search Поиск Вход
, 7 мин. на чтение

Канатоходец Владимир Мурзаев: «Мы натянули канат над Тверской и начали ходить. На крышу выбежал ОМОН»

, 7 мин. на чтение
Канатоходец Владимир Мурзаев: «Мы натянули канат над Тверской и начали ходить. На крышу выбежал ОМОН»

Мастер спорта по альпинизму, чемпион мира, каскадер, скалолаз и парашютист Владимир Мурзаев рассказал Ольге Дарфи о бейсджампинге с 44-го этажа, прогулках над Тверской и о том, в каких исключительных случаях можно ходить по канату без страховки.

В Москве много канатоходцев?

У нас небольшое комьюнити, человек десять, которые активно тренируются, некоторые могут быть еще и бейсерами или скалолазами в дополнение. А те, кто ходит на слеклайн в парках, их, конечно, гораздо больше, человек двадцать пять.

 Давайте разберемся, что это вообще такое.

Есть слеклайн — это то, что многие видели в парках. Канат натянут между деревьями, висит в метре от земли, и с него всегда можно спрыгнуть.

Есть хайлайн — это когда между некоторыми объектами (домами, мостами, скалами) натянут небольшой ширины канат, плоская лента, высоко над землей — от десяти метров и выше. При прохождении стропа нестатична, вдобавок имеет динамику, и ты всегда ловишь баланс. Поэтому ходить по нему без страховки — рискованное мероприятие. В мире только, может, пара человек ходят хайлайн без страховки.

И есть стальной трос — он жесткий, не динамит, по нему идешь, как по бордюру, только бордюр этот тоньше. Такие канатоходцы используют длинный шест, на который они опираются. У них практически не бывает срывов. Если ты идешь не спеша, осторожно и правильно ставишь ноги, то все будет нормально. И это совсем другая техника, они могут позволить себе ходить без страховки (именно так в фильме «Канатоходец» герой ходил между нью-йоркскими башнями-близнецами. — «Москвич Mag»).

Я люблю хайлайн именно за то, что ты идешь над пропастью, тебе страшно, ты испытываешь те же сильные и острые эмоции, но это абсолютно безопасно, потому что ты привязан к стропе.

Вы в Москве выросли?

Да, я родился на проспекте Мира, в школе увлекся горным трекингом и альпинизмом, ходил в клуб туризма, занимался скалолазанием, выступал на соревнованиях, потом поступил в институт физкультуры. У нас был очень хороший преподавательский состав, мастера спорта международного класса по альпинизму, скалолазанию и спелеологии, читали лекции основные фигуры российского альпинизма, было интересно. Ведь немалая часть альпинизма как раз теоретическая — работа с веревкой, изучение рельефов, горных пород, снега и прочее…  Соответственно, мой круг интересов — это скалолазание, альпинизм, парашютные прыжки, бейс и хождение по канату.

Вот, например, у меня друг купил квартиру на 44-м этаже и позвал туда бейсеров, пришло человек сорок и все из окна выпрыгнули.

И вот когда ты прыгаешь бейс (бейсджампинг — экстремальный вид спорта, в котором используется специальный парашют для прыжков с фиксированных объектов. — «Москвич Mag»), то ищешь разные точки для прыжков. В городе прыжки и не запрещены, и не разрешены, но попадание на крышу дома зачастую, скажем так, не совсем разрешено. Поэтому бейсджампинг нелегален, про это даже не стоит писать. Это малочисленный, настоящий андерграунд, и мы этим не хвастаемся. У властей города такие прыжки не всегда вызывают позитив, хотя в последнее время бейс, особенно в горах, становится модным, бейсеров используют в рекламных роликах. Но, я считаю, не стоит его чересчур популяризировать, тем более в нашей консервативной стране. Например, легально договориться прыгнуть с башни «Москва-Сити» или сделать бейс-фестиваль практически нереально, никто не понимает, что это такое, и не хочет брать на себя ответственность. Но вот, например, у меня друг купил квартиру на 44-м этаже и позвал туда бейсеров, пришло человек сорок и все из окна выпрыгнули. Полиция такая: «Ребята, а что происходит?» Он: «Да ничего не происходит, это моя квартира, мы тут прыгаем». Они такие: «А, ну ладно». Ну и вопрос закрыт. Вот это был бейс-фестиваль.

