, 3 мин. на чтение

Как прошла премьера «Нормы», на которую пускали только знаменитостей и пару «провокаторов»

, 3 мин. на чтение
Как прошла премьера «Нормы», на которую пускали только знаменитостей и пару «провокаторов»

Два дня подряд во Дворце на Яузе проходило типа событие года — премьера спектакля Максима Диденко «Норма», выпущенного под чутким руководством Константина Богомолова.

Когда-то в памятнике сталинского ампира снимали «Карнавальную ночь», теперь вот «инсценировали сиквел» — ведь все подыгрывали дирекции, как Огурцову в фильме. Мероприятие растянули на двое суток, ибо хедлайнеров светской тусовки много, а повод один. Из заявленных пиар-службами гостей на праздник искусства не явился только Роман Абрамович — наверное, застрял в Туманном Альбионе обмывать ничью «Аякс»—«Челси».

ВИП-клиентов худрук встречал уже на входе, не около вешалки, а сразу за рамками металлоискателя. Все опаздывали, путь-то до «Электрозаводской» не близкий. Чтобы скоротать время, Константин Богомолов с фирменным брезгливым выражением лица отвечал корреспонденту телеканала «Дождь» что-то циничное, но уже никого не эпатирующее. Папарацци скучали и от безысходности снимали даже режиссера Местецкого, окрыленного успехом нового фильма своей отсутствующей, впрочем, супруги Нигины Сайфуллаевой. Анонимных любителей театра покамест угощали пирожками с капустой, бутербродами с салом, водкой и крымским вином. Почти каждый из поднимавшихся в буфет пытался упражняться в остроумии. С интервалом в минуту официантов кто-нибудь, да вопрошал: «А норму, норму подаете?» Персонал мужественно улыбался, понимая, что мир, ну или по крайней мере Москва, нынче в периоде постиронии, а значит, все позволено.

Наконец подъехала бизнес-элита — Борис Белоцерковский, Александр Раппопорт, Александр Мамут и далее по списку Forbes, с женами и solo. Вспышки фотокамер застрекотали особенно активно с появлением Матильды Шнуровой и еще нескольких членов распавшегося из-за капризов мужского либидо slim bitch club — владелицы обанкротившихся бутиков «Опиум» Полины Киценко и, собственно, Ксении Собчак. Оксана Лаврентьева и Вероника Белоцерковская по понятным человеку, который следит за светской хроникой, причинам авангардным театром манкировали.

Под завязку фуршета прибыла и самая роскошная женщина России Виктория Лопырева в лиловом мини, уже с ничьим супругом, он растерянно стоял поодаль от пресс-волла и нервно мял борсетку. Королеву сердец дамы демонстративно обходили стороной, чтобы в следующий раз их вторая половина не переметнулась к врагу.

Актер Анатолий Белый тоже не избежал пытки интервью, какие-то региональные телевизионщики мучили его вопросами из серии «А что вы делаете в свободное от работы время, театр посещаете?» «В свободное время я свободен», — отвечала звезда МХТ, тоскливо оглядываясь на менее известных личностей, которые и вправду были свободны и могли спокойно выпивать и закусывать.

Виновник торжества режиссер Максим Диденко мельтешил в толпе, то и дело поправляя такой же, как у Кирилла Серебренникова, головной убор, только сильно меньше. Как говорится, по амбициям и шапка. Начальство следило за ним пристальным взглядом, ибо представление уже началось — на улице развернули краснознаменные стяги и транспаранты оскорбительного для авторов содержания подсадные хоругвеносцы.

Медленно заполнявшую партер публику Константин Богомолов предупредил насчет эксцессов, якобы двое из скрепных активистов просочились по билетам (не продававшимся) прямо в зал. И действительно, ближе к концу первого акта мужчина с оперным голосом принялся перебивать исполнявшего главную роль Евгения Стычкина. «А дерьма, дерьма вы уже поели?» — кричал он со своего места. В антракте этот противник совриска исполнил «Вставай, страна огромная», а потом стал дискутировать со зрителями о целях и задачах драмтеатра. Были слышны реплики из серии «Богомолов сам признался, что, кроме денег, ему ничего не любо, он и памперсы своему будущему отпрыску за бабки будет менять». Параллельно курящую на ступенях публику развлекала бабушка в пуховом платке, интересовавшаяся на предмет советской власти — уважают ли свое прошлое театралы?

Однако неоригинальные провокации мало кого оставили неравнодушным. Гости шептали друг другу: «Ну это подстроено, это же Костя», — пожимали плечами и смотрели на часы. Второй акт обещал быть коротким, и всех это заметно обнадеживало. Премьеру, судя по составу авто на парковке, досрочно почти никто не покинул. Аплодировали с воодушевлением, расходились с облегчением. В очередной раз Константин Богомолов поднес к лицу столичного бомонда зеркало и микрофон, а он вежливо попенял. Будет Россия свободной или нет — никому уже не интересно.

Фото: Виктор Бойко, Владимир Яроцкий