search Поиск Вход
, 4 мин. на чтение

Это мой город: рэпер Птаха

, 4 мин. на чтение
Это мой город: рэпер Птаха

О переезде в Москву из-за войны в Карабахе, нормальных нелиберальных ценностях и съемках фильма «Брат 3».

Я родился…

В очень теплом городе — Баку. Под моим окном был развал, где продавали арбузы. По-моему, там было лето круглый год; зимой снег практически не падал, а если он все-таки шел, то нас даже отпускали из школы поиграть в снежки, потому что это было очень редкое явление.

Баку моего детства — это очень хорошее время. Я был маленьким счастливым ребенком.

Переехали в Москву из-за войны в Карабахе…

И дом обстреливали, и моего отца (а он армянин), когда тот ехал к дедушке в Карабах, поймали местные активисты, сильно избили, переломав ему кости, сожгли машину. Его спас какой-то дедушка-азербайджанец. Была война…

На самом деле переезд был для меня не очень тяжелым. Я маленький не очень понимал, что происходит: на все это смотрел будто со стороны. Какие-то непонятные аэровокзалы, где мы останавливались, ЦУМ, ГУМ, «Лейпциг», очереди, мама с папой что-то покупают, везут куда-то продавать. Все это было своеобразно.

Когда мы оказались в Москве, мне было 8–9 лет. По улицам я не шатался — у меня другое воспитание, поэтому я был с родителями. Папа с мамой старались меня не особо куда-то отпускать, ведь это чужой город, где не особо рады видеть приезжих. Поначалу чувствовал себя не в своей тарелке. На улице звучали всякие возгласы: «Чурки, слышь!»

А потом мы поселились на «Третьяковской». И я влюбился в Москву. Именно здесь у меня все произошло в первый раз: и первый поцелуй, и первая любовь, и первое все, не считая той любви, что была в детском садике.

Московские адреса…

Бирюлево-Товарная, Домодедовская, а потом и переезд в центр, где я до сих пор живу — я не настолько старый, чтобы сесть где-то за городом. Я люблю движение, когда в дом постоянно приходят друзья. Но иногда беру жену и собаку, и мы уезжаем с палатками в лес.

Тусовались…

Парк Горького, дендропарк, центр — Манежная площадь, конечно.

Нелюбимые районы…

В этом городе нет не моих мест. Даже в обшарпанных районах бывает полезно бывать, чтобы понять, откуда ты — откуда берут начало твои корни.

В Москве меня беспокоит…

Я бы поменял отношение всех муниципальных служб к жителям города — я не доволен тем, что сотрудники ППС нагло обыскивают людей и хамят.

Я бы изменил…

Я бы подумал о спальных районах. Они очень депрессивные — сразу, как выезжаешь за Третье кольцо, это заметно. И разговор не о том, чтобы перекрасить дома в разноцветные, а чтобы работать с молодежью: создавать досуговые центры. Больше площадок — меньше питейных. Нужно уделять внимание будущему, а не настоящему.

Москвич — это…

Тот, кто любит Москву, живет здесь, достаточно воспитан. Коренной житель или нет — не имеет значения. Я знаю массу людей, которые родились в Москве, но не любят ее, хают. Они меньше москвичи, чем приезжие: они — злые, надменные, ничего не делают для города. А он же живет за счет приезжих — они его возводят, создают и строят. И вот тот самый ничего не делающий скидывает все свои проблемы именно на тех, кто приехал.

Большинство москвичей либерально настроены. Они ходят на митинги, всех во всем обвиняют. А у меня нормальные, адекватные взгляды на мир и жизнь.

Мои отношения с политикой…

Я не отношусь ни к одной партии, я другого формата. Меня бы выгнали как депутата, потому что я бы не зарабатывал свои политические баллы сказками и роскошными обещаниями; я бы не смог обещать и не делать. У меня другой склад ума. Да и политика — грязное дело. Хотя я выдвигался когда-то как кандидат от ЛДПР в Химкинском лесу, но это было чисто по фану.

Сравниваю московскую жизнь с жизнью в европейских и американских городах…

В Европе я был, а вот в Америке — ни разу. Но у меня туда уехал один знакомый. Говорит, все очень двояко. Очень высокие налоги, плюс отсутствие бесплатной медицины и образования. Денег не хватает.

Европа очень маленькая, а народ там жадный, причем жадный духовно. У наших людей на лавке с пивом душа шире — они более открытые. В Европе все скомканные и зажатые, не принято рассказывать о проблемах. Все там думают только о себе. И европейские ценности слишком либеральные: все эти нетрадиционные шаблоны, терпимости! Тупо это все, надо нормально жить.

Почему-то до сих пор есть пережиток, что там жить лучше. Но это не так. Хотя и выбор их.

Сейчас работаю над…

Пишу новый альбом жизненных историй, в котором я вернулся к себе прежнему. Названия у него пока нет.

Фильм «Брат 3» режиссера Валерия Переверзева…

Создатели картины решили, что стоит снять еще одного «Брата». Хочется сделать достойное продолжение истории, адаптированной к нашему времени. Сейчас на улице 2021-й — новые герои и новые кумиры. При этом мы все очень ценим историю фильма, ведь, конечно, я, как и многие из того поколения, вырос на «Брате». Мне важно это кино. Но сейчас я смотрю на него уже по-другому: отмороженный чел бегает, мочит всех, мутит с проституткой, оттягивается со скинхедами и затирает о правде. У них сила еще в правде, а у нас правда уже должна подкрепляться силой. Время другое, цели и методы их достижения тоже иные. Сила, конечно, в правде, но правда у каждого своя, ведь у пятака две стороны.

Фото: Вера Парохина