В общем, если мы находим интересный объект, то это делается всегда ночью или на рассвете и никогда не афишируется. Те, кому надо, это знают, а большой массе людей знать и не нужно, вдруг они увидят в этом что-то неправильное. Мы же это делаем ради собственных эмоций и ощущений.

По каким критериям вы оцениваете здание? С какого здания можно прыгнуть или канат повесить?

На все здания я смотрю с точки зрения, можно ли на него хайлайн повесить или как на него залезть и как с него спрыгнуть. Так я узнаю Москву с новых ракурсов.

Первое: нужна высота, метров пятнадцать хотя бы над землей, и второе здание того же уровня, чтобы стропа висела прямо и в одной плоскости. А дальше вопрос фантазии. Хочется делать это в красивом месте, разумеется, с хорошей архитектурой. Дальше идет техническое согласование с владельцами зданий.

С хайлайном все гораздо проще, потому что это абсолютно безопасно, фатальных случаев по всему миру практически нет, поэтому в европейских городах фестивали хайлайна проводятся регулярно. В Москве таких фестивалей пока нет, но у нас были показательные выступления. Мы на Тверской в этот Новый год в бой курантов и за два дня до и два дня после весь день ходили по канату в костюме Деда Мороза, и все это было сделано по предложению администрации города. Может, они впечатлились нашим стихийным выступлением, когда мы ходили по канату, натянутому через Тверскую, и тогда это происходило нелегально.

А как вы это сделали? 

У меня есть друзья, с которыми мы обычно собираемся, чтобы где-то прыгнуть. И у нас появилась идея, что можно в городе походить по канату в каком-то красивом историческом месте. Мы выбрали Тверскую, выбрали день, как раз это был день выборов и День города заодно. Заранее ночью прошли в эти дома и подготовились. Затем протянули шнур и в шесть вечера, когда был самый поток людей, когда улица забита машинами и все куда-то неслись и спешили, совершенно не поднимая глаз на небо, мы натянули этот канат и начали ходить. Мы успели походить минут двадцать, наверное, потом на крыши выбежал ОМОН, снизу-то было полно полиции, но они не понимали, что с нами делать. А это же были выборы, каждый подъезд охранялся полицией. В общем, на крыше они нас скрутили, мы провели ночь в отделении, нам выписали штраф. Но все получилось круто, и мы были очень довольны, потому что народ нас воспринял очень классно. Мы не делали какую-то политическую или агитационную акцию, а просто ходили для красоты, и прохожие замирали и смотрели на нас с восхищением, останавливались машины, в общем, остановилась вся Тверская. Когда я, например, проходил линию, пришел уже на другой дом, все начали мне аплодировать, это было очень здорово! Даже полицейские были дружелюбны и посчитали наш проход нормальным, сказали, что это все выглядело бы очень здорово, если бы не день выборов и не День города, когда все боятся неожиданностей, а так было бы вообще все весело.

А у нас был челендж сделать это, когда в городе полно людей. Мы все ходили со страховкой, разумеется, и, кроме того, когда внизу под тобой толпы людей, то…  я уж не говорю про мобильный телефон, даже какая-то монетка, которая выпадет из кармана при срыве, может упасть кому-то на голову, обернуться ушибом, и потом никогда уже нельзя будет ходить по улице Тверской легально. Понимая это, мы отнеслись к мероприятию очень аккуратно, все проверяли и вытаскивали из карманов даже всякую мелочь, чтобы ничего не упало вниз. А без страховки ты можешь ходить, когда ты один, где-то в лесу, и это никто не должен видеть. Тогда вся ответственность будет только на тебе.

Какие районы Москвы больше всего приспособлены для хайлайна?

