search Поиск Вход
, 9 мин. на чтение

«Когда уволили, у меня оставалось 60 тысяч рублей»: истории тех, кто потерял работу

, 9 мин. на чтение
«Когда уволили, у меня оставалось 60 тысяч рублей»: истории тех, кто потерял работу

В соцопросе ВЦИОМ от 17 марта больше половины трудоустроенных россиян полагают, что в случае потери работы они без особого труда найдут равноценную замену (56%), и каждый четвертый уверен, что ему с легкостью удастся найти новую работу (25%).

Мы собирали истории тех, кто за последний месяц с лишним попал в такую ситуацию — остался без работы. Не только западные компании уходят с рынка, но и отечественные оптимизируют бизнес, сокращая сотрудников. Что будет с новыми безработными?

 Андрей Черкасов, 21 год, доставщик в McDonald’s

Я родился и живу в Москве. За время работы в «Маке» (филиал сети в ТЦ «Галерея Аэропорт») попробовал себя на всех начальных позициях: на кухне, в зале, а также поработал доставщиком — пополнял кухню и прилавок продуктами и упаковками, разгружал машины.

Сначала слухи о закрытии ходили среди работников ресторана, потом уже увидел новость в интернете, и на следующий день директор подтвердила: скоро начнем генеральную уборку и будем закрываться. Сейчас компания платит мне 20 тыс. рублей в месяц. Коллеги говорят, что рано или поздно сеть возобновит свою работу, но ничего конкретного неизвестно.

Сейчас я ищу работу младшим IT-специалистом (поддержка, администрирование). Планы на будущее: думаю запустить свою NFT-коллекцию (вид криптографических библиотек), что уж делать.

Ирина, 35 лет, еще месяц назад работала в щедрой американской компании, которая ушла с рынка

До недавнего времени я работала в американской компании — глобальном лидере в своей категории, на российском рынке в том числе. Не хочу называться, потому что наш рынок довольно маленький, нас легко вычислить — я боюсь санкций как для себя лично, так и для компании в целом, так как она не делала никаких официальных заявлений.

Компания работала в категории товаров повседневного спроса, но наш продукт был достаточно технологичным. Помимо нескольких крупных игроков, производящих качественный продукт, на рынке существует много дешевых китайских аналогов, которые сильно уступают в своих характеристиках.

На протяжении многих лет компания росла. Уже после закрытия мы получили данные Nielsen и увидели, что даже в последние месяцы компания продолжала набирать обороты, что было, конечно, очень обидно для тех людей, которые вкладывали в этот рост силы и душу. Я присоединилась год назад, в начале марта 2021 года, а узнала, что ухожу из компании (точнее, компания с рынка), 23 марта этого года. Такое несчастное красивое стечение обстоятельств.

Не существует идеального работодателя, но этот был приближен к тем параметрам, которые я для себя сформулировала. До этого я работала в очень крупных международных компаниях, где штат в России насчитывал несколько тысяч человек. Здесь же российское представительство насчитывало менее ста человек. С точки зрения функционала это интереснее — больше поле для творчества. И что для меня было важно — общение с западными коллегами. Так как компания американская, то еще и на языке, который я хорошо знаю и люблю.

Я была менеджером по развитию торговой марки. В моих обязанностях были всевозможные национальные промоактивности, SMM, взаимодействие с сетями, категорийные проекты, разработка специального оборудования.

В конце февраля нас ввели в определенный режим простоя — не такой, каким он был во многих компаниях: сотрудники продолжали работать, но в течение трех недель не было никаких отгрузок. Запас продукта на складе в России был, но его хватило бы ненадолго — все было импортным. Поэтому мы зависели от того, как привозить в страну новые поставки. Автоперевозки шли с двух европейских заводов. На одном случилась забастовка: они сказали, что не будут паковать продукт для России. С другого возил немецкий подрядчик — машины шли по территории Беларуси, — он отказался рисковать жизнью водителей.

Команда продаж получила распоряжение продавать определенный продуктовый микс с максимальной маржой, но было непонятно, что делать с ценами: курс начал скакать, а импортный продукт покупается не за рубли. Нашей маркетинговой команде сразу отрезали все бюджеты и прекратили активности, тогда мы занялись анализом данных и планированием будущего — вещами, на которые обычно не хватает времени. Настроение было оптимистичное: все будет хорошо — найдем логистические пути.

Информация, что мы закрываемся, пришла руководству 22 марта вечером, а нам спустилась утром следующего дня. Мы надеялись, и руководство говорило, что все будет хорошо. В какой-то момент с западными руководителями начали обсуждать, нельзя ли нас забрать на другие рынки: мы себя много лет показывали сильной командой — Россия была рынком с инновациями и нестандартными решениями. Они ответили, что все будет хорошо. Из чего мы делаем вывод, что решение было принято очень сверху, может, и не внутри компании — разнарядка. И они отрезали все: не остановка до урегулирования, а роспуск всех сотрудников в течение двух дней и полный уход с рынка.

Нас отправили щедро — ничего сказать нельзя: нам выплатили почти годовой оклад. Если не считать того, что рубли теряют покупательскую способность с каждой минутой, жить есть на что.

Мои личные прогнозы, к сожалению, неутешительные. Если брать мою профессию, то она может существовать только в условиях капитализма и свободного рынка. Маркетинг в России доживает последние дни. Если останется полторы компании, каждая из которых производит один продукт, да еще и в стране со стремительно нищающим населением, будет два фактора совершения покупки: тупо наличие и тупо цена. Какой уж маркетинг!

Как я и говорила, мы сталкивались с большим количеством контрафакта из Китая — в старой упаковке или чуть-чуть отличающейся от правильной. Сейчас кто попало повезет что попало. Рынок будет захламлен, что будет с ценами — непонятно. Хотя остается еще пара крупных игроков на рынке, один из них также прекратил пока отгрузки.

Я всегда работала в западных компаниях, в российских только два раза: первый — два месяца после института, второй — полтора года назад три недели. Мы можем проследить тренд на сокращение срока: оба раза я бежала далеко и быстро. Боюсь, что сейчас станет только хуже — то самодурство и безграмотность руководства, которые процветали в компаниях, в которых мне не повезло работать, крепнут. Мне совершенно не подходит формат взаимодействия «крик с матом». Естественно, и Запад разный, и люди, но во всех тех компаниях есть свод правил поведения — сотрудник защищен от ментального харассмента.

Конечно, я не протяну долго на той выплате, что есть, поэтому ищу работу внутри страны, плюс есть какое-то количество западных компаний, которые почему-то не уходят с рынка, некоторые из них при этом не в анабиозе, а еще смотрят людей. И очень хорошо. А если говорить о долгосрочных планах, то, конечно, эмиграция. Особенно тем, у кого есть дети. В этом случае почти как в самолете: маской надо обеспечить сначала себя, а потом ребенка.

Ксения Леденева, 19 лет, работала в Zara

Этот магазин принадлежит компании Inditex. Узнали о закрытии мы 5 марта — именно в этот день все магазины холдинга приостановили свою деятельность на территории России. То есть фактически за несколько часов до конца рабочего дня стало известно, что завтра не выйдем на смену. Это было очень шокирующе, потому что ожидалось более плавное закрытие: нам говорили, что постепенно будет распродаваться то, что у нас на складах, будут перегоняться товары из СНГ в Москву и другие города. Но в итоге мы закрылись на следующий день без всякой возможности дораспродать то, что осталось — эти товары сейчас на складах, совершенно непонятно, что с ними будет дальше.

В 10 утра не открыли двери все магазины компании Inditex по России. Сотрудников отправили в режим простоя (такой есть по законодательству) — обязались выплатить две трети зарплаты и накопившиеся за время работы отпускные. Нас не увольняют, мы продолжаем числиться в компании, но не выходим на смены. Нам сказали, что возможны и другие выплаты, но об этом до сих пор нет информации. Менеджеры верят, что мы снова скоро вернемся на рынок и продолжим работу. Более конкретно, к сожалению, никто ничего знать не может. Все зависит от Испании, от открытия границ — все поставки в Россию осуществлялись по воздуху либо через границу с Украиной. Сейчас невозможен ни один из этих вариантов. Пока не очень перспективно. И обсуждение в Госдуме законопроекта о невозможности вернуться на российский рынок в течение 10 лет тех компаний, которые не возобновят свою работу до 1 мая, не внушает доверия. Мне кажется, в эти сроки практически никто не сможет уложиться.

Когда закрылись магазины, у меня оставалось около 60 тыс. рублей. Затем я купила курсы, чтобы получить новую профессию и поскорее устроиться по новой специальности. Сейчас у меня около 20 тыс., но еще должны выплатить оставшуюся часть этих двух третей зарплаты (пока только аванс пришел). В целом у меня не худшая ситуация, даже очень неплохая: мне не нужно платить за квартиру, она в собственности родителей, только продукты и какие-то личные потребности, да и родители очень поддерживают.

Иван, 34 года, сократили меньше чем через месяц после выхода на новую работу

В 2021 году я устроился в компанию, которая организовывала тендеры на госпочве. Начал работать неофициально, потому что не хотел вообще хоть как-то светиться в этом; согласился на зарплату, на которую не согласился бы никогда за такую работу, но был хороший процент с проекта. Все лето я организовывал мероприятия по России: посетил Архыз, Хабаровск, Ростов-на-Дону, Челябинск, Псков, Екатеринбург и Курск.

В итоге, закрыв все свои проекты и получив хорошие бонусы, я начал искать работу в коммерции: в конце января у меня было четыре предложения, в основном это были рекламные агентства. Госы тоже были, но не рассматривались, так как пандемия сходила на нет — коммерция намного интереснее: рынок размораживался.

В День святого Валентина я выхожу на новую работу: отличные условия труда, шикарный офис, удобная дорога, классный, сплоченный коллектив, потрясающий руководитель, который говорит со мной на одном языке, мне сразу дают вести двух больших клиентов на рынке.

24 февраля, проснувшись в 7 утра, увидев первые строки в телефоне (а у меня разные подписки в телеграме), я узнал о происходящем. На третий или четвертый день у меня голова шла кругом от всех этих новостей, я отключился от всего. Потом, конечно, начал переживать, ведь я находился на испытательном сроке. Так оно и вышло, 10 марта меня попросили — парам-парам-пам. Сказали: «Жаль, что так вышло».

Валерий, 42 года, грузчик в компании «М.Видео»

Я не хочу представляться, потому что мы еще с работой. Нас просто собрали и сообщили, что вскоре рабочих дней будет четыре. А значит, зарплата упадет на 20%. Я б тогда лучше работал шесть дней и делал бы KPI. Техника с браком и на замену как шла к нам на конвейер, так и идет. Хотя, знаю, в магазины поставок нет.

 

Антон Емельянов, 50 лет, ненадолго поставил бизнес на стоп

Я основатель компании Smart Creative Solutions Group, наш профиль деятельности — корпоративные программы развития персонала и стратегический консалтинг. Наша отрасль максимально подвержена влиянию любого рода экономических изменений и уж тем более политических потрясений. Как только наступает турбулентность, первые расходы, попадающие под сокращение, — на обучение и развитие.

На стоп мы встали 24 февраля. Все проекты марта либо отменились, либо перенеслись на неопределенный срок. Возврат к ситуации, близкой к норме, возможен только в течение месяца-двух после снижения интенсивности причин, вызвавших кризис.

Я нашел небольшой дополнительный заработок в совершенно иной сфере — организации производства новых продуктов на пересечении пищевой и фармацевтической отраслей. И планирую диверсификацию своей основной деятельности.

Афанасий, 36 лет, пилот, зарплата уменьшилась в 10 раз

Я не готов называть свою фамилию и называть компанию. Это вопрос тонкий: у нас чувствительная к PR сфера — все должно быть согласовано с авиакомпанией. Так же я могу быть откровенным.

Наша авиакомпания по большей части летала за границу. Специфика — перевозка людей на курорты. Была и сочинская программа. То есть совершались московские чартеры. Теперь полетов нет: аргумент простой и понятный — на самолеты могут наложить арест ввиду санкций.

Конечно, я потерял в деньгах — у пилота зарплата складывается из оплаты за налет и относительно небольшой окладной части. У меня выходило в районе 340–350 тыс. рублей, сейчас оклад — 32 тыс. рублей.

Планы — пока выжидаю и потихоньку готовлюсь сойти на землю. Нигде людей сейчас не набирают, скорее будет идти сокращение. Я буду смотреть, что происходит за границей. Проблема в том, что сейчас в авиации русский паспорт — волчий билет. Наших коллег не хотят не то что брать на работу за границей, особенно в Европе, а не допускают до тренажеров (в той же Европе); снимают с первоначального обучения в европейских летных школах. Даже если у тебя есть европейское или американское летное удостоверение, то русского паспорта из-за санкций боятся как огня. Поэтому сейчас, видимо, придется мне вспоминать свои старые, долетные навыки.

Арен Ванян, 30 лет, фрилансер

До 24 февраля я работал фрилансером в очень разных сферах, но можно выделить три ведущих: автор статей и сценарист, подкастер и научный редактор, исторический ресерчер.

С 24 февраля все круто поменялось. Во-первых, некоторые СМИ закрылись или взяли паузу. Во-вторых, одно из главных литературных медиа было вынуждено прекратить гонорарное сотрудничество с внештатниками (но я все равно отношусь к ним с большим уважением за профессионализм и доверие). В-третьих, сама возможность сотрудничества с зарубежными историками и коллегами сейчас настолько затруднена, что нет ясности, получится ли дальше работать в сфере исторического ресерчинга. Одна из крупных зарубежных компаний, заказывавшая ресерчи у моих коллег-историков, по всей вероятности, покинет российский рынок в скором времени.

Сейчас я в Ереване, осваиваюсь на новом месте, завожу знакомства, привыкаю к новой языковой среде. У меня есть достаточно старых проектов, но уже намечаются новые. Сбережений пока хватает, да и семья, друзья и родные очень помогают — спасибо им огромное за это. Короче, грустно, что старая карьера, которой я отдал столько сил и лет, оборвалась, но, с другой стороны, я в том возрасте и положении, когда можно довольно безболезненно начать заново. Этим и занимаюсь теперь. Но точно буду искренне рад поскорее вернуться в Россию с новым опытом, знаниями и идеями.

Подписаться: