, 5 мин. на чтение

Это мой город: художественный руководитель Большого Московского цирка Аскольд Запашный

, 5 мин. на чтение
Это мой город: художественный руководитель Большого Московского цирка Аскольд Запашный

О туристически безликой Москве, нехватке неповторимых развлечений и о борьбе с псевдозоозащитниками, которые выставляют цирк злом.

Я родился…

Я, как и большинство цирковых детей, родился на гастролях. У нас долго не было дома в общепринятом понятии — мы жили в цирковых гостиницах. Большую часть жизни мы проводили в разъездах, поэтому определенной улицы, с которой связаны детские воспоминания, у меня нет.
Однажды очень радостные родители сообщили, что мы получили настоящую квартиру в Москве. Каждый приезд туда был для нас большим праздником. Рядом с домом был Воронцовский парк, еще помню яблоневые сады. Тогда это была настоящая глушь — около нашего дома располагался разворот рейсового автобуса №666.

Сейчас живу…

У меня и квартира, и дом, который достраивается. Живу в том же районе, где когда-то получили квартиру. А дом сначала был общий с родителями, сейчас сделали разные, но на одном участке. Карантин провожу в Москве, поскольку должен появляться на работе, чтобы репетировать и держать животных в форме.

Любимые и нелюбимые районы…

Я думаю, что любимыми становятся те, с которыми связаны теплые воспоминания, причем это не всегда соответствует действительности. Люблю тот же Воронцовский парк, хотя понимаю, что он весьма обычный и ничего достопримечательного в нем нет. Помню, как мы в детстве сажали там желуди в надежде, что из них вырастут огромные дубы. Гербарии собирали, кормили белочек…  Эти воспоминания дарят тепло.

Если брать более сознательный возраст, то это центр, конечно. Да и вообще я очень искренне люблю Москву. Есть люди, которые столицу не любят, потому что у них не складываются отношения: город им кажется суетным. Я же, в силу большого количества путешествий, человек мира. И понял, что быть таким резким, активным и даже агрессивным — судьба любого мегаполиса. Если играть по правилам мегаполиса, то это очень комфортный город.

Насчет нелюбимых районов…

Скорее это неизведанные мною места. Например, Измайлово, где у нас есть цирковое училище, я бываю там редко, плохо ориентируюсь. Когда я оказываюсь там, кажется, что это вообще не Москва. На Востоке бываю не очень часто. Юг и Юго-Запад очень люблю, Север тоже — там много медиаобъектов, бываю часто. Там мною все освоено.

В Москве лучше, чем в Нью-Йорке, Берлине, Париже, Лондоне…

Нью-Йорк мне не нравится. Я не понимаю людей, которые рвутся туда. У меня как-то возник спор с девочкой, которая переезжала туда. И, как многие эмигранты, она начала ругать свой город, свою страну. Я называю это комплексом эмигранта. Видимо, этим людям как-то надо оправдать свой поступок, поэтому они начинают хаять свою страну. Мне кажется, сначала надо пожить, а потом сравнивать. Как туристу находиться хорошо везде, а вот жить…  Нью-Йорк — это очень хорошо разрекламированный город, поэтому и вызывает такой бурный интерес, хотя там все очень приземленно. Во-первых, все эти небоскребы просто красивая картинка, для жилья они неудобны: мало света, много бетона, тесно. Небоскреб — это не символ успеха, а попытка компенсировать недостаток земли. Во-вторых, плотность всего: в Москве все достаточно широко. Любая авеню уступает нашему Ленинскому проспекту.

Раньше мне был симпатичен Париж, но сейчас из-за избытка эмигрантов с Востока он очень испортился: стал грязным. Раньше город был величествен и красив, сейчас он похож на гетто. Город стал жестким, хотя раньше был милым. Девушки были красивые, а сейчас, в силу модных социальных явлений, они стали какие-то бесполые: ненакрашенные, непричесанные. Непонятное желание свободы от юбок убило женский пол в Европе. В Москве люди куда красивее и ухоженнее.
Мне понравился Сингапур, но там очень дорого. В плане инфраструктуры именно этот город выигрывает у Москвы. Наверное, и погода имеет значение. Наша погода, мне кажется, омрачает восприятие города. Скажу вам одно: в любой другой стране ты гость, а в Москве — дома.

Главное отличие москвичей от жителей других городов…

Конечно же, в Москве люди много думают о деньгах, ведь здесь сконцентрированы все заработки. Публика мне больше нравится в Питере: с одной стороны, народ чувствует себя в столице, но при этом он более расслаблен и менее агрессивен. Петербуржцы, мне кажется, более сконцентрированы на отдыхе, культуре, а в Москве люди даже ходят быстро — все куда-то спешат и нервничают. В других городах люди поспокойнее. На периферии люди более лояльны и гостеприимны, чем в Москве.

За последнее десятилетие…

Москва стала какой-то более прагматичной, при Лужкове же была романтичной. Юрий Михайлович делал все более душевным. Собянин — функционер, мне кажется.

Я бы изменил…

Я бы построил новый цирк, потому что мы много лет бьемся за то, чтобы создать цирк, который мог бы не только конкурировать с мировыми, а был бы лучшим. Это будет притяжение туристов в первую очередь. Мы смогли бы создавать настоящие чудеса при таком инструменте.

Следует, на мой взгляд, сделать упор на развлечения, чтобы город в этом плане отличался от других мировых столиц. У россиян есть психотравма, что мы хуже остальных: все хорошее — на Западе. Поэтому нам свойственно кого-то постоянно копировать, а не создавать свое. Если у нас и есть что-то свое, то это вещи, связанные с историей и памятью. Фундаментально это, безусловно, нужно, но правила капитализма обязывают и создавать что-то свежее. Людей надо правильно развлекать. Надо делать хорошие киностудии, чтобы создавать мировой бренд российского кино, и придумывать разные эпические развлечения, которые будут уникальны. Все это было бы хорошим денежным потоком, идущим в страну. Сейчас иностранцев по факту привлекает лишь Кремль. Я считаю, что нашу страну надо рекламировать. Ведь есть тот же прекрасный Волгоград со статуей «Родина-мать», но большинство туристов даже не знают об этом.

Пока нет чего-то отличительного, город остается туристически безликим. Как-то поспокойнее стало с небоскребами, мы построили деловой центр «Москва-Сити», но он привлекает не столько иностранцев, у которых в своих городах много небоскребов, сколько людей из регионов. Нужны интересные объекты и решения.

Большой Московский цирк…

На карантине все равно продолжает функционировать для поддержки жизнедеятельности. Сейчас работают те, кто поддерживает здание и животных. Лошадкам даем побегать и пошагать, с хищниками репетируем что-то. Все существует достаточно пассивно.
Делать какие-то онлайн-представления я не вижу смысла. Нет необходимости для поддержания интереса делать экстраординарные выпады. Некоторые артисты пытаются организовывать онлайн-концерты. Мне это не близко. Очевидно, что и без этого про нас не забудут, но понятно еще, что из карантина все выйдут без денег, будет нарушена туристическая отрасль. А еще, скорее всего, все будут бояться мест массового скопления людей. Нет денег, страх есть — думаю, так будет где-то год.

Ближайшее шоу…

Новая программа — «И100РИЯ». Но нельзя давать прогнозы, когда и как мы запустимся, сначала надо, чтобы наладилась ситуация.

«КБ Московский цирк»…

Это YouTube-канал, где мы будем рассказывать про достоинства цирка, его историю. Мы хотим привлечь внимание молодежи и поломать определенные стереотипы, навязанные обществом недоброжелателей и псевдозоозащитниками, которые выставляют цирк злом и пережитком архаичного прошлого. Нужно донести людям правдивую, интересную информацию, опровергнув ложь. Будем показывать цирк изнутри, рассказывать о создании номеров, делать какие-то документальные вещи, фиксировать необычные цирковые рекорды, будет блок обучающих видео.

Фото: из личного архива Аскольда Запашного

Читайте также