search Поиск Вход
, 10 мин. на чтение

Это мой город: певец Сосо Павлиашвили

, 10 мин. на чтение
Это мой город: певец Сосо Павлиашвили

О презентации нового альбома и о том, что в некоторых районах Москвы соседи живут, как в Тбилиси.

Я родился…

В удивительном теплом городе Тбилиси. Кстати, по-грузински «тбил» — это именно «теплый». И воспоминания о городе настолько теплые, что я до сих пор ощущаю себя тбилисцем, хотя бесконечно люблю Москву и благодарен ей за все, ведь этот великий город принял меня таким, какой я есть.

Тбилиси — это запах сирени, это теплый ветерок, невероятные улыбающиеся люди. Тбилиси — это город, в котором, когда солдат, служащий там, просит у прохожего сигарету, все заканчивается тем, что его и весь гарнизон ведут домой или в ресторан, чтобы напоить. Тбилиси — это удивительное слияние культур и религий: православные, мусульмане, иудеи и солнцепоклонники — абсолютно разные культуры и национальности. Это город, в котором создаются поэзия, уникальные мысли, живопись, театры, кино — все уникальное, от шахмат до футбола. Там витает невероятное ощущение победы, но не победы над другими, не в смысле выделываться перед кем-то, а в людском понимании, в знании того, что в первую очередь должны быть любовь и уважение. Самое главное счастье города — коммуникация между людьми: старшие к младшим, младшие к старшим, мужчины к женщинам и наоборот — это все пересекается в безгранично красивых песнях и тостах, историях любви. И, конечно, Тбилиси — это удивительное отношение к Святейшему Патриарху Грузии Илии II, который оберегал Грузию еще в моем детстве и продолжает это делать до сих пор.

Детство было абсолютно дворовым, воспринималось все через призму, которую я уже описал. Во дворе нас учили быть настоящими мужчинами. Когда мы были маленькими, нас гоняли ребята постарше, если кто-то пробовал курить; мы потом гоняли за это более младших. Все было пропитано тем, что если ты сильный, то ты не абсолютно прав, потому что правда для всех одна — и для сильных, и для слабых. Было удивительное ощущение защищенности, мы точно знали: зло должно быть покорено, а несправедливость — уничтожена. Если уважающие себя люди позволяли себе несправедливость, то все сразу понимали, что они не заслуживают уважения. Словом можно было сделать гораздо больше, чем кулаками: если один был против ста, но при этом прав, то на его сторону вставал весь город. Я точно был защищен в своем дворе правдой и честью, а сейчас все делается, чтобы людей разобщить — разделяй и властвуй.

Культурная жизнь в Тбилиси начиналась с восходом солнца и продолжалась с заходом — это было круглосуточно, потому что весь город был пропитан творчеством: во всех домах, переулках и даже по тбилисскому телевидению звучала очень хорошая музыка, которая для меня и по сей день путеводная звезда.

Переехал в Москву…

После Юрмальского конкурса 1989 года, на котором я принес Грузии гран-при. Тогда у меня начались гастроли по всему Союзу и русскоговорящему миру (Израиль, Америка, Канада), и я понял, что мне максимально надо находиться в Москве. Тем более что потом в Грузии случилась гражданская война, которая потом переросла в войну за Южную Осетию, позже — за Абхазию. Поэтому случая вернуться на родину уже не было.

В те тяжелые времена, когда в Тбилиси не было ни воды, ни света, мне приходилось много работать в Москве, чтобы приезжать туда и кормить всех. Там не было ни работы, ни возможностей, ни перспектив — из цветущей Грузии злые силы сделали полигон несчастья, но грузины настолько пропитаны светом, что бог не покинул страну.

В Москве, чтобы заработать, мы в основном выступали в больших клубах и казино: «Метелице», «Кристалле», Golden Palace, «Тропикане» — там постоянно собирались люди. Много давали концертов в зале гостиницы «Россия». Тогда преступные группировки были по всему Советскому Союзу. Куда бы я ни приезжал, меня встречали именно они, им очень нравились мои песни, мы разговаривали с ними на одном языке — я тоже вырос на улице, хотя никаких преступных деяний не совершал. У нас с ними были одинаковое отношение к порядочности и чести, а многие из этих ребят потом стали генералами.

Еще тогда мы очень много выступали на благотворительных концертах: и для солдат, и для офицеров, и для врачей, и для учителей, и для больных, и для шахтеров, и для газовиков…  Я никогда не отказывался от выступлений, но не рвался в политику, старался быть подальше от кабинетов — у меня даже званий никаких не было и до сих пор нет. Я давно должен был быть народным артистом — в те годы у меня было по 25 выступлений в месяц, но мне даже не дали заслуженного. Много лет назад мы сделали несколько благотворительных концертов в Калмыкии — тогда, в 1995 году, Кирсан Илюмжинов, молодой замечательный президент, присвоил мне, точнее подарил от себя, звание заслуженного артиста Калмыкии. Вот и все мои регалии…

В 2000 году я выступал за Россию на Baltic Fest в Швеции, принес стране первое место. Потом, в Москве, на один из телеканалов пришли люди и предложили показать это в эфире, им сказали: «Заплатите — покажем». Такие были времена…  Но мы это достойно прошли. Хорошо, что я ничем не запятнал свое имя и нет человека, которому я не могу посмотреть в глаза. Я все 1990-е и 2000-е прожил так, что мне ни перед самим собой, ни перед родителями, ни перед семьей не стыдно. Эта честность перед собой помогла мне остаться в Москве.

Сейчас живу…

У меня есть квартира в Москве, там же у меня моя студия, недалеко — мой ресторан с узбекской кухней. Рядом с домом — школа, в которую ходит наша Сандра, которую окончила Лиза — она сейчас в том же районе учится в колледже при ВГИКе. Также благодаря друзьям нам удалось построить загородный дом. Мы бываем и в Москве, и за городом — я купаюсь в результатах своей работы.

Любимые и нелюбимые районы…

Я не могу сказать, какие районы нелюбимые, потому что во всех есть какие-то парки и пруды — это красиво. Москва безгранично ухожена, но все-таки особенно мне нравятся старые районы, именно центр — невероятно красивые места, как и в Старом Тбилиси, где провели апгрейд, сохранив дух старины, но при этом сделав все ультрасовременным. Так и в Москве: едешь, и старый город постепенно переходит в новый…  Но при этом есть места, где на старину плевать хотели, все рушат и строят что-то новое — не в моей компетенции об этом говорить, может, так надо…  Все-таки надеюсь, что старые районы, где много старых церквей, намоленных мест, сохранятся надолго, ведь это просто сказка. Единственное, что плохо — в таких местах очень мало зелени, но отъезжаешь подальше — и парков становится больше…

За последние десять лет Москва…

Я как человек, который не водит машину, не могу сказать про какие-то тонкости. Тот, кто за рулем, лучше подмечает, что хорошо, а что плохо. Но на примере нашего района, в котором есть замечательный Ботанический сад и фантастическая ВДНХ, могу сказать, что за десять лет эти места стали просто сказкой. Я постоянно гуляю с сыном и супругой Ирочкой в Останкинском парке, делая большой круг по 2–2,5 часа. Я очень боялся, что на этих территориях начнут что-то строить, что опять система даст сбой и кому-то что-то разрешат, но этого пока не происходит. И это значит, что у нас есть будущее. Но если этим будут пренебрегать, то будущего нет. Люди, которые начнут хапать деньги, будут держать их за границей, и дети их будут за границей, а мы здесь…  И пока это все не присвоено, у нас с вами есть будущее. Надеюсь, что и у наших детей не будет соблазна создавать себе материальные блага за счет незаконных действий в городе и не только. Те, кто думает, что деньги не пахнут, забывают, что они пахнут проклятием…  И я очень рад, что за десять лет Ботанический сад, ВДНХ и Останкинский парк облагородили, что их не разворовали, а улучшили. Правда, везде строится очень много спортивных сооружений и бассейнов — лишь бы у людей были места, где можно потратить деньги на занятия спортом. Но вот эти парки, о которых я говорил, и те, что в других районах, — это места, где за меньшие деньги (даже бесплатно!) можно заниматься спортом. Хорошо, что они есть.

Хочу изменить в Москве…

Я никогда не лезу со своим уставом в чужой монастырь. Менять город должны те люди, которым положено это делать, которые получают за свою работу зарплату. То, что делаю я, не рушит Москву, за это я отвечаю. С моего концерта люди уходят счастливыми, на 5–10 минут они забывают о плохом — я ответствен за это. То, что касается всего остального, не мое. Но скажу так: я хочу видеть и слышать только хорошее — в моем окружении это происходит.

Москвичи отличаются от жителей других городов…

Сейчас очень редко можно увидеть москвичей, хотя моя Ира и ее папа, мой тесть и друг Борис — коренные москвичи. Есть еще несколько москвичей, которых я знаю, они замечательные люди. Хотя в армии, помню, москвичей не любили, потому что они свысока смотрели на весь мир. Но все-таки это зависит не от города, а от воспитания. В Москве соседи не общаются между собой, в Грузии всегда все жили одной семьей. Наверное, на это влияет то, что здесь все живут не дворами, состоящими из одноэтажных домиков, как в моем детстве, а расселены по высоткам. Почему мне нравится мой район в Москве? Мне удалось найти большой круг друзей, мы постоянно общаемся друг с другом, как в Тбилиси, все рядом: и школа, и студия, и ресторан, и стадион, и парки…  В любой момент мы готовы прийти на помощь друг другу. И в празднике, и в беде мы рядом. А глобальная разобщенность москвичей — это нормально, это синдром больших городов. Люди не виноваты, ведь они устают друг от друга, меньше общаются и поэтому, хоть и живут на одной лестничной площадке, даже не знают друг друга. Но в старых домах, в старых районах Москвы соседи по-прежнему, как и в Тбилиси, обмениваются подарками, приходят на помощь друг другу, соболезнуют; конечно, в новостройках такого нет.

Кафе и рестораны…

Очень большой популярностью в Москве сегодня пользуются грузинские рестораны. Я сам соучредитель заведения «Мукузани». Если в ресторане тебя накормили плохо, то второй раз ты туда не придешь, каким бы золотом и бриллиантами ни были усыпаны стены, — к нам возвращаются. «Вкусность» у грузин с рождения, впитывается с молоком матери. Я знаю, что такое вкусная еда, поэтому открыл в Москве, в том числе и для себя самого, вкуснейший ресторан. Низкий поклон тем, кто представляет вместе со мной в Москве грузинскую кухню достойнейшим образом.

Я постоянно ездил по разным уголкам Грузии в детстве, на каникулах меня постоянно отправляли к родственникам в деревню. Абсолютно разные традиции и подход в разных уголках такой крохотной страны. Если проедешь от Кахетии до Сочи, то ты встретишь абсолютно разные столы. Общее, конечно, тосты: первый за мир, дальше за родителей, потом за ушедших, за живых, за страну, за будущее, за историю…  Но сам подход к кухне разный — не скажешь, где лучше. Удивительно работоспособный и солнечный народ, который любит свою землю и никогда ее не предает, живет в Грузии, за это земля им до сих пор оплачивает безграничным богатством.

Моя мамочка — имеретинка, и любое блюдо, к чему бы она ни прикасалась, творение. Кстати, именно в Имерети, одном из уголков Грузии, самые разнообразные столы. Особенно вкусно было, когда мы приезжали к ее семье в деревню: там бабушка готовила цыпленка в ежевичном соусе (дикую ежевику, которой была усыпана вся деревня, мы собирали сами). Это удивительно! Столько было блюд из ничего — грузинская женщина генетически может создать шедевр даже без изобилия продуктов.

И в своем ресторане в Москве я хочу создать атмосферу солнечной Грузии, познакомить москвичей со вкусами своего детства, накормить настоящей вкусной грузинской едой.

Сравнивая Москву с другими мировыми столицами…

Москва идет в ногу с мировыми столицами, если, конечно, не брать Токио или Гонконг. Она на уровне Нью-Йорка, Лондона и Парижа, а может, и выше. Не думаю, что в Европе есть столько богатых людей, сколько в Москве. Если только в Нью-Йорке…  Скорее даже так: люди разбогатели в Москве и переехали туда. Какое количество людей получило богатства именно благодаря Москве!

Я сейчас не рекламирую что-то, а просто говорю то, что я вижу. Я никого не знаю из правительства Москвы, меня не просили что-то говорить или нет — я абсолютно аполитичен. Говорю честно, откровенно, как оно есть. Москва — город, в котором ничего не надо доставать, потому что все уже есть.

Если не Москва, то…

Если бы у меня были такие возможности в Питере, как в моей любимой Москве, которой я бесконечно благодарен, то я жил бы там. Я очень люблю этот город! Несмотря на то что я сын архитектора, про архитектуру даже не буду говорить — это нравится всему миру. Сколько людей зомбировано в хорошем смысле этим городом?! Там дух, невероятный дух…  И сами питерцы ценят свой город, прямо как тбилисцы. Мне это очень нравится. Там у меня много близких и крестников — полное счастье, когда я приезжаю в Питер. Двадцатого февраля у нас там выступление, и я уже горю от предвкушения. Там даже грузины другие! Не хуже и не лучше — просто другие: питерские грузины…

Я обожаю Казань. Имею честь быть другом мэра Казани, дорогого мне Ильсура. То, что сделали там, просто невероятно. Безгранично люблю Сочи и Краснодар. Кстати, очень люблю северные города — там открытый народ. К сожалению, в последние годы мы редко ездим туда — последний раз были перед пандемией в Южно-Сахалинске. Боже мой, какая была аура на концерте! Люди там к тебе относятся не как к певцу, а как к какому-то родственнику — это дорогого стоит. Ездил бы и ездил к ним, несмотря на дороги, перелеты и тысячи километров. Они мне дарят огромное счастье, причем чем севернее, тем невероятнее. Надеюсь, и я в долгу перед ними не остаюсь. Про южан тоже не скажу ничего плохого — это моя кровь. Кавказ, Северный Кавказ — родня…  Обожаю Калининград, все связанное с Балтикой — служил в Латвии два года.

Премьера альбома «Небо на ладони»…

Шестнадцать лет назад мы закончили этот альбом, а издать его я решил только сейчас, хотя две песни оттуда — «Небо на ладони» и «Помолимся за родителей» — уже давно поет весь русскоговорящий мир, мы даже караоке при ресторане назвали «Небо на ладони». Сейчас, мне кажется, пришло время этого альбома. Мы выпускаем его в тех аранжировках и в том сведении, в каких он был создан в 2006 году. Лучше поздно, чем никогда…

Подталкивающим фактором стала работа с коллективом All Star Music. Мы не просто работаем, а очень тепло дружим. С этими ребятами мы сделали альбом «#ЖИЗНЬЭТОКАЙФ», сейчас записываем новый альбом — «#ЖИЗНЬЭТОРОКНРОЛЛ», и я подумал, что здорово будет нам вместе 14 февраля запустить на цифровые площадки «Небо на ладони». Мало того, у меня еще записанных песен альбома на два…  Отдельно делаю RnB- и кавказский альбомы. Хочу еще сделать латинский и джазовый. Столько идей!

А 12 февраля в самом сердце джазовой культуры Москвы — Kozlov Club — состоится презентация альбома «Небо на ладони». Я хочу, чтобы именно в такой красивой обстановке люди узнали, что вышел этот долгожданный альбом. Но на концерте будут и старые песни, и новые.

Всем, кто, не успел приобрести билеты, не стоит огорчаться! Совместно с @odnoklassniki мы будем вести прямую трансляцию концерта, а значит Вы тоже сможете побывать на нем.

Также мы приглашаем вас к нам на «Квартирник у Маргулиса» 13 февраля в 23.45 на НТВ.

Фото: предоставлено агентством All Star Music