search Поиск Вход
, 2 мин. на чтение

Лучше предшественника, но не Андре Мальро: плюсы и минусы нового министра культуры Ольги Любимовой

, 2 мин. на чтение
Лучше предшественника, но не Андре Мальро: плюсы и минусы нового министра культуры Ольги Любимовой

Из всего правительства, сформированного в прошлый вторник Михаилом Мишустиным, наибольший интерес общественности вызвала Ольга Любимова, назначенная министром культуры.

Тому имеются две объективные причины. Во-первых, предшественник Любимовой на этом посту, Владимир Ростиславович Мединский, за время своего нахождения в должности превратил подведомственное учреждение в тему для анекдотов, а самого себя — в мем. Наша культура и без того давно воспринималась паллиативной политической помощью власти, но при Мединском взяла курс на патриотическое воспитание аудитории, а министр уравнял эту область человеческой жизнедеятельности в обязанностях с пропагандой, особенно мешая работникам кино, по-прежнему важнейшего из искусств. После отставки Мединского творческая интеллигенция готова целовать песок, по которому ходила любая кандидатура.

Во-вторых, новый министр, как показалось заинтересованной публике, то есть будущим просителям бюджетов, выгодно отличается от предыдущих безликих бюрократов. Тем, что похожа на живого человека. Интернет моментально заполонили ее снимки в футболке с обсценными надписями и посты в соцсетях, в особенности внимание привлекла публикация 2007 года в ЖЖ. Любимова тогда составила список всего культурного, что на дух не переносит — художественные выставки, авторское кино, концерты классической музыки и документальные фильмы. И хоть мнения разделились, а посты оперативно подчистили, было решено — ничто эксцентричное, как и полагается истинному интеллигенту (отец — театровед, мать — актриса), Любимовой не чуждо.

Как бы ни было увлекательно копаться в прошлом Любимовой, подхихикивая над ее подростковой фрондой, все же не стоит забывать — не по высказываниям до рождества фейсбука чиновника судят, а по делам его и вынесенным в должности решениям. Любимова пришла на высокий пост из департамента кинематографии, который возглавляла почти два года. Этим во многом и объясняются нынешние восторги кинодеятелей. Они все знают ее не понаслышке и исключительно с положительной стороны. Любимова отстояла порнофеминистскую «Верность» Нигины Сайфуллаевой, помогла высокоинтеллектуальному киноведческому проекту «Чапаев», в общем поддержала «ряд действительно важных инициатив». Тот факт, что при Любимовой дистрибуторов стали активно шантажировать выдачей прокатных удостоверений и двигать даты западных релизов в пользу отечественной продукции, от «Медвежонка Паддингтона» до «По воле божьей» (отдельно неприятная история случилась со «Смертью Сталина», и вовсе не вышедшей на российский экран), почему-то считается виной лишь ее военно-исторического начальства. Как говорится, слаб глава департамента и занят не стратегией, а тактикой, не идеологией, а экономикой.

Любимова зарекомендовала себя на посту прежде всего как добросовестный функционер, требовавший от продюсеров не просто присваивать госсубсидии, а еще и отчитываться за канувшие в небытие деньги. Во имя искусства и финансовой транспарентности. Инициатива, безусловно, похвальная, но никак не тянет на либерализацию, масштабное видение и гуманизм а-ля Андре Мальро. То есть повод для безудержной радости один — скромный практик заменил одиозного теоретика. Даже поющие дифирамбы Любимовой коллеги все же отмечают: «Вряд ли нас ожидает смена курса».

Что ожидает остальных, никак не связанных с кино — работников музейных и театральных учреждений и далее по списку — и вовсе непонятно. Для 90% подведомственных структур Любимова, несмотря на свое благородное театральное образование и происхождение, темная лошадка. Кроме департамента кинематографии она работала опять же на «Первом» и на канале «Спас», занималась темами «православного календаря», «ортодоксии» и «путями патриарха», на все из вышеперечисленного у нее был сугубо «русский взгляд». Что нам это объясняет, можно только догадываться (опасаться) — вряд ли современное искусство Москвы и ее же экспериментальный театр, например, получат поддержку Министерства культуры. Ставка на кино как на самое массовое искусство, которое смотрят и за пределами столицы, сделана давно — наконец-то над ним хотя бы поставили человека, который в киноиндустрии работал. Найти кандидатуру с вызывающими уважение у общества знаниями в области кино, искусства, в том числе современного, театра, балета и оперы, чей кругозор был бы шире коммерческого кинопроката, на данном этапе развития нашей страны пока не представляется возможным.

Фото: Даниил Артемьев/пресс-служба Минкультуры России, Александр Савин/wikipedia, vk.com/medinskiy, Валеий Плотников, biografii.net