Есть парк каскадеров на реке Сетунь, в районе «Киевской», там висят хайлайны, можно записаться и хоть каждый день тренироваться. Также мы ездим в Подмосковье, ищем мосты, с некоторых нас прогоняют, с некоторых нет. А вообще у меня есть карта Москвы с отмеченными точками, где чего можно сделать, я придумываю план, как это можно осуществить. Я не могу рассказывать про эти места, потому что не хочу, чтобы когда я туда опять пришел, то обнаружил, что они заварены арматурой и решетками и запаяны чем-то. Оставим им жизнь.

В принципе, хайлайн можно повесить где угодно, даже в пустыне среди песков. Так что в Москве можно повесить везде, где красиво.

Могу о прошлом проекте рассказать. В районе ВДНХ мы вешали хайлайн на высоте 200 метров на двух небоскребах ЖК «Триколор». Делали это нелегально, повесили ночью канат и походили там. Было нереально красиво и очень здорово. Виды с линии просто фантастические, и ты понимаешь, что сейчас один здесь стоишь и можешь этим наслаждаться. Кстати, когда мы ходили на Тверской второй раз, уже легально на Новый год, нам разрешили это сделать в том числе и потому, что наша первая нелегальная попытка вызвала резонанс и большую симпатию у людей. Власти поняли, что это совершенно безопасно, это просто красивый трюк. Они поняли, что это можно развивать на всяких праздниках, и я надеюсь, что в этот День города мы тоже повесим канаты и будет ходить по хайлайну.

Ну они же безопасные сами по себе?

Стропы, по которым мы ходим? Разумеется! Это такая мегавысокотехнологичная лента шириной 25 миллиметров. У нее бывают разные параметры растяжения в зависимости от целей, но любая из них выдерживает минимум три тонны, так что можно даже со слоном ходить. К тому же в варианте хайлайна их используют две, так же, как когда ты прыгаешь с парашютом, у тебя есть всегда два — основной и запасной.

Помечтаем. В каких местах в Москве было бы эффектнее всего провести хайлайн?

В первую очередь с точки зрения безопасности, ну и красоты, конечно, это должно быть высоко. Если ты сорвешься и твоя стропа висит на высоте три метра, к тому же она динамит, ты можешь больно удариться о землю. А если высота больше 15 метров, ты сорвался и просто висишь на веревочке. Самое красивое и амбициозное — это, конечно, между башнями «Москва-Сити». Повесить там канат сложно, это требует немалой подготовки. В каждом отдельном случае, для каждого места ты придумываешь свой вариант, как это сделать. В принципе, хайлайн можно повесить где угодно, даже в пустыне среди песков, есть техники, как это сделать. Или на леднике. Так что в Москве можно повесить везде, где красиво. Если посмотреть вверх на здания, то можно увидеть много классных мест. Длина не так важна, недавно на фестивале в Кисловодске мы ходили хайлайн длиной километр.

Какая задача-максимум для хайлайнера?

Мне бы хотелось больше выступать на городских праздниках. Есть большие возможности для использования наших навыков в театре. Ну и ездить по всему миру в поисках красивых мест для новых линий.

А как вы деньги зарабатываете?

Работаем со спонсорами, я спортсмен нескольких компаний (The North Face Russia, Petzl Russia и магазин «Альпиндустрия»), и сейчас мы еще работаем с художниками, разрисовываем фасады зданий.

А прыжки в вингсьюте — костюме-крыле, как думаете, когда-нибудь станут в городе легальными? Моя мечта — вингсьют с подушками безопасности и моторчиком, чтобы костюм можно было использовать как воздушное такси и летать с крыши по разным районам. Это реально?

Думаю, не скоро. Полеты в вингсьюте в 99,9% происходят в горах. Однажды мои друзья прыгали в вингсьюте с башни «Москва-Сити» и перелетели через Третье транспортное кольцо. Но пока это единичные трюки. Из всех этих движух пока только хайлайн имеет шансы на легализацию. Люди боятся всего неизвестного, надеюсь, что идея хайлайна станет им ближе и понятнее.

Фото: София Панкевич