search Поиск Вход
, 6 мин. на чтение

Это мой город: президент и основатель компании Simple Максим Каширин

, 6 мин. на чтение
Это мой город: президент и основатель компании Simple Максим Каширин

О месте Москвы в контексте мировой винной культуры.

Я родился…

В Москве, в роддоме №16, который находится в поселке художников на Соколе. До окончания института я прожил в Ленинградском районе, на станции метро «Войковская».

Сейчас живу…

На Мосфильмовской. Я люблю этот район, он зеленый, там чистый воздух, удобная транспортная доступность в центр и на выезд. Это один из холмов Москвы, там очень красиво: рядом Парк Победы, Парк культуры, Университет, Воробьевы горы.

Гулять люблю…

Если я гуляю по Москве, то это либо суперцентр — Кузнецкий Мост, Неглинка, Петровка, Бронная, либо наша Воробьевская набережная и ее окрестности. Рядом с моим домом много парков, где можно погулять с детьми, покататься на великах, самокатах. Мосфильмовская — мой любимый район. Иногда мы с женой приезжаем в центр просто погулять, а иногда целенаправленно, например в ресторан.

В рестораны хожу…

Я люблю свои заведения Grand Cru и SimpleWine&Kitchen и с удовольствием в них хожу. Кроме того, я люблю ходить в Semifreddo, Insight, Selfie, White Rabbit, в «Сыроварню», в ресторан «Большой», в Fumisawa Sushi, Seiji.

Кроме работы меня в Москве можно застать…

Если я не на работе, не дома и не в центре, скорее всего я на стадионе, играю в хоккей.

Место, куда все время собираюсь, но никак не могу доехать…

Вряд ли в Москве есть место, куда я мечтаю съездить, но не могу. Я, допустим, не большой фанат ВДНХ, к тому же это довольно далеко от дома, но я с удовольствием туда заезжаю посмотреть, как все меняется. Раньше там было ужасно, но сейчас много нового. Интересно посмотреть, как город меняет такой большой объект.

Москва отличается от других городов…

Москва — космополитичный город, и я считаю, что лучше делать его современным, красивым, без привязки к какой-то старорусской айдентике, это странновато смотрится в XXI веке. Мне нравится сама идея иллюминации и мостовых, но как все это делают — не всегда. Я бы не хотел, например, чтобы мощение улиц приводило к ухудшению слива дождевых вод или к образованию опасной гололедицы зимой. Вопрос не в том, делать или нет, однозначно, что делать нужно, вопрос скорее в том, как делать. Гранит — долговечный материал, многие мировые столицы используют его повсеместно. Если вы поедете в Лондон или Париж, вы увидите там много камня, потому что он прочен и надежен, но вопрос, как реализуем это мы. К тому, что при ремонте приходится переживать неудобства, я отношусь философски: как же стать лучше без временных неудобств? Другое дело, что этот ремонт мог бы затянуться на лишние две недели, но город получил бы действительно качественное мощение. Кроме этого, конечно, меня шокирует постоянная смена асфальта. Я не очень понимаю, почему нельзя один раз положить его нормально и получить от исполнителя, допустим, банковскую гарантию на возможный ущерб. Вместо этого мы из раза в раз выделяем из бюджета деньги на ремонт одной и той же магистрали.

Я люблю Москву, и мне нравится то, что сейчас с ней происходит. Когда мэром был Лужков, большей безвкусицы я себе представить не мог. Да, было много полезного, например Третье кольцо и МКАД, но лужковская архитектура и планирование города — это катастрофа. Столица превратилась в провинциальный город. Сейчас многое меняется к лучшему, но не быстро. Обратите внимание, что в Москве практически не строят архитекторы с мировым именем. Строительством занимается «Моспроект», который «корректирует» и «улучшает» проекты Нормана Фостера. Норман Фостер — мировая звезда, а «Моспроект» — всего лишь проектировочное бюро! Я очень надеюсь, что мы наконец отодвинем вот эту любовь ко всему исконно русскому и будем давать возможность строить профессионалам, как это делают во всем мире.

Еще один очень важный момент — отсутствие публичных подземных парковок. В Париже под Елисейскими Полями — гигантская парковка. Во многих мировых столицах парковки организуют под площадями прямо в центрах городов. Парковки под жилыми домами должны принадлежать их жителям, а для всех остальных должны быть специальные парковочные места, причем не только наверху, но и внизу. Технологии для этого существуют. Я видел подземные парковки в таких невероятных местах, что сложно это осознать. Когда такие парковки появятся у нас — вопрос.

Москвичи отличаются от жителей других городов…

Я вижу москвичей более открытыми, чем жителей других городов России. Москвичам, например, все равно, кому принадлежит тот или иной ресторан, нам важно, нравится он нам или нет, приятно в нем или нет. Никому нет дела до того, что им владеют ребята из Сибири, или из Ростова, или из Питера. В других городах все по-другому: «Это чье? Москвичей? Нет, мы туда не пойдем». Москва — город, открытый ко всему.

Жители столицы требовательны к комфорту. Они задают высокие стандарты. Они хотят, чтобы было комфортно и удобно. В последнее время они становятся все менее терпимы к городским проблемам. В европейских городах жители решаются на перемены очень долго, у нас все намного активнее, и это хорошо. С другой стороны, москвичи гораздо меньше вовлечены в общественную городскую жизнь, мы только учимся. Вот вам пример: правительство какого-то европейского городка хочет построить что-то на месте сквера. Я вас уверяю, что будет волна общественного недовольства с подключением всех возможных инстанций, долго будут идти тяжбы, и в конце концов эту застройку сделать не дадут. Жители, например, будут требовать реновации сквера, это будет длиться очень долго, и наконец горожане победят: сквер преобразится. У нас все немножко не так. Жители района будут против, но не все. Кто-то поворчит, а власть все равно построит то, что собиралась. С другой стороны, если у нас есть заброшенный парк и нужно его отреставрировать, ремонт, скорее всего, сделают очень быстро. Некоторые вещи у нас решаются оперативно, но у общества пока нет опыта. Мы все еще не научились отстаивать свои интересы и потребности.

В Москве лучше, чем в Лондоне, Париже, Берлине…

О преимуществах Москвы по сравнению с европейскими городами говорить трудно. Они гораздо раньше начали развиваться и делать планирование. У нас город развивался по советским планам, а потом был брошен почти на 20 лет. С конца 1980-х годов городом никто толком не занимался. За Москву взялись разве что в последние 5–7 лет. У нас очень красивое метро, но сравнительно небольшое. Что лучше: иметь маленькое, но красивое метро, или гигантское, но простенькое? Может быть, второе лучше, потому что станции на каждом углу и все горожане могут им пользоваться. У нас чистый город, намного чище, чем другие большие города мира, но нам еще очень далеко до них по озеленению и по качеству парков. Очень надеюсь, что в Москве будет развиваться парковая культура и будут появляться объекты с правильными растениями, красивыми газонами и удобными дорожками.

Москва по своей винной культуре…

Не может быть похожей на Рим, Париж, Мадрид, Берлин или Вену, потому что это столицы стран, производящих вино. С другими городами Европы Москву сравнивать вообще бесполезно, они слишком маленькие. На ум приходят только Нью-Йорк и отчасти Лондон. Американцы по сравнению с европейцами намного более открыты ко всему новому, у них есть вина всех частей света, поэтому палитра вин и работа с ними в Нью-Йорке очень похожа на московскую. Там в карте вы встретите все: Италию, Испанию, Францию, Германию, Америку, Новый Свет и т. д. Если мы пойдем в Токио или Дубай, там будет очень сильный собственный колорит, другая культура, другие акценты. В разрезе гастрономии и вина мы должны сравнивать Москву с христианским мегаполисом, а не с мусульманским и не, например, с буддистским. Лондон тоже похож на Москву, но там все-таки есть устоявшаяся винная культура — сначала они пили Францию, потом вина своих колоний — Австралии, Новой Зеландии. Лондон, как и мы, отличается от большинства европейских городов тем, что там совмещены политика и экономика, а, например, в Италии они рассредоточены между Римом и Миланом.

Simple Expo — выставку в формате Grand Tasting, которая состоится с 31 мая по 1 июня в Москве, можно сравнить…

С большим театральным или кинофестивалем. Вино — часть мировой культуры, поэтому Москва будет принимать событие, которое с культурологической точки зрения было бы явлением для любого города мира. Представьте себе, что в Москву едет вся коллекция музея Прадо или Тиссена-Борнемисы. Для России это очень хорошо, потому что мы должны развивать культуру пития, переходить на менее крепкие напитки и учиться в них разбираться. В Америке, например, журнал Wine Spectator регулярно проводит такие события во всех ключевых городах — Чикаго, Филадельфии, Нью-Йорке, Лос-Анджелесе, Бостоне, Сиэтле. У Москвы и вообще у России пока нет собственного винного события такого масштаба, на которое могли бы съезжаться специалисты винного бизнеса со всей страны. Именно поэтому мы делаем Simple Expo, пытаясь изменить положение вещей. Там можно будет не только попробовать вина, но и лично пообщаться с виноделами, посетить мастер-классы, продегустировать позиции, которых нет в свободной продаже, поговорить со специалистами, а главное — повысить свой уровень знаний, чтобы делать осознанный выбор в пользу правильных вин. Да, билет на выставку платный, но в общемировом контексте это почти даром. Например, на винной выставке в Нью-Йорке входной билет стоит в десять раз дороже, и билеты разлетаются в считаные дни. Мы как компания ничего на этом мероприятии не зарабатываем, поэтому не можем делать такие крупные выставки часто.

У Simple Expo две задачи: сделать вклад в профессиональное развитие винной аудитории и раскрыть для начинающих ценителей все многообразие мира вина. Поэтому я хочу пригласить всех без исключения любителей вина и профессионалов на это событие, которое мы делаем в честь 25-летия компании, как некий отчет о проведенной работе.

Винная выставка такого масштаба случается в Москве не каждый год, да что там, не каждое десятилетие. Так что стоит ли пропускать такое событие?

Программа мероприятия и билеты на simple25.ru и в винотеках SimpleWine.

Фото: из личного архива Максима Каширина