search Поиск Вход
, 4 мин. на чтение

Это мой город: телеведущая и актриса Юлия Меньшова

, 4 мин. на чтение
Это мой город: телеведущая и актриса Юлия Меньшова

О канувшей в Лету купеческой Москве с ее широтой и залихватским весельем и о том, где в центре можно встретить настоящий архитектурный ад.

Я родилась…

Недалеко от станции метро «Алексеевская». Там было общежитие театра им. Пушкина, где в одной из комнат коммунальной трехкомнатной квартиры и жили мои родители.

Когда мне было 3 года, мама получила квартиру в Бауманском районе. Там мы прожили до моих 12 лет, а потом переехали на Юго-Запад, в бывшую Олимпийскую деревню, построенную к Олимпиаде 1980 года. Собственно, в этих двух районах и прошло мое осознанное детство.

Сейчас живу…

Почти в центре Москвы. Более точные координаты давать не хотелось бы.

Гулять…

Люблю. Очень. В какой-то момент Москва теряла свое обаяние, была неухоженной, да и спонтанная застройка разнообразных торговых точек ее очень портила, но сегодня гулять по городу стало вновь огромным удовольствием.

Любимый район…

Центр. Весь: Тверская, Бульварное кольцо.

Нелюбимые… 

Спальные районы. И, пожалуй, та самая Олимпийская деревня, куда мы переехали. Моя школа оставалась в центре, и я тратила уйму времени, чтобы доехать туда и обратно. И институт тоже был в центре. Никого невозможно было зазвать в гости: всех убивала мысль о столь дальней дороге. Да и в самом микрорайоне жизнь была крайне неудобно устроена. Не было никаких дворов для детей, хотя территорий более чем достаточно: ни песочниц, ни качелей, ни горок. А дворы же очень объединяют. И для меня это был дикий контраст с уютным двориком на Бауманской, где я проводила все свое время, когда возвращалась из школы. Меня угнетал в Олимпийской деревне даже вид из окна: белые коробки домов, асфальтированные дорожки, фонари и тощие редкие деревья по краям дорожек. «Лунный пейзаж» — так я его про себя называла. Кроме того, мы жили на самом дальнем краю деревни, а магазин был около первых домов. За любой мелочью надо было тащиться минут двадцать туда и двадцать обратно…  Как-то все там было ужасно непродуманно и неуютно для меня. И хоть сегодня новые спальные районы уже строят гораздо более комфортно, но вид стройных высоток, плотно стоящих рядом, все равно навевает на меня неизбывную тоску.

Место в Москве, куда все время собираюсь, но никак не доеду…

Пожалуй, его нет. Я, как мне кажется, везде бывала. В подростковом возрасте даже сама себе составляла тематические экскурсии по городу. Например, все пушкинские места или цветаевские. Изучала разные источники и ехала по сохранившимся адресам. И как-то в целом город и его историю знаю неплохо.

Главное отличие москвичей от жителей других городов…

Сегодня уже трудно сказать. Глобализация стирает отличия повсюду, в том числе и в характеристике жителей того или иного города.

Москва купеческая с ее широтой, залихватским весельем давно канула в Лету. А поскольку за прошедшие 20 лет город еще и невероятно разросся, то и этот факт тоже повлиял на стирание каких-либо особенностей: все просто спешат, суетятся, бегут по своим важнейшим делам…

В Москве лучше, чем в Нью-Йорке, Берлине, Париже, Лондоне…

Многое. Не могу сравнивать с Лондоном, поскольку была в нем давненько, лет эдак двадцать пять назад. Москва гораздо чище, чем Нью-Йорк и Париж. Изысканнее, чем суховатый Берлин. Кроме того, именно в Москве самый богатый выбор по-настоящему вкусных ресторанов и всех кухонь мира на любой кошелек. Множество прекрасных магазинов: все чаще я отказываюсь от шопинга в путешествиях, думая: «Да на фиг тратить время, в Москве все куплю». Короче говоря, Москва по-настоящему мощный европейский город.

В Москве за последнее десятилетие изменилось…

Масса всего. Облик города в целом. Мне нравятся расширенные тротуары, по которым реально люди стали гулять. Но меня, как и всех москвичей, удивляет ежегодно перекладываемая плитка в одних и тех же местах и поражает, что мэрия не отслеживает этот аспект, потому что он правда крайне раздражающий: ведь эти деньги есть куда потратить — на дело. Мне нравится, что убрали ларьки — наконец стала просматриваться архитектура. Мне нравится, что в центре реконструируют фасады — уважение к истории меня всегда греет. Мне даже нравятся платные парковки, потому что автомобилисты перестали чувствовать себя хозяевами жизни и втыкать машины повсюду так, что невозможно было протиснуться. Но мне не всегда нравятся цены на эти парковки: в некоторых районах они абсолютно безумные. Мне нравятся различные городские мероприятия, ярмарки, которые объединяют жителей, но не нравится, что тематические украшения города задерживаются на столь длительные периоды. Всяческие арки и фонарики, которые почти никогда не покидают Пушкинскую и прочие центральные площади, меня угнетают. Иногда хотелось бы увидеть чистое пространство архитектуры. Также меня искренне угнетают электрические деревья. Цветущая розовая сакура — мой личный кошмар. Но это, пожалуй, вопрос вкусовых пристрастий. Но само по себе то, что в городе постоянно происходят какие-то активности, мне симпатично.

Я хочу изменить в Москве…

Количество машин на дорогах. Платные стоянки отчасти регулируют этот вопрос, но поток все равно не иссякает. Еще хотелось бы «развидеть» некоторые памятники архитектуры, построенные в 2000-х. В частности, Манежная площадь меня, например, убивает. Лабиринты фонтанов, примыкающих к Александровскому саду и в целом общая стилистика площади, на мой взгляд, это какой-то архитектурный ад. И мне очень печально, что он расположен столь близко к Красной площади, которую стремятся увидеть все люди, приезжающие в Москву.

В Москве не хватает…

Социальной заботы. Не внешне помпезной и яркой, а тихой, как бы незаметной. Мы прекрасно знаем, что многие наши дома и транспорт по-прежнему не приспособлены для людей с ограниченными возможностями. Хотелось бы оборудовать или предоставить им более удобные мобильные средства для передвижения. Не хватает также заботы о трудоустройстве таких людей, как и большей заботы о родителях с детьми, у которых есть проблемы со здоровьем. Сады и школы нашего города постепенно могли бы становиться более открытыми к интеграции таких детей в свои коллективы. Москва могла бы в этом смысле становиться примером.

Если не Москва, то…

Даже не знаю. Не хочу и выбирать. Москва, и все тут.

В Москве меня можно встретить…

Передвигающейся между домом и работой.

В театре в 2020 году меня можно увидеть…

Ну с этим сейчас мы все испытываем сложности. Подождем до конца карантина, а там уж снова начнем планировать исходя из обстановки. Планы у всех не только подвисли, но и могут значительно измениться в связи с экономическими проблемами, которые реальны в мировом масштабе.

Фото: из личного архива Юлии Меньшовой