search Поиск Вход
, 7 мин. на чтение

Это мой город: актриса Марина Зудина

, 7 мин. на чтение
Это мой город: актриса Марина Зудина

Об аварии, в которую попала на Тверской, о радушных москвичах и холодных петербуржцах, о нетрезвом Человеке-чебуреке на Чистых прудах и о премьере третьего сезона «Содержанок».

Я родилась…

В Москве. Папа, окончив журфак МГУ, отправился по распределению в Инту, но мама, уехавшая после окончания Гнесинского училища вслед за ним, вернулась домой, чтобы родить меня здесь. А после, оставив меня бабушке, снова поехала к отцу, который работал в том северном городке в редакции газеты «Искра». Росла я у бабушки на улице Подбельского. С самого детства была довольно самостоятельной: ключ на веревке на шею — и во двор. Главное, что было во дворе, — качели; всегда обожала на них качаться. А когда спустя много лет родились дети, у меня вновь появился аргумент пристроиться рядом с ними и покачаться, потому что качаться одной мне было неловко. Тогда еще во дворе были качели-балансиры, сейчас их практически не осталось, но в моем детстве на них с удовольствием забирались даже взрослые. Приходя домой со двора, я слушала бесчисленные пластинки, которых дома всегда было очень много. А запах моего детства — тот, который всегда был дома, — запах пирожков.

Потом, когда мне было семь, бабушка умерла; я к тому времени уже жила с родителями на Преображенке, там же пошла в школу и уехала оттуда лишь в 28.

Всегда любила гулять…

В детстве моим парком были соседние Сокольники — до них была всего остановка на метро. Мне очень нравилось, что этот парк одновременно оставался и лесом, но при этом был и весьма облагорожен — тропинки, все ухоженное. Гулять в детстве и юности я любила как с подругой, так и одна. После, увлекшись психологией, я узнала, что умение проводить время с самим собой — признак самодостаточной личности. Я с детства умела быть с собой наедине и никакого одиночества при этом не ощущала.

Меня всегда спрашивают, как я поддерживаю себя в такой хорошей форме. Это все пешие прогулки — по-прежнему очень люблю гулять по городу. Еще в студенчестве могла пройти от Чаплыгина до Собиновского переулка, где находилось основное здание ГИТИСа. А во время самоизоляции я открыла для себя новый парк в совершенно неожиданном месте — около ТЦ «Авиапарк». Замечательный парк! Я даже дочери рассказала про него, и она теперь ездит туда кататься на самокате. Кстати, мне эта мода очень нравится — и Павел купил себе самокат, и Мария катается с подружками по Патриаршим прудам. Это так здорово!

Первая квартира…

Мне всегда очень хотелось купить свою квартиру и начать жить отдельно. Вопроса, где именно, даже не стояло. Где выделят, там и будешь. Когда я пришла в отдел по распределению жилья, то уже была довольно известной актрисой, поэтому попыталась объяснить, зная, что мне выделяют где-то за Медведково, что у меня поздно заканчиваются репетиции, и мне страшно ездить одной на окраину, тем более что от Медведково надо было добираться еще несколько остановок на маршрутке до дома. На что мне женщина, занимавшаяся моим вопросом, ответила: «И что? Я тоже заканчиваю поздно, и мне страшно, хотя я и живу на улице Воровского». Тогда я поняла, что квартиры у театра мне не видать. Но в итоге все вышло так, что свою первую квартиру я купила на «Бауманской».

