, 1 мин. на чтение

Это мой город: Андрей Макаревич

, 1 мин. на чтение
Это мой город: Андрей Макаревич

О невозможности прогулок по Москве, потому что люди таращатся, и о городе как о «машине для жилья», которая не может не обновляться.

Я родился…

В Москве. Детство провел в коммунальной квартире на Волхонке, в доме, некогда принадлежавшем князьям Волконским, напротив Музея изобразительных искусств им А. С. Пушкина. Позже семья переехала в отдельную квартиру на Комсомольском проспекте.

Сейчас я живу…

За городом, в поселке Павлово на Новорижском шоссе. Я уже лет двадцать пять не живу в Москве.

По Москве гуляю…

Гораздо реже, чем хотелось бы. Люди все-таки таращатся. Мне это очень быстро перестает доставлять удовольствие.

Мои любимые места в Москве…

Это Неглинка, Кузнецкий Мост, Пятницкая, маленькие переулочки вроде Кадашевского. Люблю прогуляться вокруг старой Третьяковки. Это связано с тем, что там была моя школа. Люблю Кузнецкий Мост — там находится Московский архитектурный институт, который я окончил.

В ресторанах…

Я бываю гораздо реже, чем вы думаете. Для меня ресторан — это место, где хорошо готовят. А лучше всего готовят дома.

От Парижа, Лондона и Берлина Москву отличает…

Своя аура, энергетика. У Москвы она особенная. Я родился здесь, знаю этот город, и его аура мне близка.

Изменений в Москве…

Очень много, но к этому я отношусь достаточно спокойно. Потому что мы же не можем жить в музее. Город — это живой организм, «машина для жилья», как говорил Ле Корбюзье, и он не может не обновляться. Москва никогда не была единым архитектурным ансамблем, как, скажем, Питер. В Питере гораздо сложнее мириться с какими-либо изменениями, потому что там есть, как в Париже, общий архитектурный замысел. А Москва вся состоит из кусочков, поэтому изменения здесь воспринимаются не так болезненно. Нельзя делать что-то новое, не убирая старое. Поэтому снос каждого старинного здания нужно рассматривать отдельно.

Мне хотелось бы…

Чтобы в Москве было меньше пробок. Платные парковки эту проблему не решают. Но не будем наивными: отсутствие пробок в Москве — мечта, которая никогда не осуществится. Это не лечится.

В июне к 50-летию создания группы вышла книга «Машина Времени. Полвека в движении. Настоящая история главной рок-группы страны», написанная журналистом Михаилом Марголисом при активном участии самой группы.

Фото: mashina.ru