе Китай-города, Чистых прудов, Цветного бульвара и там обнаружить ранее неизвестные мне закоулочки.

Мой нелюбимый район в Москве…

Почему-то Тульская с ее очень странной движухой. Все куда-то несется, будто какой-то автобан, и нет ощущения района. А еще этот гигантский дом-корабль с мелкими окнами и Даниловский рынок, ставший местом, куда люди приезжают поесть.

Не очень люблю Киевскую. Почему — не знаю, наверно, из-за огромного торгового центра. Шумно, постоянно драки какие-то, атмосфера вокзальная.

Любимые рестораны…

Люблю Центральный рынок, где большой выбор на любой вкус. Нравится бар Mollusca с разнообразием морепродуктов, ресторан «Горыныч», если хочется русской кухни. На Пятницкой обнаружил японский бар Hachiko. Там безумно вкусно и уютная атмосфера. Теперь часто туда хожу, и официанты, молодые ребята, меня уже встречают: «О, здорово, что вы пришли!»

Место в Москве, в которое все время собираюсь, но никак не могу доехать…

Всегда хотел попасть в Планетарий, но так до сих пор туда и не попал. Его купол хорошо виден с Садового кольца. Мне нравятся космические темы.

Главное отличие москвичей от жителей других городов…

Все размыто, особенно в Москве. Москвичи суперразные.

Город все поглощает, но ощущения, что что-то отдает, нет. Москва сейчас как Вавилонская башня, черная дыра, средоточие проявлений и культур. Появились разнообразные рестораны, индийские, йога-центры и тому подобное, но ничего самобытного в Москве нет. Что тут всех связывает? В этом проблема.

Все сидят в какой-то скорлупе и лишь иногда, когда бесстрашные люди вдруг выходят из нее, создают нечто, и все удивляются: «О! Событие!»

Интересно за этим наблюдать.

В Москве лучше, чем в мировых столицах: Нью-Йорке, Берлине, Париже, Лондоне…

Мегаполисы и центры силы все примерно одинаковые. Понятно, что у каждого города свое сердцебиение. Москва и Нью-Йорк по частоте ударов в чем-то совпадают. Берлин и Париж города с другим ритмом.

В Москве за последнее десятилетие изменилось…

Москва европеизировалась. Лет десять назад павильоны и ларьки окутывали город флером пережитков 1990-х, неприкрытой бедности, незавуалированной грязи.

Теперь это все убрали и положили косую плитку, которую уже все протроллили. Попытались сделать нечто похожее на вычищенный город, но наша безалаберность так никуда и не ушла. Эти ларьки перекочевали в неровную плитку.

Любой европеец скажет: «О! Нет ларьков! Как в Европе». А потом добавит: «Хм, неровная плитка! Не как в Европе». Вот и все.

Хочу изменить в Москве…

Изменил бы ценовую политику. Квартира в центре Санкт-Петербурга, трехкомнатная, с эркерами, четырехметровыми потолками, с невероятной красотой, стоит в три раза дешевле московской двушки в панельном доме. Меня это поражает.

Это большая боль нашего поколения. Мы все, даже те, кто зарабатывает нормальные деньги, немного жильцы апартаментов: вот ты работал десять лет и сейчас отдашь все деньги, чтобы у тебя было тупо место, где жить. Ситуация, конечно, печальная.

Если бы в Москве решился вопрос с ценами на жилье, мы бы могли получать удовольствие от жизни, а не наскребать копейки.

Мне не хватает в Москве…

Природы, зелени, парков, мест, где нет машин.

В Москве меня можно чаще всего застать кроме работы и дома…

Обожаю бани. Два года назад понял, что должен найти общественную баню. Провел рейд в поисках лучшей. Открылось космическое пространство: сколько бань в Москве!

Конечно, я бывал в Сандунах, но в моих топах — Астраханская баня на проспекте Мира. Очень жесткая, босяцкая баня, где собираются серьезные дяди. Туда еще мой отец ходил, когда в институте учился.

Это нереальное наблюдение за людьми. Специально хожу туда один, чтобы посидеть и послушать разговоры обо всем, от политики до расставаний с женой. Уши, конечно, закручиваются в трубочку, но там, за водкой и селедкой, а не на Патриарших прудах, я вижу нашу Россию.

Мои планы…

Минувший год дал нам всем понять, как сложно что-либо планировать, но верим, что сможем вырулить на какие-то большие проекты.

15 апреля выйдет фильм «Чернобыль», который снял Даниил Козловский. Премьера должна была состояться прошлой осенью, но перенеслась. Теперь картина выйдет к годовщине трагедии.

«Страх и отвращение в Москве»…

Премьера этого спектакля в «Гоголь-центре», надеюсь, будет в конце апреля.

Когда вдвоем с драматургом Егором Прокопьевым писали текст, отталкивались от «Страха и отвращения в Лас-Вегасе» Хантера Томсона. Но это не инсценировка романа.

Это результат наших личных гонзо-журналистских наблюдений за городом, собирательный образ того, что вызывает отвращение в этом городе. Мы провели исследование, собирали материал, ходили на гламурные вечеринки, в бани, бары.

Публику ждет большой трип, драматургическое повествование, психоделическое и рваное. Жанр гонзо подразумевает ситуацию, при которой зритель не всегда понимает, где вымысел, где правда, и мы с удовольствием введем его в заблуждение.

Я выступаю как режиссер спектакля. Как актер появлюсь в трех фрагментах. Играть буду самого Хантера Томсона, который, как некое сновидение, является к главному герою.

Главных героев будет два, журналист и некий фрилансер, которые попадают в разнообразные обстоятельства. Их играют Саша Горчилин и Вася Михайлов из «Мастерской Дмитрия Брусникина».

Из приглашенных актеров сердце нашей суперкоманды — Владимир Епифанцев, за которого я долго боролся. Еще будет играть Савва Савельев. Он художник, но не все артисты так, как он, быстро схватывают материал.

Пригласили танцовщицу Настю Вядро.

Мы осознанно с Кириллом Семеновичем Серебренниковым решили собрать команду из разных людей, чтобы появилась третья энергия, которой в театре давно не было. Получился интересный пазл, где все правильно друг друга дополняют.

Фото: из личного архива Филиппа Авдеева