Сейчас живу…

На Соколе. Мне очень важно, чтобы не только квартира была красивой, но и сам дом поддерживался в надлежащем состоянии — мрамор, цветы, консьержная служба, парковка, спортивный клуб. Когда мы с Олегом Павловичем выбирали квартиру, то смотрели, чтобы при доме была еще и огороженная территория — дети могли безопасно гулять сами. И Маша в тот момент училась в Британской гимназии рядом, было удобно, а сейчас она перешла в частную «Хорошколу», которая, в общем-то, тоже поблизости (мне, кстати, очень нравится система, когда ребенок сам выбирает профильные и второстепенные предметы — прекрасно, что у нас появились подобные школы). А еще в соседнем с нами подъезде живут мои родители, что также крайне удобно. Но не исключаю, что когда Мария вырастет, то я перееду куда-нибудь в центр и буду везде ходить пешком. Но тогда, в момент покупки квартиры для жизни с детьми, в центре сложно было найти дом, который бы соответствовал нашим критериям.

Я помню время, когда Москва была темной…

В какой-то момент, в 1990-х, город плохо освещали — даже центральные улицы были темными, зато тогда зима была зимой — сейчас мы всегда, кроме лета, живем в межсезонье. Помню, гуляла по Тверской, шел крупный снег, тускло светили фонари, и я, уже выезжавшая на гастроли за границу, поняла — все будет хорошо. И правда, сейчас город светится, он всегда украшен. Мне не всегда нравится как, но постоянное ощущение праздника присутствует.

Москва изменилась…

Такси стало доступным транспортом. С тех пор как я попала в аварию, не сажусь за руль вовсе. Я, уставшая после репетиции, задним ходом выехала на Тверскую, которая чудесным образом оказалась в ту секунду пустой. Точнее, ехала лишь одна машина, из которой выскочила молодая девушка и практически руками затормозила меня. Потом оказалось, что эта девушка, спасшая мне жизнь, — участница нашей сборной по фехтованию, которая на тот момент совсем недавно выиграла чемпионат мира. Так и не понимаю, как все это произошло, но теперь езжу либо с водителем, либо на такси. И мне очень нравится, что вызвать такси стало так просто и дешево. В мое студенчество, когда я вечером без задних ног выходила после репетиций, доехать с Чистых прудов до дома, на Преображенку, стоило рубль (на эти деньги я могла питаться весь день, а средняя зарплата была 130 рублей); сейчас все иначе — когда Мария стала постарше, она сама, без моего участия, вызывает себе утром такси и недорого едет в школу. Это очень удобно, тем более что приложение привязано к моей карте. А из школы ее уже забирает водитель.

В Москве меня беспокоит…

Мы с Олегом Павловичем очень любили после спектаклей заезжать в Елисеевский гастроном. Потом на Тверской запретили парковку — тогда водитель высаживал нас и кружил по району, пока мы были в магазине. Из-за отсутствия парковки посетителей становилось все меньше, да и мы сами потом совсем перестали туда заезжать из-за этих неудобств. И я знаю: то, что посетители не могут оставить машину вблизи, — проблема практически всех магазинов на Тверской — ведь далеко не каждая девушка готова бегать с пакетами на высоких каблуках от магазина к магазину вверх-вниз; из-за этого многие обанкротились и закрылись. Я не против платных стоянок — если мне нужно попасть к моему мастеру на укладку в определенное время, то я, не думая, заплачу за стоянку столько, сколько надо. Но можно хотя бы по выходным что-то менять.

Москвичи в отличие от петербуржцев…

Более открытые и радушные люди. Петербуржцы — хотя коренных после блокады уже практически не осталось — чувствуют некую свою эксклюзивность и избранность. Они, как мне кажется, немного холоднее, чем мы; москвичи же открыты ко всем, кто приезжает в наш город.

Любимое место…

Я очень люблю Красную площадь и ГУМ: там всегда ощущение праздника. ГУМ — отдельный мир, где есть все: магазины, мороженое, фонтаны, банкоматы, ресторан, столовая — что угодно на любой бюджет. А играющая, будто из 1960-х, музыка дарит ощущение надежды; кажется, что мы в оттепели и все впереди.

Да и наши друзья Bosco там; они именно настоящие друзья, которых после ухода Олега Павловича оказалось не так много. У нас с детьми даже есть шуточный документ — паспорт друзей компании Bosco. Я знаю, что когда бы ни пришла туда, мне будут рады, как и Паше с Марией, вне зависимости вместе мы или по отдельности.

