search Поиск Вход
, 7 мин. на чтение

«Москвичи 40+ стали класть деньги под матрас» — основатель сервиса «Деньги Вперед» Павел Гужиков

, 7 мин. на чтение
«Москвичи 40+ стали класть деньги под матрас» — основатель сервиса «Деньги Вперед» Павел Гужиков

Бизнесмен в сфере финтехнологий Павел Гужиков рассказал, где москвичи предпочитают хранить свои сбережения и как обезопасить их от мошенников, как его сервис «Деньги Вперед» борется с текучкой кадров и о том, кому в России можно продать стартап.

В 2010 году вы стали первым разработчиком системы интернет-банкинга, которая была простой и понятной для любого пользователя со смартфоном. Как вообще эта идея пришла в голову?

К тому времени у меня уже был за плечами опыт работы в «Газпром-Медиа» (мы первыми в стране организовали и монетизировали работу радиостанций в интернете) и собственный проект — созданный с нуля интернет-эквайринг Active pay, который позволил легко и просто оплачивать покупки в интернете банковской картой, а бизнесу эту оплату принимать.

Параллельно мы сделали Hint Solutions — одну из первых студий разработки мобильных приложений. Чтобы популяризировать тему мобильных приложений в нашей стране, некоторые из них мы делали бесплатно, например приложения для Общества гемофилии, «Донора» и даже «РосПила» Навального.

Интернет-банкинг был в самом простецком виде лишь у Альфа-Банка, что-то пытался делать «Тинькофф», но массовому клиенту было невозможно этим пользоваться, продукт был очень косным. Например, новый браузер Chrome не поддерживался, зайти можно было только через Internet Explorer. Изучив рынок, я решил, что российским банкам очень нужен качественный удобный продукт, который бы позволил каждому клиенту решать дистанционно свои финансовые вопросы через мобильное приложение. У людей были уже смартфоны iPhone и Android, но они не могли пользоваться банковскими услугами, не посещая отделений.

Но когда я пошел по топ-банкам продавать эту историю, пожилой менеджмент меня посылал с моим usability. Впрочем, все же несколько крупных банков купили мои услуги. Мы основали финтехкомпанию Bongo Research & Development и сделали первый интернет-банк в МДМ Банке.

После этого пошло-поехало, по рынку пошел слух, что есть такой парень Павел Гужиков, он делает быстро, клево и недорого.

Неужели ваша финтехкомпания была единственной на рынке, кто умел делать банковские приложения?

Нет, конечно. Но мы в отличие от других игроков рынка не брали плату в зависимости от количества клиентов-физиков, а продавали продукт (интернет-банк и мобильное приложение) и обслуживание без учета числа пользователей. Брали по 60–200 тыс. евро за продукт (правда, с солидных банков меньше, так как это было нужно для резюме), но дальше каждый из банков мог развиваться как заблагорассудится, с фиксированной стоимостью. А другие компании сам продукт продавали дешевле, но каждые новые 10 тыс. пользователей обходились банку в десятки тысяч долларов.

Когда я пошел по топ-банкам продавать приложение, пожилой менеджмент меня посылал с моим usability.

Бизнес стал рушиться в 2012 году, когда мой партнер эмигрировал из России, у нас все просело по технике, начались проблемы с банками-заказчиками.

Я пережил серьезный нервный срыв и впал в кому на неделю, несмотря на отсутствие физиологических причин. Бизнес практически обнулился. Мы стали брать маленькие проекты всего за 200–300 тыс. рублей, потихоньку опять начали наращивать обороты, появились якорные клиенты, например банк «Российский кредит», которому мы помогли первым в России отстроить полноценный прием вкладов у физических лиц онлайн.

Компания начала восстанавливаться.

Мобильный банк — это прекрасно, но это и возможность для мошенников (как известно, многие call-центры находятся в тюрьмах и их «крышует» ГУИН) добраться до денег онлайн. Как обычным людям защитить свои деньги?

