search Поиск Вход
, 4 мин. на чтение

«Европейцы блокируют покупателей с локацией «Россия» — аукционист Александр Киселевский

, 4 мин. на чтение
«Европейцы блокируют покупателей с локацией «Россия» — аукционист Александр Киселевский

Из 65 млрд долларов мирового арт-рынка на долю России до 24 февраля и так приходилось меньше 1% (оценки экспертов варьировались от 100 млн до 200 млн долларов), теперь будет еще меньше.

«Москвич Mag» поговорил с Александром Киселевским, главой международной платформы Bidspirit, где проходит 90% всех российских онлайн-торгов искусством, о том, почему наши коллекционеры больше не покупают вещи на международных аукционах и какое будущее ждет современных русских художников.

Ежегодно на площадке Bidspirit свои торги проводят более 200 аукционных домов («Литфонд», «Русская эмаль», «Совком», «КабинетЪ» и пр.), галерей, антикварных салонов и магазинов. Что сейчас происходит с продажами? Сократилось ли число лотов или проводимых аукционов?

В первые десять дней после начала спецоперации все немного запаниковали: стали покупать на треть меньше, новые аукционные каталоги не публиковались. Но потом все пришло в норму: сейчас аукционы идут как раньше, и я думаю, что как у нас было 700–750 аукционных торгов в год, так и останется.

На очные, живые аукционы покупатель приходит крайне редко. Конечно, некоторые хотят посмотреть предаукционную выставку, увидеть предметы вживую, но коллекционеры и любители искусства привыкли в пандемию участвовать в торгах онлайн.

Думаю, что сейчас наступило очень хорошее время для приобретения предметов коллекционирования, продажи идут. Например, на аукционе «Литфонд» недавно купили работу Фешина за 36 млн рублей, это значит, что коллекционеры готовы платить за искусство приличные деньги.

Однако истинные шедевры владельцы сейчас придерживают, хотя на внутреннем рынке такие вещи есть. Топовое искусство еще долго не будут показывать, в частности потому, что за шедевры сегодня сложно получить адекватные деньги. Да и в нынешнее неспокойное время многие не хотят светить уникальные дорогие вещи. Я не исключаю возможности возникновения черного рынка русского искусства, причем и на Западе, где все русское сейчас под запретом, за железным занавесом, и на внутреннем рынке, ведь крупные продажи могут привлечь нежелательное внимание.

Как отреагировали на международные санкции против России крупные иностранные аукционы искусства?

Увы, в Европе слово «русский» сегодня стало фактически ругательным. Моему приятелю, сотруднику крупного швейцарского аукционного дома, запретили на торгах в Цюрихе говорить по-русски. Sotheby’s и Christie’s отменили июньские «русские торги», думаю, минимум на год. Крупные зарубежные аукционные дома публикуют на сайте сообщения, что клиенты с локацией «Россия» не могут участвовать в торгах, и блокируют всех, у кого в локации написано Russian Federation. Это происходит на всех крупнейших аукционных порталах, таких как Invaluable.com или lot-tissimo.com.

Но некоторые европейские аукционы, например испанский IAA (международный аукцион автографов) или аукционный дом в Монако Hermitage Fine Art, продолжают продавать ранее сформированные коллекции с русским искусством, правда, переименовав торги из «русских» в «восточноевропейские». Все это не способствует продажам, как и то, что оплатить с русской карты покупки искусства за границей невозможно. Но даже если аукционный лот россиянин оплатит с иностранного счета, большинство аукционов потребует у покупателя паспорт, и тут тоже могут возникнуть трудности.

Покупка через посредников тоже не оптимальный вариант. Известные иностранные дилеры не станут рисковать своим именем, совершая покупки для русских клиентов. Все помнят неприятный инцидент с владельцем аукционного агентства, который приобретал в США вещи на средства известных российских олигархов….

Вы имеете в виду Григория Бальцера, которого обвинили в том, что он покупал искусство в США для Ротенбергов, которые находятся под санкциями?

Именно. Против его аукционного агентства Baltzer был подан иск.

Следующая трудность: как в нынешних обстоятельствах доставлять вещи в Россию, непонятно — ни послать, ни выслать невозможно. Я лично вывожу в Израиль те предметы искусства, которые раньше спокойно отправлял почтой.

Все-таки коллекционирование — это удовольствие, а сейчас с этим мирным занятием связано слишком много проблем. Думаю, русские продавцы свои вещи попридержат, сдатчики заберут многое обратно и переждут.

А как ваш Bidspirit себя ведет за границей? Тоже русских не допускаете к торгам?

Мы действительно были вынуждены скрыть регион Russian Federation на некоторых сайтах нашего портала, например в Великобритании, но российский сайт Bidspirit работает без проблем. И если российские клиенты решат что-то купить на наших европейских аукционах, мы постараемся помочь.

Но на нас есть давление, прежде всего со стороны хакеров, которые неоднократно пытались сорвать аукционы. Это было и раньше, но сейчас такие случаи стали происходить значительно чаще. Самое распространенное и примитивное — DDoS-атака, когда во время нескольких торгов, которые одновременно идут на аукционе, заходит куча стороннего народа и пытается обрушить сервер. Но мы очень внимательно следим за этим и, если замечаем нездоровую активность, все перепроверяем и усиливаем мощность. Вот такой интересный нынче мир.

Что, по вашему мнению, ждет коллекции искусства и антиквариата, которые находятся в зарубежных домах, на яхтах или в хранилищах россиян?

Собрания тех людей, кто близок в верхушке российской власти, естественно, под угрозой заморозки. Но я уверен, что в конечном итоге все всем вернут, пусть не сразу и по суду, но отдадут, как и недвижимость, и яхты. Эти конфискации противоречат основам европейского законодательства. Но пока прогнозировать что-то сложно. Другое дело, что арт-деятельность россиян за границей может значительно снизиться. На днях Роману Абрамовичу не дали пожертвовать восьмизначную сумму в Мемориальный комплекс истории Холокоста Yad Vashem, который он много лет поддерживал. И у меня большие сомнения, достроит ли Петр Авен музей в Риге.

Как это все отразится на российском современном искусстве?

Для Russian contemporary все происходящее — сильный удар. После 2014 года наших художников и галеристов и так не очень принимали в Европе и США, а сейчас и вовсе показывать нигде не будут.

Фото: из личного архива Александра Киселевского

Подписаться: