search Поиск Вход
, 4 мин. на чтение

Это мой город: хореограф и режиссер Алла Сигалова

, 4 мин. на чтение
Это мой город: хореограф и режиссер Алла Сигалова

О главном условии комфорта для себя — чтобы вокруг никого не было, о том, что в Москве не чувствует себя дома и что исторически Москва никогда не была аристократичным городом.

Я родилась…

Не в Ленинграде. Но город моего детства — Ленинград. Об этом я написала в своей книге. Покупайте и читайте. Называется она «Счастье мое».

Сейчас живу…

В центре Москвы, на Пречистенке. Сбежала сюда из Ленинграда за год до поступления в ГИТИС. Так сложились обстоятельства. В Москве я не чувствую себя дома. Нет. Живу с ощущением, что в Ленинграде все стало чужое, а в Москву я так и не приехала.

Чувствую себя комфортно…

Дома, когда закрыты двери. И желательно, чтобы никого вокруг не было.

Люблю гулять…

В районе МХТ и в самом МХТ. Сидеть во дворике МХТ — самое большое удовольствие. Люблю гулять от дома до работы и от работы до дома.

В рестораны…

Хожу во все, где вкусно и хорошо!

Люди сильно изменились…

Везде, но особенно мне это заметно в Санкт-Петербурге. Раньше другие люди жили в Ленинграде. Что об этом говорить. Ленинград всегда был особенным городом. Когда я в нем жила, в нем жили многие люди, вернувшиеся из ГУЛАГа, люди дворянского происхождения. Старых ленинградцев я уже нигде не нахожу. В Москве я не замечаю таких сильных перемен. Исторически Москва никогда не была аристократичным городом. Она как была Вавилоном, так и сейчас есть. И в этом ее прелесть.

Москва очень меняется…

Я еще помню, когда в конце 1960-х стояли деревянные дома, в которых жили люди. Сейчас нет деревянных домов и, конечно, многое изменилось. Приятно, что за последние годы Москва стала идеальной по чистоте.

Мне нравится…

Дом, где я раньше жила. Это Дом композиторов на бывшей улице Неждановой. Сейчас это Брюсов переулок. До того как переехать на Пречистенку, я жила там. Я люблю его за воспоминания, за людей, которые там жили. А там жили необыкновенные люди: Мстислав Ростропович, Арам Хачатурян, Родион Щедрин, Зара Долуханова. Такие были соседи.

Мне не нравятся…

Теперешние дороги. Кажется, что их придумал кто-то не слишком часто садящийся за руль. Ну ничего, и с этим справимся.

Мне хотелось бы изменить…

Дороги, потому что логистика ужасающая.

Москву невозможно сравнивать с другими мировыми столицами…

Как невозможно сравнивать людей. Это совершенно другая структура. И я чувствую себя в разных городах по-разному. Три года назад я делала спектакль в Париже в Opéra Bastille и жила в нашем посольстве. Начало репетиций было в десять, и я выходила из посольства пораньше, когда Париж еще практически пустой, и шла пешком. Я проходила дом Нуреева, затем по мосту к Лувру и уже дальше к театру. И ты идешь и чувствуешь, что в тебя все влюбляются, потому что ты излучаешь что-то невероятное. В Москве в меня просто влюбляются вне зависимости от того, излучаю я что-то или нет! В Ленинграде мне всегда казалось, что я выше ростом и красивее. И тут дело не во мне, а в том, с кем ты идешь в толпе!

В Москве…

Надо работать. Это город для работы. И только здесь можно идеально построить свою рабочую жизнь, именно рабочую…

Музыкально-драматический спектакль «Моя прекрасная леди» в театре Олега Табакова…

Это наполненная позитивом и радостью история о любви со счастливым концом. Но для меня это совсем не сказка, а абсолютно реальная история. В принципе, я сделала спектакль про себя, потому что Хиггинс — это я. Я занимаюсь педагогикой 36 лет и знаю, что это такое. Для педагога самое важное — это любовь к человеку. У меня нет такого, чтобы я кого-то, кто плохо справляется со своим психофизическим аппаратом, убирала из дипломного спектакля. У меня всегда заняты все, и для меня это принципиально. Только тогда я могу сказать, что я выполнила свою работу, когда все резервы студентов вскрыты. Но и мне очень важно чувствовать любовь с их стороны. Я привыкла купаться в любви. Не могу без этого работать и жить.

Когда я искала художника по костюмам…

Я искала второго Юбера де Живанши, держа в голове экранизацию Джорджа Кьюкора, потому что после его фильма за этим мюзиклом закрепилась необходимость каких-то невероятных костюмных решений. У нас есть потрясающие модельеры и театральные художники по костюмам, но я знала, что хочу работать с Валентином Юдашкиным. Я позвонила ему, и он сразу согласился, чему я очень рада. У него потрясающий стиль. Работать с ним над спектаклем было одновременно и просто, и нет. Валя очень старался услышать меня, почувствовать, что я хочу, но все равно я продолжала закидывать его всякими референсами, потому что очень точно видела перед собой картинку. И мне надо было, чтобы он в мою картинку попал. Да и он сам очень этого хотел. К точке совпадения мы шли с двух сторон. Он потрясающе чуткий художник, желающий проникнуть в замысел режиссера. Это качество настоящего профессионала. И то, что сейчас мы видим на сцене, это абсолютно то, что я хотела.

Самое главное в этом спектакле…

Это и не костюмы Вали, хотя это очень важно. И не декорации Гоги Алекси-Месхишвили, выдающегося грузинского художника. Самое важное в «Моей прекрасной леди» — это, конечно, актерские удачи. Дарья Антонюк — Элиза, Виталий Егоров — Пикеринг, Яна Сексте — мисс Пирс, Александр Фисенко — Альфред Дулиттл, Ольга Красько — миссис Хиггинс, конечно, мистер Хиггинс — Сергей Угрюмов, который всем нам известен как большой драматический артист. То, что Сергей делает в роли Хиггинса на сцене — это особенная история. В этом спектакле вообще очень много неожиданных актерских работ!

Ближайшие спектакли «Моя прекрасная леди» — 30 июня, 9, 17, 28 сентября в Московском театре Олега Табакова.

Фото: Michael Ryzhov