search Поиск Вход
, 3 мин. на чтение

Московский персонаж: злые богини света

, 3 мин. на чтение
Московский персонаж: злые богини света

Вблизи такая женщина может напугать. Последние лет двадцать она навещает пластического хирурга чаще, чем родную сестру. Она уже гонится не за молодостью, а за трендами. Что там нового предлагает нам медицина? Надо попробовать!

Лица этих женщин иногда похожи на маски языческих богинь. В общем, они и есть богини. Их жизнь удалась, они правят, они рулят, они тут главные. Им около пятидесяти, а некоторым за шестьдесят. У них державные голоса и прожигающий взгляд. И они — сугубо московский «специалитет». Даже в Петербурге я таких почти не встречал. Там все живут проще и легче.

Они — первое поколение наших «светских фурий», вышедшее на арену еще в конце 80-х или начале 90-х, когда начинали свой бизнес или карьеру. Пока глупые мужчины стреляли друг в друга, они упрямо двигались к цели на каблуках, добытых из первых выездов в Париж и Милан. Они были круты, подчас безжалостны, но обворожительны.

Именно они изобрели в Москве светскую жизнь. Потому что им было нужно сверкать, им было нужно, чтобы их снимали, о них говорили, они же дьявольски честолюбивы. Да, они еще не очень умели принимать эти властные позы: руки в боки, ноги тверже, подбородок вверх. Не сразу научились всепоглощающим широким улыбкам, когда в них целится дюжина объективов, да и зубы не у всех еще были отшлифованы до глянцевого совершенства. Но эти навыки быстро пришли. Их стали подписывать «светскими львицами», они довольно урчали, тыча журналом в лицо скучному мужу.

Тогда еще, в начале своего великого шелкового пути, они мало заботились о здоровье, режиме, диетах. Могли лихо бухать в «Метелице» или «Пилоте», плясать до рассвета, безудержно хохотать, рассыпая белую пудру по туалету, и тискать Богдана Титомира. Богини тогда были веселыми.

Они учредили жанр сплетен и слухов. Они вооружились золотыми булавками и с наслаждением втыкали их друг в друга. Они научились грациозно морщиться и насмешничать, заслышав имя соперницы: «Кто? Господи, ну вы тоже спросили!» Богини тогда были опасными.

Они внедрили здесь моду, стиль и хорошую кухню. Открывали шоурумы в маленьких тесных комнатках, звали подруг: «Заходите, я еще привезла!» Они накупали в Европе журналов про декор с интерьером, показывали недоуменным дизайнерам: «Хочу вот так!» Они приходили к Новикову в первые его рестораны: «Неплохо, но все-таки еще не высокая кухня». Тот улыбался в ответ и делал кухню все выше, и выше, и выше. Богини тогда были жадными до всего.

А затем они вдруг задумались о здоровье и спорте. Фитнес, йога, пилатес — это тоже их дети. Они горделиво фоткались на тренажерах и с горными лыжами. Они требовали: «Займись своим телом! Сядь на диету!» Если бы не их растяжки, асаны и кетодиеты, может, до сих пор у нас девушки толстели бы после 25, горюя над тарелкой с пельменями.

У некоторых из богинь и сейчас ноги такие, что двадцатилетние барышни завистливо шепчут: «Блин, как ей это удается?»

Ноги ногами, но годы прошли. На смену богиням явились наглые, цепкие девчата. Рвутся в бой, обнажив груди и сжимая в загорелых руках сотни тысяч подписчиков в инстаграме.

Только фигушки богини уступят им место. Не для того они сражались до изнеможения тридцать лет, чтобы выйти на рублевскую пенсию и сидеть у камина в окружении филиппинской прислуги. Они пришли навсегда. Они страшнее, чем Путин. Все умрут — они тут останутся. Медицина и спорт творят чудеса. Ну еще медитация, омммм.

Недавно я случайно попал на тусовку в модном ресторане, вознесшемся над сверкающей шкатулочкой ЦУМа. Кажется, был ужин в честь какой-то бриллиантовой марки. И увидел их всех, в полном сборе, моих ненаглядных богинь. Были свечи и полумрак, самый выгодный для них световой режим. Они шуршали бархатом и шелками, звенели браслетами, расцеловывались и позировали светским фотографам — так легко и непринужденно, так кокетливо и обаятельно, что было ясно: из кадра они уйдут не скоро и сразу только навсегда.