search Поиск Вход
, 9 мин. на чтение

Это мой город: телеведущая Ольга Шелест

, 9 мин. на чтение
Это мой город: телеведущая Ольга Шелест

О неспящей Москве девяностых, о правилах хорошего тона, неведомых москвичам, и о том, насколько это кропотливая работа — озвучивать аудиокнигу.

Я родилась…

В Набережных Челнах. Городок небольшой, но родной, знали все дырки в заборах, лазили по стройкам, сами заливали каток и ходили за молоком с бидонами.

Первые впечатления о Москве…

Конец девяностых годов. Масштаб Москвы просто сбивал с ног: вокруг большие здания, проспекты и метро, в котором так легко запутаться. Всю ночь горит множество рекламных огней. Открываются бары, рестораны, ночные клубы, дискотеки. И везде хочется побывать. Тебе попадается огромное количество людей, одни из которых хотят «развести», другие — помочь. И вся эта огромная волна подхватывает и несет по разудалой Москве. Конечно же, я была в восторге от того, какая Москва красивая, нарядная, яркая и неспящая.

О том, что в Москве неизменно…

Люди по-прежнему стремятся в Москву — заработать большие деньги, реализовать амбиции. Здесь хочется всего и сразу. Конечно же, у большинства мечты разбиваются, многие уезжают ни с чем. А кому-то удается поймать удачу за хвост и стать хозяином положения.

Об изменениях в Москве…

Если сравнивать с девяностыми, то облик города, конечно, уже другой. Замечаю более стильную подсветку зданий. На улицах и даже в тихих двориках стало светлее. Связано ли это с другими лампами уличной подсветки или с тем, что фонарей появилось больше, не знаю. Например, окна моего дома выходят в тихий дворик, при этом светло в любое время суток.

Изменились многие улицы, дороги, стало удобнее перемещаться пешком или на велосипеде и самокате. Мне нравится, что появилось огромное количество сервисов такси, каршеринга. Есть очень полезная услуга «трезвый водитель», когда ты можешь на абсолютно законных основаниях выпить бокальчик вина и попросить довезти на собственной машине до дома, чтобы потом не искать авто где-то по городу.

Отдельная история — сервисы доставки. Доставки всего необходимого и в любое удобное время. И даже еда из любого ресторана приедет к тебе домой. В этом смысле мы уже, наверно, догнали Нью-Йорк. В химчистку ходить и стоять там в очереди тоже не надо: приедут, заберут, а потом приедут и отдадут. Конечно, все это сильно облегчает жизнь.

Сейчас живу…

За городом и в городе в районе Патриарших. Мне нравится энергетика города, нравится ею питаться и ее отдавать. Нравится круговорот страстей, суеты и «движухи» — работа, встречи с друзьями, походы в кино. Городская жизнь меня полностью удовлетворяет, нисколько не смущает, я от нее сильно не устаю. Но все равно обстановку нужно менять. Иногда хочется тишины и спокойствия, передохнуть от бесконечной гонки, выйти на верандочку с кофе, подышать свежим воздухом, пробежаться с собакой по полю, сходить на речку. Поэтому на выходные уезжаем за город.

Главные отличия москвичей…

Возможно, москвичи более закрытые. Когда приезжаешь в столицу, тебе со многими надо подружиться. А чтобы подружиться, нужно и о себе рассказать, и человека расспросить. Москвичу, чтобы устроиться в жизни, новых знакомств в такой степени искать не нужно. У меня свекровь москвичка, живет одна. Я периодически предлагаю нанять помощников для уборки, которые будут приходить раз в неделю или две, на худой конец раз в месяц и помогать по дому. Но каждый раз слышу в ответ, что «это неудобно, я сама». Даже когда я приезжаю, первым делом спрашиваю, чем помочь, что сделать. И в ответ то же самое: «Ничего не нужно, вот тебе чай, садись-отдохни-рассказывай». У нас, деревенских, все иначе. Помню, как мы с родителями приезжали в деревню, складывали сумки в уголок и, даже не переодеваясь, подпоясывались и бежали помогать бабушке — уборкой, готовкой, мытьем посуды. Делали все дружно, даже не спрашивая, чем помочь. У меня есть подруга, которая приходит ко мне домой и, если видит в раковине тарелки, как ни в чем не бывало начинает мыть. В общем, история про постоянную помощь и подмогу друг другу. И в этом нет ничего зазорного для людей провинциальной ментальности. А вот, наверно, для москвичей это не очень нормально и даже странно. Мой муж-москвич всегда пребывает в легком недоумении, когда у нас в квартире останавливаются мои родственники или друзья. А мне нормально — вот вам матрас, укладывайтесь. Так что, думаю, напроситься в гости к москвичам — дело не из легких.

О любимых местах в Москве…

Так как живу в центре, могу позволить себе каждый день пешую прогулку по Москве. Пройти половину Садового кольца? Запросто! Люблю прогуливаться по бульварам, окрестностям Патриарших, Тверской, «Маяковской». При этом, если хожу в одно и то же место, обязательно составлю новый маршрут. Кайфую от Патриарших, мне очень нравится тут жить. Можно и на прудах погулять, и с детьми на площадке порезвиться, и в ресторанчике посидеть или взять кофе навынос, есть где пройтись с собакой. Здесь живет миллион прекрасных знакомых, друзей, мы общаемся, наши дети дружат. Жизнь бурлит. Шум и гам Патриарших нам не слышен, потому что окна во двор, но я представляю, что испытывают те, кто живет в непосредственной близости к тусовочным местам. Когда человек веселится, или он на свидании, или в подвыпившем состоянии, ему хорошо. И в этот момент он, конечно, не задумывается о том, что кому-то может быть плохо, кто-то болеет или не может уложить спать ребенка. Помню, как мы поехали всей семьей в Париж. Сняли небольшую квартирку в центре, днем прекрасно заселились. Небольшая улочка, все замечательно. А вечером за окном началось какое-то дикое скрежетание. Я выглядываю и вижу, как выносят стулья, накрывают столы, откуда-то валит народ. То есть прямо под окнами на наших глазах разворачивалась гульба на всю ночь. Вот такая дань тому, что живешь в самом центре. С другой стороны, есть районы, которые переживают разные времена. После пандемии грянет кризис, половина заведений закроется, чтобы открыться в другом районе, и все переберутся туда. Мне кажется, это нормально для мегаполиса. Остается смириться и философски к этому относиться.

Любимые кафе в Москве…

Те, что рядом с Патриаршими. Если что-то не понравилось в одном месте, вышел из него, вошел в соседнюю дверь. Ротация просто сумасшедшая: одно кафе открылось, другое уже закрылось, идет ремонт. Если называть, то, например, когда мы с подружками собираемся посидеть-поболтать-выпить хорошего вина, то пойдем в Lucky Izakaya Bar на Большой Никитской — там очень вкусно и душевно. Но бронировать там столик начинайте за две недели! Обожаю Bowlroom. Это уже родное место: там шеф-поваром трудится хороший друг нашей семьи шеф-повар Александр Егоршин. Мы давно дружим — путешествуем и практически каждый Новый год встречаем вместе. Там очень вкусно, лаконично и демократично. Работает доставка. Всегда приятно, когда в меню появляются новые позиции, на которые Александра вдохновили наши совместные путешествия по Франции или Америке. Еще отмечу одно вкусное место для всей семьи — Bro&N, чтобы было весело и шумно, с большой пиццей. Там всегда тебя разместят. Очень нравится их сезонное меню. Шеф Мирко Дзаго всегда придумает что-то новенькое.

В Москве мне не хватает…

Доброжелательности. Несмотря на то что стали уступать дорогу — автомобилисты пешеходам, и наоборот — все равно натыкаешься на суровое лицо и думаешь: «Кому я только что улыбнулся и зачем?» Едешь в лифте с соседями, которых мало знаешь, и редко кто в ответ на твое приветствие скажет «здравствуйте». Все стоят друг к другу спиной, молча. В Европе люди не стесняются говорить незнакомцам комплименты: какая классная сумка, мне так нравится ваша футболка, где вы ее купили? В Штатах small talk — это вообще правило этикета. Поговорить о погоде, о последнем бейсбольном матче — правило хорошего тона, пока ты едешь в лифте или стоишь в очереди. Ты просто показываешь окружающим: я безоружен, я не причиню вам вреда. И от окружающих ты ждешь того же.

А еще в Москве мне не хватает добрососедских отношений, когда двери не закрывались, ходили друг к другу делать уроки, а если родители задерживались, кто-то из соседей мог забрать тебя из садика или можно было забежать к соседке подождать прихода кого-то из родителей. Сейчас вот этого соседского комьюнити очень не хватает. Хотя мы тут на Патриках все стараемся дружить, но это больше близкие люди по духу, с кем работаешь в одной сфере. Видимо, сказались на нас лихие девяностые, когда каждый боролся за себя, своих близких, свое добро. Но поколение меняется. Молодые ребята, как я вижу, достаточно просто одеваются, не заморочены на капитализации, накопительстве. Им, главное, новые технологии подавай. А думают они об экологии, о ценностях социума. Конечно, политика государства в каких-то моментах раскалывает общество: все эти запреты и ограничения, ситуация с Украиной. Казалось бы, чем не национальная идея — объединиться, быть добрее и помогать друг к другу? Пока же каждый выживает как может. И пандемия это показала. От города и государства, к сожалению, мало кто что получил, хотя надежды были.

Во время самоизоляции и пандемии…

В моем окружении не было серьезных потрясений, хотя болели многие. Все свободное время мы с семьей всегда вместе, поэтому когда нас заперли в четырех стенах, катастрофы не случилось. Девочки растут творческие, развлечений дома и за его пределами сколько угодно. Рисуем, все время что-то мастерим, в духовке запекаем вазочки из глины, потом их дарим. Ставим с девчонками химические опыты, читаем, смотрим фильмы, занимаемся онлайн. Особый интерес во время пандемии приобрели коробки от всевозможных доставок. С возгласами «Я возьму эту коробку! — Нет, я возьму» вырезают из них что-то, рисуют, делают домики для куколок. И этот процесс может серьезно затянуться. Девочки ходят в футбольную школу, занимаются капоэйрой. Был балет, но пока взяли небольшую паузу, потому что студия закрылась, а заниматься балетом онлайн как-то странно. Муза берет уроки укулеле и фортепиано, а Айрис только исполнилось пять, так что тоже, наверно, скоро приступит к занятиям музыкой.

За время пандемии мы успели даже завести собаку — еще одну радость в дом. Ну да, были, конечно, эмоциональные качели: вроде бы все хорошо, а потом вдруг: когда же это все закончится? Пришлось отменить празднование дней рождений, девочки обошлись без всяких вечеринок и кучи подарков, ограничившись узким семейным кругом. Но тем не менее мы смогли вырваться к морю и даже сходить в поход.

Ситуация с коронавирусом…

Переключила всех в онлайн. Появилось множество онлайн-платформ, я чуть ли не каждый день проводила конференции, встречи, мастер-классы. Какие-то телевизионные съемки отменились, где-то приходилось выкручиваться. Например, на одну из съемок программы «Пятеро на одного» я не смогла попасть из-за правил карантина, но мы сделали так, чтобы я записала ребятам видеовопросы, став на время телезрителем. А вот съемки в шоу телеканала «Россия» «Удивительные люди» с огромным составом участников и коллективом, работающим над выходом каждого выпуска, ставить на паузу уже не было никакой возможности. Снимали в сентябре, но, несмотря на послабление режима самоизоляции, продюсеры программы приняли решение тестировать каждого человека, включая массовку. Все до единого были в масках, перчатках. Конечно, когда приезжаешь на съемку, хочется всех обнять, поцеловать, вместо этого я ходила с растопыренными руками во избежание нарушения социальной дистанции. Наш прекрасный продюсер Юлия Сумачева, настоящая бизнес-леди, строго следила не только за съемочным процессом, но и за соблюдением мер предосторожности, благодаря чему удалось снять полноценное шоу.

Сейчас…

Озвучила книгу моей хорошей знакомой Светы Сачковой. Мы работали вместе в журнале Glamour, потом на какой-то период времени потерялись и, случайно встретившись снова, разговорились. Оказалось, что за время пандемии Света написала книгу под названием «Люди и птицы». Я тут же подумала: «Ну надо же! Кто-то что-то важное успел все-таки сделать!» Света предложила мне озвучить эту книгу. Скажу честно, оценивать творчество друзей для меня очень сложно. Придется сказать правду, она может не понравиться, а как-то завуалированно попытаться выкрутиться не в моих правилах. Поэтому за книгу я взялась с осторожностью. Это роман про современную Москву. Первые 30–40 страниц никак не могла сосредоточиться: главная героиня совершенно не моего типажа, вечно сомневающаяся, запуганная девушка. На глазах разворачивалась психологическая драма про детство героев, их недолюбленность. А потом все завертелось в сюжет с такими комическими куплетами, что было невозможно оторваться. Света очень точно подметила и описала персонажей книги: московских девчонок, мнущихся у баров на Патриарших, мужиков, сидящих на корточках, хануриков в кожаных куртках с зачесанными на лоб челочками. Книга написана потрясающим русским языком — а я всегда смотрю на людей, использующих всю красоту русского языка, с открытым ртом и учусь. Бывает так, что порекомендуют прочесть кого-то из современных авторов, берешь, начинаешь читать и в недоумении откладываешь, думая, что твои литературные предпочтения — классика. А тут все совпало. Книга была прочитана на одном дыхании. И я, конечно, с удовольствием взялась ее озвучивать. Получилось около двадцати часов работы с разбором ударений. Когда читаешь книгу второй раз, тем более вслух, находишь повороты сюжета, на которых не акцентировался раньше. Мне было важно, чтобы тысячи людей, услышавших ее, получили удовольствие от процесса, чтобы не возникло никакого диссонанса. Поэтому мы — я, звукорежиссер и редактор — с ног до головы обложились словарями: каждое слово и каждая фраза должны быть выверены. Да, кропотливая работа, ничего не скажешь. Но я сама фанат аудиокниг — слушаю их на пробежке, на прогулке с собакой, в машине. К сожалению, иногда попадаешь на чтеца, который тебе ну никак не идет в ухо, хотя эту вещь хотелось бы прослушать до конца. Очень надеюсь, что книга в моем исполнении слушателям понравится. Если хотите оценить проделанную мной работу и ознакомиться с чудесным произведением Светланы, то аудиокнигу можно найти на сайте книжного сервиса «ЛитРес». Хочется теперь, чтобы по ней сняли фильм.

Фото: из личного архива Ольги Шелест