Еда…

Мне очень нравятся разные рестораны; любимые — Black Thai, «Dr. Живаго», вообще рестораны Александра Раппопорта, а еще нравится «Турандот» на Гоголевском, и то, что делает Аркадий Новиков, и некоторые рестораны Ginza Project, особенно в Питере. Но совершенно недавно я попробовала здесь, в Москве, уличную еду, которая в студенческие годы не вызывала у меня никакого доверия: все постоянно травились. А когда мы с Олегом Павловичем и Павликом жили в центре, то по Покровке ходил человек в костюме Чебурека — о нем, кстати, Паша вспоминал в интервью для этой же рубрики, — костюм этот был засален, а человек — нетрезв. Я все беспокоилась, что он вывалится на проезжую часть, и его кто-то собьет. В общем, все это никак не вызывало аппетит. Поэтому единственное, что я пробовала из подобного, — «Макдоналдс» и то в Америке. Когда мы ездили в Штаты на гастроли, то, выбирая между новой парой джинсов, которую можно привести домой, и хорошей едой в поездке, предпочитали первое. Так вот, недавно, попав в кулинарию «Твоего дома» около «Крокуса», взяла там шаурму и впервые попробовала ее. Она была такой вкусной — с курицей, солеными огурцами и невероятным соусом, — но настолько большой, что я не смогла ее доесть до конца! В следующий раз специально поехала в этот магазин, чтобы привезти шаурму Марии — ей тоже очень понравилось.

Главные люди моей Москвы…

Это далеко не политики — даже не хочу в это лезть, — а люди, которые делают что-то по собственной инициативе. Например, наш друг Михаил Куснирович (основатель Bosco di Ciliegi), который каждый год проводит в Москве фестиваль «Черешневый лес». Сколько всего мы высадили по Москве благодаря Михаилу Эрнестовичу! И, конечно же, Олег Павлович, который оставил после себя помимо ролей и учеников много материального: театр на Чаплыгина, во дворе которого благодаря Олегу Павловичу появились скульптуры великих российских драматургов Розова, Вампилова и Володина; там же, на Чаплыгина, Московская театральная школа; новое здание театра Табакова на Малой Сухаревской площади; мастерские театра на Ижорке и мастерские МХТ; памятник Немировичу и Станиславскому в Камергерском переулке; филиал МХТ, от которого отказалось новое руководство театра…  Но здание же есть, а значит, там точно кто-то будет играть!

Премьера третьего сезона сериала «Содержанки» на Start…

Над этим сезоном работал новый режиссер — Юрий Мороз. Это совсем новый подход — более прагматичный и творчески аскетичный, но при этом крайне профессиональный. Работа была совсем другой, Юрий направил эту историю в детективное русло.

В новом сезоне у меня появилась новая партнерша — Виктория Толстоганова. Она сыграла психолога, к которому обращается моя героиня Мила, чтобы разобраться в себе — понять, как дальше жить, ведь ее жизнь круто поменялась. Мне, кстати, культура посещения психологов не очень близка — я прочитала много книг по психологии, поэтому сама себе помогаю или звоню тем, кого лично знаю и кому доверяю. Мила, как и я, сильная, но ей нужна помощь со стороны.

Когда-то «Содержанки» стали для меня проектом, который помог мне справиться с моими проблемами и болью после ухода Олега Павловича. Мы проходили этот путь с Милой вместе — она свой, я свой. Как это делает она, можно будет увидеть в новом сезоне. А самой мне интересно посмотреть, чем закончилась детективная линия — в какой-то момент на съемках я перестала успевать за ней следить. Признаюсь: смотреть по одной серии в неделю для меня мука, поэтому посмотрю новый сезон сразу весь, когда он уже выйдет на Start целиком.

Премьера «Содержанок-3» на Start состоится 10 июня.

Фото: предоставлено PR-службой Start