search Поиск Вход
, 3 мин. на чтение

Это мой город: скульптор Салават Щербаков

, 3 мин. на чтение
Это мой город: скульптор Салават Щербаков

О прогулках в районе ЗИЛа, занятиях в спортзале на Яузе и о своих новых памятниках в Москве.

Я родился…

В Москве, на Бережковской набережной, в доме 12. Раньше этот дом имел номер 40. Бабушка, когда я был первоклассником, в 1962 году, отвела меня во Дворец пионеров на Ленинских горах. Там я начал заниматься скульптурой. Учиться пошел в школу на Мосфильмовской — в этом здании теперь Академия внешней торговли.

На Бережковской прожил первые десять лет своей жизни. Потом мы переехали, а скорее вернулись, в Московскую область, в Балашиху, туда, где раньше жили бабушка и дедушка. Бабушка оказалась там еще в 1918 году. Революция выкинула нашу семью из Москвы в Балашиху, и это место оказалось для меня очень важным. В Балашихе сохранилась дореволюционная среда, загнанная, переселенная туда жизнь и как будто там и замерла. У людей дома стояли пианино, энциклопедии Гранат, Брокгауз и Ефрон, Шекспир, Леонардо да Винчи. У меня сохранились вещи, принадлежавшие еще моему прадеду.

Москву я называю городом приезжих: кто-то приехал сюда после революции, кто-то — после войны. 99% населения, много очень.

Сейчас я живу…

На Беговой, рядом в Третьим кольцом.

Воспринимаю Москву…

Как большую энергию, как стихию, парадоксальную концентрацию разных культур России. Однако осталась и старая культура, сохранился храм Иверской иконы Божией Матери на Ордынке, где служил мой прадед, где мы крестили внуков. Москва для меня — великая русская культура: Пушкин и Лермонтов, святыни, где похоронены великие князья, где памятник Минину и Пожарскому. В то же время советская и военная история тоже наложила свой отпечаток. Москва богатый на разнообразие город. Это столица империи, которая аккумулирует всю энергию страны. Москва — это смесь несовместимого.

Люблю гулять в Москве…

Стало очень интересно в районе ЗИЛа и Симонова монастыря, на улице Восточной. Смотришь, и как будто вдруг оказался в Амстердаме, или какие-то там появились совершенно парижские кафе. Очень хорошо, что есть разнообразие.

Мой любимый район в Москве…

Люблю совсем старую Москву, дом на Яузе, где когда-то жила бабушка, Зарядье, Кремль.

Сейчас у меня нет нелюбимого района в Москве.

Раньше любители московской старины из эстетических соображений не любили сталинскую Москву. Другие же, наоборот, только ее и любили, потому что предыдущей не знали. Раньше в Москве были убогие промзоны, а теперь в них создаются центры искусств, кафе. Даже бывшие спальные районы брежневской эпохи, и те начинают жить новой жизнью. Ценно все!

В ресторанах…

Люблю уютные простые рестораны или, наоборот, элитные. С удовольствием туда забегаю, непринужденно…

Место в Москве, в которое все время собираюсь, но никак не могу доехать…

Хотел бы доехать до Кусково или в Останкино, до музеев моего детства.

Главное отличие москвичей от жителей других городов…

Сейчас слово «провинциал» утратило свое былое значение. Иногда бывает, что провинциал, знающий свою историю, культурнее москвича. Москвич, он иногда как робот, живет и двигается по каким-то своим коридорчикам.

В Москве лучше, чем в мировых столицах…

Сейчас и уютно, и комфортно, и какое-то уважение к человеку есть, и демократично. Сейчас в этом направлении очень большие сдвиги и достижения. Раньше у нас были комплексы перед заграницей, а сейчас видим, что Москва стала достойным городом, во многом даже лучше. Заодно к нам возвращаются позитивные привычки исторической России: доброта, интеллигентность.

В Москве за последнее десятилетие изменилось…

Очень впечатляет Москва как современный мировой мегаполис. Все абсолютно на уровне. Сейчас у нас уже нет комплексов неполноценности, когда некогда, приезжая в европейский город, мы говорили: «Ох, как тут чисто, красиво и уютно для людей!» Сейчас мы во многом впереди. Получаю удовольствие от того, что строится сейчас, несмотря на то что кто-то все это ругает. В любом случае в этом большой шаг вперед. И по сохранению старой Москвы сделаны большие шаги. Бывают, конечно, и промахи, что-то исчезает, но в целом все находится под вниманием.

Мне не хватает в Москве…

Всегда должно чего-то не хватать. Любое развитие основано на желании что-то улучшить. Поэтому и происходит движение. Может, не хватает рабочих мест? Молодежь, возможно, не всегда пристроена и томится. Зато ей есть куда расти! И это нормальное, здоровое состояние.

Если не Москва, то…

Как и многие люди моего возраста, прошедшие разные времена, я достаточно много поездил по стране: от Камчатки до Ленинграда, от Сахалина до Калининграда, побывал в разных странах. Сейчас такое время, когда можно жить во многих городах. Мои предки, происходившие из православного духовенства, из Москвы. Другая часть семьи — с Южного Урала, из Башкирии, Оренбургской области. Оттуда родом мой отец. Там я нашел следы своих предков, вплоть до XVIII века. Древняя, энергичная земля, люди мудрые, сильные.

В Москве меня можно чаще всего застать кроме работы и дома…

Люблю проводить время с внуками, у меня четыре внука и одна внучка. Это очень приятное время. Иногда удается ходить в большой спортзал на Яузе. Сейчас очень повысился возраст тех, кто занимается спортом. Раньше в зале людей после тридцати уже не увидишь, а теперь ходят шестидесятилетние и семидесятилетние.

В ноябре…

В Лужниках, на аллее Славы, открываем памятник основателям борьбы самбо. Я сам много времени провел на ковре, почти всю жизнь, поэтому это очень близкая мне работа.

Фото: Артем Коротаев/ТАСС