Если вы потеряли телефон, то надо все удаленно стирать. Есть функция — удаление данных в случае утери, хорошо бы ее всем подключить.

Плюс несколько базовых правил:

— никогда не передавать информацию о карте, кодах, паролях из СМС, персональных данных ни службам безопасности банков, ни соц- и госслужбам, которые сообщают о начислении выплат и пособий. Кстати, у «службы безопасности» банков нет информации о наличии вирусов на вашем смартфоне;

— не пользоваться банкоматом с поврежденной или неплотно приклеенной клавиатурой. Такие специальные «клавиатуры» в банкоматах устанавливают поверх оригинальных, и они считывают конфиденциальные данные, включая ПИН-код. Затем мошенники делают поддельную карту и списывают с нее деньги;

— если вы совершаете покупки или финансовые операции через зеркальный сайт, то с большой долей вероятности потеряете деньги, поэтому надо всегда проверять корректность URL в адресной строке;

— с осторожностью использовать незнакомые интернет-сервисы купли-продажи товаров, не переводить деньги за бронь арендной недвижимости, не вестись на продажу «конфиската» и в целом с осторожностью относиться к любым предложениям о переводе денег до получения товара;

— помнить, что опросы за вознаграждение — вещь редкая, доверять здесь можно только крупным исследовательским компаниям и точно не стоит называть данные карты, чтобы деньгами не смогли завладеть мошенники. Переходить по ссылкам из подозрительных писем с просьбой пройти опрос нельзя, это вряд ли сможет стать стабильным и регулярным способом для заработка;

— и, наконец, не вестись на предложения вернуть денежные средства, выманенные обманным путем. В этом случае мошенники представляются сотрудниками несуществующих организаций: международной службы «Единый центр возвратов», Центра финансовой защиты и так далее, но цель у них такая же — украсть ваши деньги.

Хранить деньги на карте опасно, но надо же с ними что-то делать. Как москвичи предпочитают хранить свой cash — закопать в банке на дачном огороде или инвестировать во что-то?

В 2020 году москвичи возрастной группы 40+ стали активно вынимать деньги из банков и класть их либо в ячейки, либо дома под матрас. Еще пару лет назад они бы купили квартиру в ипотеку и сдавали бы ее, обеспечивая 2–3% годовых. Те же, кому до 35, попали в тренд инвестиций, в пандемию очень стрельнул «Тинькофф Инвестиции». Но молодежь часто не понимает, что инвестиции не равны вкладам и от вложенного миллиона рублей может остаться лишь половина.

Лично мне кажется самым перспективным сбалансированный портфель: часть в риск, часть в классику (я предпочитаю инвестировать не в недвижимость, а в землю).

Как среднестатистический москвич может обеспечить себе пенсию, если на государство надежды нет и свечного заводика тоже?

А если бы и был свечной заводик? Для предпринимателя также нет никаких гарантий: в России из малого и среднего бизнеса добиваются успеха не больше 2%, и то им приходится бороться с крупными прогосударственными компаниями. Или бесконечно пытаться стать их подрядчиками.

Молодежь часто не понимает, что инвестиции не равны вкладам и от вложенного миллиона может остаться лишь половина.

Пенсию можно обеспечить только через финансовое образование и грамотность, об этом надо задумываться еще в молодости и делать свой портфель, например вложиться в квартиру и купить акции вечных компаний — Apple, Tesla и т. п. Положив условно миллион, через 20 лет, скорее всего, будет в 15–20 раз больше.

Несколько лет назад вы отошли от банков и придумали конкурента HeadHunter — сервис Worki, стартап, который, согласно отчетам, примерно за миллиард рублей купил Mail.ru. Кстати, сколько вы вложили в разработку?

Если быть совсем точным, то Worki — конкурент не HeadHunter, а «Авито-работа», этот сервис изначально ориентирован на «синих воротничков».

Когда работаешь с банками — это хороший cashflow, но для команды — скучно, решения типичные. Когда в 2017 году все банки начали рушиться, почти всех наших клиентов лишили лицензии, а банк, когда его санируют, никому и ничего не платит. Мы теряли деньги и понимали, что наши услуги скоро будут не нужны. Finita.

Бизнес спасло то, что годом раньше мы запустили стартап Worki, сервис по поиску не особо квалифицированной работы, который оказался востребованным большими сетями, такими как «Шоколадница», «Бургер Кинг», «Евросеть» и другими.

Мы оставили свой продукт всего в нескольких зарубежных банках, а все накопления переложили в Worki, масштабировали его, вкладывали в маркетинг и быстро доросли до половины «Авито-работа». Тогда компанию захотели купить: в мае 2019 года мы продали стартап (в разработку, продукт и маркетинг мы вложили десятки миллионов) компании Mail.ru.

Но на этом не остановились. Продав Worki, задумались, почему он так хорошо работал, и поняли: причина в текучке работников. А основная причина текучки — финансовый стресс работника, когда людям просто не хватает денег на незапланированные траты, лекарства или подготовку ребенка в школу 1 сентября, они вынуждены брать микрокредиты, открывать кредитку или одалживать у знакомых и потом возвращать это все с процентами. Постепенно они сползают в долговую яму, у многих россиян по 30–40 исполнительных производств: половина за неуплату ЖКХ, половина за микрозаем.

Вот мы и запустили накануне пандемии сервис «Деньги Вперед», который позволяет снимать уже заработанные средства не тогда, когда зарплату рассчитает бухгалтерия, а прямо как заработал, причем безо всяких кредитных схем. Сотруднику подключенной к сервису компании достаточно уведомить бухгалтерию, скачать приложение и заплатить всего 50 рублей за снятие вне зависимости от суммы. Но при этом мы не даем больше, чем человек заработал на данный момент. В августе мы заключили соглашение с Альфа-Банком, сейчас у нас подключено больше 150 компаний (40 тыс. сотрудников), и их число растет.

Есть статистика, что возможность снять деньги в удобное время позитивно сказывается на текучке, люди перестают брать микрокредиты и метаться в поисках более выгодных предложений. Такая ситуация — постоянные увольнения и наем новых сотрудников — дорого обходится компании. Кстати, сервисом пользуются не только «синие воротнички», но и топ-менеджмент, перед Новым годом они сняли уже начисленные премии вместо того, чтобы ждать стандартных выплат 10 января или еще позже.

Как вы решали вопросы с компаниями, которые в пандемию просто не успели вовремя начислить зарплаты? Например, бухгалтер попал с ковидом в больницу или не разобрались с госвыплатами? 

В период пандемии мы спасли несколько компаний (у нас были частные договоренности) тем, что взяли на себя риски, выплатив деньги их сотрудникам, когда работодатель задержал выплату зарплат. Мы это сделали в рамках эксперимента, но сейчас думаем, надо ли нам это масштабировать в поручительство.

Что делать закредитованному человеку, который сползает в долговую воронку, а шанса на наследство или сильное повышение зарплаты нет?

Идти напрямую на переговоры к кредиторам и договариваться. И банки, и микрокредитные организации часто готовы срезать часть долга в рамках договоренностей, чтобы не идти в суд. Если это не помогает, попробовать провести рефинансирование — рынок упал, кредиты стали дешевле. Но если ситуация патовая, то остается личное банкротство физлица, тут тоже два варианта — реструктуризация долга или реализация имущества.

Сложно ли сейчас продать стартап?

В нашей стране сложно. Большинство строит свои стартапы в надежде на продажу на рост, без выручки и прибыли, но реальных покупателей в России единицы — пара фондов, «Яндекс», Mail.ru, Сбербанк. Поэтому стартапам я рекомендую как можно скорее становиться cash positive, тратить меньше, чем зарабатывать, тогда шансы, что вас выгодно купят, вырастут.

Фото: предоставлено пресс-службой сервиса «Деньги Вперед»