search Поиск Вход
, 4 мин. на чтение

Это мой город: фотограф Сергей Борисов

, 4 мин. на чтение
Это мой город: фотограф Сергей Борисов

О времени, когда креветки только входили в советский рацион, плохом озеленении Москвы, о тополях, так и не уничтоженных мэром, и о своей новой выставке в галерее Ruarts.

Я родился…

В Москве, напротив Рижского вокзала, в уже не существующем Водопроводном переулке. Это была окраина Москвы. На этом месте, между 1-й Мещанской улицей и железной дорогой, потом построили Рижский рынок.

Наш трехэтажный кирпичный дом был маленьким по нынешним понятиям, но рядом стояли дома еще меньше — деревянные, двух-, трехэтажные. Еще до революции в доме была проведена канализация, и позже, хорошо помню, как это было, провели газ.

У Владимира Высоцкого, нашего соседа, с которым мы общались, есть песня «Баллада о детстве». Как будто она про меня написана. Мы тоже собирались во дворе и дрались на деревянных саблях.

А потом, когда мне исполнилось пятнадцать, мы переехали в пятиэтажку, на улицу Королева, в трехкомнатную квартиру.

Когда я женился на дочери бельгийского дипломата и у нас уже родились двое детей, снимал квартиру в том же районе.

Потом купили квартиру в проезде Шокальского, в Медведково, у черта на куличках.

Чтобы улучшить наши жилищные условия, я был готов уже кому-нибудь дать взятку, но женщину, которая могла бы нам в этом помочь, к тому времени посадили за взятки.

Сейчас я живу…

В 1991 году я переехал на Большую Дорогомиловскую улицу, где и живу сейчас. Мне повезло, потому что тогда не все то, что хочешь, можно было купить. В обменном бюро работала знакомая женщина, она и помогла купить эту квартиру, хозяева которой выезжали в Израиль.

Помню, что, живя еще на улице Королева, когда мне было лет двадцать, с друзьями ездил в пивной бар «Сайгон» на Можайском Валу. Это был примерно 1969 год. В советском рационе только начинали появляться креветки. Тогда мы еще посещали кафе «Хрустальное», которое теперь напротив моего дома, но в те времена мне и в голову не приходило, что когда-нибудь буду жить рядом.

Люблю гулять в Москве…

В Москве особо не погуляешь. Но мне нравятся бульвары. Неподалеку от моей мастерской на Знаменке есть замечательный Гоголевский бульвар. Впрочем, все бульвары замечательные.

Мой любимый район в Москве…

Мне очень нравится тот район, в котором живу. Здесь все очень удобно, можно ходить пешком. К счастью, мои окна выходят в зеленый двор, а не на оживленную трассу.

Мой нелюбимый район в Москве…

Все окраины нелюбимые, особенно на северо-востоке, хотя ненавидеть их повода нет — я в них не бываю.

Главное отличие москвичей от жителей других городов…

Москвичи, конечно, другие. Раньше у меня был московский шовинизм, терпеть не мог, когда люди неправильно произносили какие-то слова. Сейчас все меньше обращаю на это внимание, шовинизм прошел.

В Москве лучше, чем в Нью-Йорке, Берлине, Париже, Лондоне…

Когда выхожу из дома, вижу небоскребы «Сити», никакой разницы не ощущаю.

Помню, как первое время, когда только приехал в Цюрих, на улицах меня поражал запах какой-то «иностранщины». Быть может, это был запах картошки фри? У нас на улицах раньше был совсем другой запах, а теперь он точно такой же, «иностранный».

В первый раз приехав в Париж, был очарован. Потом поехал еще несколько раз и был уже менее очарован. Когда приехал в Нью-Йорк, в моих глазах этот город сразу стал столицей мира. Это я говорю о Нижнем Манхэттене.

Для жизни Нью-Йорк лучше, чем Москва, но, правда, чтобы жить там, надо иметь соответствующие доходы.

В Москве за последнее десятилетие изменилось…

Трафик стал невыносимым, однако в Москве очень дешевое такси, даже собственной машиной можно не пользоваться.

Мне очень нравится «Сити». Любуюсь. Но я уже об этом говорил.

Хочу изменить в Москве…

Иногда некоторые вещи просто удивляют. Вот, например, когда среди дождя едут машины и поливают улицы. Идиотизм.

Устроены невероятно широкие, ненужные тротуары, абсолютно в ущерб проезжей части.

Мне не нравится московское озеленение, особенно в сравнении с озеленением Цюриха или немецких городов — там ты как будто живешь в ботаническом саду.

Насколько я помню, Собянин обещал за три года избавиться от тополей. Обещанного три года ждут. Они давно прошли. С тополями так и не покончено.

Я уж не говорю об увеличении размеров Москвы на две трети. Вот этот странный «фартук» — абсурд, идущий вопреки здравому смыслу.

Если не Москва, то…

Нью-Йорк, но если б были деньги или работа…

Неплохо жить на Багамах или в Швейцарии, но и для этого нужны какие-то запасы.

Но куда я без Москвы? Что я буду снимать-то?

В Москве меня можно чаще всего застать кроме работы и дома…

Любимого клуба или музея у меня нет. Рестораны стали скучными. Скорее всего, застать меня можно у компьютера.

В начале июня…

Откроется моя персональная выставка в Мультимедиа Арт Музее, там будут представлены мои работы, созданные в 1980-х и 1990-х годах.

В планах еще издать книгу с воспоминаниями, которые связаны с той или иной фотографией. Это будет сборник из более чем ста моих работ и комментариями к каждой из них.

18 мая в галерее Ruarts…

Открывается моя персональная выставка «Реконструкция». Про что она? Мир быстро меняется. Утверждение «человек — это вершина творения» больше не удовлетворяет нас. Мы должны заново решать, кто мы такие, что мы делаем в этом мире, зачем мы живем. Именно эти вопросы я и пытаюсь поставить своей новой выставкой «Реконструкция», а ответы предлагаю решить зрителю.

Выставка проходит до 10 июля.

Фото: предоставлено галереей  Ruarts

Подписаться: