search Поиск Вход
, 2 мин. на чтение

Горящие жирафы на стенах и мерцающие бриллианты в зале: на открытии выставки Сальвадора Дали в Манеже были все

, 2 мин. на чтение
Горящие жирафы на стенах и мерцающие бриллианты в зале: на открытии выставки Сальвадора Дали в Манеже были все

Вечером почти морозного понедельника на пятачке перед Центральным Манежем было не протолкнуться.

Вместо автобусов с китайскими туристами — очередь из майбахов с мигалками, вместо гостей столицы — самые красивые женщины города в соболях и крокодилах в пол под ручку с государственными мужами и финансовыми магнатами. «Если можете, плюс один возьмите!» — попискивали пролетевшие мимо списков студенты художественных вузов и ничьи бабушки-смотрительницы культурных учреждений.

Открывали с помпой выставку года «Сальвадор Дали. Магическое искусство». Организаторы — фонд «Связь времен» Виктора Вексельберга, Музей Фаберже и многочисленные партнеры от департамента культуры города Москвы до мадридского музея королевы Софии. От количества приглашенных ВИПов в тесном фойе Манежа было очень жарко и чуточку неловко — не знаешь, куда глаза девать, чтобы не подумали, будто приперся подглядывать за чужой ярмаркой тщеславия, а не сюрреализмом восторгаться. Слева Дмитрий Песков с Татьяной Навкой, справа Ксения Собчак со вторым мужем, которому мальдивский загар к лицу чуть ли не больше, чем профессиональный сплин. И за каждой спиной в Brioni — страусиные перья и атлас Dolce & Gabbana. За ностальгический бренд, как всегда, отвечала царица ночи Виктория Шелягова — она была одета строго, словно на похороны, в all black, вместо кокошника взяла с собой лишь Оксану Бондаренко, влиятельную хозяйку московского ритейла «ЛиЛу» — про ее шоурум все слыхивали (спасибо «Татлеру»), да никто не видывал, где он и что там продают.

Публику мариновали довольно долго, разливали игристое, угощали пирожными, развлекали речами со сцены. К микрофону друг за другом выходили Александр Кибовский в том же костюме-тройке, что и на недавней передаче «Осторожно, Собчак», собственно Виктор Вексельберг в галстуке вырви глаз и еще разные нарядные господа. Все славили испанского гения без устали, ну и про свои заслуги не забывали.

Пока журчали речи и просекко, некоторые делали бизнес. Ольга Свиблова, гремя пластмассовыми аксессуарами, обежала уже существующих спонсоров и еще потенциальных донаторов. Борис Бернаскони охмурял журналисток, агитируя их на предмет переворота в национальном павильоне архитектурной биеннале. Владимир Овчаренко рекламировал свой аукцион — покупай и властвуй, владей и здравствуй.

Кто-то, как Игорь Чапурин, рассказывал телеканалу «Жара» о своей любви к Дали с пеленок, кто-то, как Евгения Милова с вежливой и чуть усталой улыбкой Моны Лизы, слушал о жизни отдохнувших. Кто-то, как супруга адвоката Добровинского, принимал участие в острой беседе о неисповедимых путях европейского антисемитизма — оказывается, мигрантов из Африки и Ближнего Востока специально в Париж завозит мировая закулиса.

Наконец разрезали ленточку, распахнули двери, и элита смогла увидеть то, ради чего все собрались — знаменитый диван в форме алых губ Мэй Уэст (на него зачем-то немедленно взгромоздилась телеведущая Ангелина Вовк), андалузского пса и портрет Галы. Какие-то девушки, прибывшие прямиком из Давоса и переобувшиеся из экономистов в искусствоведы, разъясняли своим благодетелям, что Дали был одержим фаллическими символами и прочим фрейдизмом.

Смотрели, однако, не столько на светящиеся лайтбоксы с живописью, сколько на мерцающие бриллианты замужних дам. Особенно выделялась в полумраке Полина Аскери — ее рыжий кашемировый ансамбль и кремовые сапоги из аллигатора провожали взглядом словно жирафа в огне.

Многие, к сожалению, очень быстро заспешили на выход, к другим делам, иным свершениям и были неправы. «Сальвадор Дали. Магическое искусство» — выставка, заслуживающая самого пристального внимания, устроенная со знанием и вкусом, на лучшем европейском уровне, и даже роскошный бутик с мерчем и сопутствующей литературой в кои-то веки ничем не уступал оным в каком-нибудь Центре Помпиду или галерее Тейт.

Фото: Арина Гордеева и Евгений Смирнов