search Поиск Вход
, 6 мин. на чтение

Это мой город: композитор и певец Дмитрий Маликов

, 6 мин. на чтение
Это мой город: композитор и певец Дмитрий Маликов

О поездке в Рим по линии комсомола, о недовольстве КЗ «Зарядье» и о грядущем ежегодном концерте в Доме музыки.

Я вырос…

На Преображенке, на 2-й Пугачевской улице: Преображенский рынок, кладбище. Школа была на дне высохшего пруда, поэтому там были горки, которые я запомнил навсегда. Ледянки — других развлечений не было!

Детство…

Обычное нормальное советское детство, с которым у меня сплошные продуктовые ассоциации: мандарины на Новый год, зеленые бананы, которые дозревали в духовке, длинные парниковые огурцы — сейчас таких практически нет.

Конечно, было все: и спорт, футбол и хоккей, и гулянья во дворе, но большие усилия направлялись на музыку. Отношения с центром у меня начали складываться тоже с детства. Мы с бабушкой доезжали до «Библиотеки Ленина» и шли пешком через Новый Арбат до Гоголевского бульвара, сворачивая через дом Гоголя. Так, через Скатертный и Столовый, мы добирались до улицы Воровского, ныне Поварской, где находилась моя музыкальная школа при консерватории. Этот район я знаю и люблю с самого детства. Одно время даже хотел купить там квартиру, но потом сделал выбор в пользу загородного жилья. От той Москвы, которую я знал с детства, уже ничего не осталось.

Студенчество…

Когда я учился в консерватории, то уже работал, был очень популярным. А раздольные годы были в училище, с 15 до 18. У нас была компания, которой мы тусовались и гуляли; жил я, естественно, не в общежитии, но бывал там у ребят. Классно было. Сейчас всех разметало по миру.

В консерватории же основной задачей было успеть после учебной недели на гастроли. В пятницу у меня было два концерта, в субботу и в воскресенье — по три, и все в разных городах. А уже с понедельника начинались занятия в консерватории, а потом вечером — специальность с профессором Валерием Владимировичем Кастельским. Нагрузки были серьезные, уже не до компаний.

Первая заграница…

По линии комсомола в 19 лет отправился в Рим, где у нас были выступления. Их организовала газета итальянских коммунистов L’Unità. На площадях небольших городочков мы давали бесплатные концерты для горожан: не только мы пели песни, но выступали и их артисты.

Я был очарован Италией и с точки зрения еды: такая другая, вкусная, неповторимая кухня. Сейчас в Москве полно всяких итальянских ресторанчиков, где можно съесть любую пасту, но тогда это было в новинку, здорово. Ну и, конечно, вещи…  архитектура…  природа…  Италия — удивительная страна!

Сравнивая нас с крупными мировыми городами: Лондоном, Берлином, Парижем, Нью-Йорком…

В основном мы ушли вперед. Каждый год все меняется, но из-за пандемии я давно не был в вышеперечисленных городах. В Париже последний раз — два года назад: конечно, там не такие чистые улицы, как в Москве, достаточно много арабского населения — не имею ничего против, это просто бросается в глаза. Но архитектуру Парижа не перебить ничем — для меня это самый красивый город мира.

Говорят, Лондон очень комфортный для жизни, много моих знакомых там. Но он дико дорогой: не знаю, кем надо быть и сколько зарабатывать, чтобы хорошо и достойно жить в Англии.

В Берлине я давно не был, но знаю, что он славится своими музеями. У меня стоит в планах туда поехать, но и в Москве много замечательных музеев: я завсегдатай выставок, очень люблю культурную московскую жизнь. Буквально несколько дней назад побывал на Врубеле и Пименове в Третьяковской галерее, недавно был на выставке «Другие берега» в Музее русского импрессионизма, на замечательном, но немножко забытом художнике Василии Рождественском. Жду с нетерпением открытия нового музея современного искусства за кинотеатром «Ударник». Думаю, это будет круто. А вот в Пушкинском давно не был, ведь в последнее время там не проходило шумных выставок — надо заехать посмотреть. Кстати, недавно побывал в Питере на экспозиции Сальвадора Дали — относился к нему как к художнику достаточно скептически, но, посмотрев на живопись, оценил: он очень хороший рисовальщик.

Я доволен Москвой, которая есть сейчас…

Происходит много хорошего: город чистый, опрятный, красивый. Он стал очень ухоженным — такого никогда не было. А что касается недовольства по поводу парковок, то это мировая тенденция. Мы же не можем жить отдельно от мировой цивилизации. Раньше было другое время — мало машин. Зато сейчас построили очень много новых домов, где, конечно, другие условия: и внутренние паркинги, и охрана в подъездах, и сами подъезды чистые и красивые. В старых домах это встречается крайне редко.

Москвич — это…

Я! Я родился в Москве, вырос и жил здесь, люблю этот город, переживаю и радуюсь за него — все эти качества характеризуют меня как настоящего москвича.

Хочу изменить в Москве…

Я не думал над этим. Мне кажется, все нормально. Но единственное, с чем я не согласен, это даже цеховое мнение: снесли концертный зал «Россия». Буквально недавно его вспоминал, он был очень удобным для всех жанров: там с удовольствием выступал и Рэй Чарльз, прекрасно проходили концерты всех наших звезд эстрады, там состоялось огромное количество творческих вечеров. Мне запомнился вечер поэта-песенника Саши Шаганова, в котором я принимал участие.

Сейчас вместо него открыли филармонический зал «Зарядье». И, к моему сожалению, в центре города нет полноценной эстрадной площадки. Я бы переформатировал этот новый зал и сделал бы его многофункциональным.

В силу жанра и возраста сегодня мои площадки в Москве — «Крокус» и Дом музыки.

Любимый район…

С самого детства в основном Сокольники. В парке был каток, первые электрические машинки. Иногда убегал из школы и ходил в соседний кинотеатр «Орленок».

На ВДНХ у меня были романтические встречи. В парке Горького — в меньшей степени, но именно там, в Зеленом театре, я впервые вышел на сцену, в 1988 году. Несколько лет назад я даже думал сделать там концерт, повторить первый выход на сцену, но не срослось.

Сейчас идут разговоры по поводу переделки ТАСС. А мне он нравится. Улица Герцена, Никитские Ворота — это мое детство, я там все время ходил.

Что касается районов, которые не нравятся: конечно, отдаленные. Если мне нужно ехать в Нижний Новгород, куда я добираюсь по Горьковскому шоссе, то я все время сокрушаюсь, что шоссе Энтузиастов и Балашиха очень сильно насыщены светофорами, но вроде недавно там что-то предприняли: только я о чем-то подумаю, оно начинает делаться, правда, очень долго в силу того, что это большая, кропотливая, сложная работа. Ведь Москва — огромный мегаполис, колоссальный город.

Если не Москва, то…

У меня есть группа товарищей, с которыми нам нравится путешествовать на машинах: выбираем страну, берем напрокат автомобили и едем по всем городам с остановками на экскурсии, кулинарные, исторические и природные познания, иногда даже включаем офф-роуд.

На машинах мужской компанией — самый лучший отдых и разгрузка. Где мы только не были! Начали с Марокко, потом были и в Португалии, и в Иордании, и в Испании, и в Северной Турции, и даже в Монголии с Норвегией. Запланировали поездку в Ирландию и Шотландию, но началась пандемия, и все пока что отменилось. Есть друзья, которые ездят и в Южную Америку, но это уже более сложные, экстремальные и длительные путешествия.

Концерт PIANOMANIЯ в Доме музыки 26 ноября…

Для меня это очень важный концерт — даю подобные ежегодно, это уже некая традиция. Стараюсь, чтобы каждый раз появлялось что-то интересное и необычное. В этом году целое первое отделение будет иным: я презентую свой новый альбом, который называется «Парад планет» (он весь космический, например, там есть композиция с красивым названием «Последний сигнал из созвездия Гончих Псов»), сыграю его впервые. Он еще не вышел, думаю, появится где-то к моему дню рождения (29 января. — «Москвич Mag»). Тема бесконечного неба меня очень волнует и возбуждает. Космос сейчас тренд во всем мире, ведь отрасль выходит на новый этап: наверное, скоро простые люди смогут туда летать. Плюс я собрал специальную сюиту, с которой поеду в начале декабря на «Экспо» в Дубае, буду играть на Дне России (каждая страна имеет свой день): я написал специальные композиции с вкраплениями русского фольклора и с использованием необычных инструментов, хочу обкатать и в Доме музыки. А второе отделение — мои хитовые проверенные произведения, которые люди знают, помнят и ждут.

Клубы меня…

Очень задели, прямо с 1993 года. Я часто выступал и в «Арлекино», и в «Манхэттене», и везде; и в казино, когда они открылись — та же «Метелица». Артистам было удобно: это был хороший, несложный, может, не всегда и большой, но постоянный заработок. Сейчас клубной культуры полно, но герои поменялись.

Музыка…

Насчет глобальной оценки развития музыки: всегда есть очень необычные артисты. Сейчас важно, кто это исполняет — фигура художника всегда на первом плане. Очень много молодых талантливых ребят: кто-то рэпует, кто-то поет — у меня это не вызывает раздражения. Конечно, нет мировых открытий, но их особо нет нигде.

Постепенно мы стали очень текстоцентричны. Слово стало важно с 2000-х. Когда я начинал, у меня были очень сложные гармонии, я много думал об этом, любил Ника Кершоу, чье интересное гармоническое решение вызывало у меня полный экстаз. А сейчас не стоит употреблять в песне больше трех аккордов. Поэтому мне скучно в песенном жанре — я не могу там полностью раскрыться как творческая единица.

Мое участие в трибьюте группы t.A.T.u. …

Изначально на продюсерском совете мне предложили сделать как раз композицию «Нас не догонят — Instrumental». Я не сказать чтоб большой поклонник творчества группы «Тату», но мне очень хотелось выразить себя именно в инструментале: у них очень динамичная, под определенным углом даже киношная музыка, поэтому я обернул все в сторону саундтрека.

Фото: Виталий Дорохов