, 4 мин. на чтение

Мужчины, которые женятся по любви. К деньгам

, 4 мин. на чтение
Мужчины, которые женятся по любви. К деньгам

Это было давно, в конце 1990-х. Мы сидели с парой пьяных знакомцев, кажется, в модном тогда клубе «Пилот». Один из них жаловался на судьбу. Назову его Петя. Петя был не москвич. Работал дизайнером, зарабатывал немного, половину денег отдавал за аренду квартирки около центра. Петя был типа продвинутый и жить в Алтуфьево совсем не хотел. Но судьбой был недоволен, печалился. И тогда второй приятель, более удачливый, сказал Пете: «Слушай, а ты приподженись!»

Такого слова я даже не знал. То есть вроде понятно, что имеется в виду. Хотя не очень. Выяснилось — речь всего лишь о выгодном браке. Чтобы девчонка была москвичкой, лучше бы из хорошей семьи и с квартирой в центре. Приподженись — и решишь все проблемы! Фактически рекламный слоган.

Петя оказался смышлен и расторопен. И вскоре действительно «приподженился». Прямо по формуле: москвичка, хорошая семья и квартира. Девушка была не красотка, к тому же склонна к депрессиям и всяким истерикам, но Петя терпел. Дело в том, что папа девушки оказался вообще золотым, куда лучше дочки. У него были друзья какие надо друзья. Он помог юноше с выгодными заказами на дизайн. А Петя совсем не бездарный пацан, не нахлебник. И вскоре уже открыл свое дизайн-бюро. Стал успешен. Молодец.

Мы привыкли хихикать над девчонками из провинции, которые прилетают в Москву и ловят упитанных женихов, цепляясь кудрями за их брильянтовые запонки. Но мужчины чем хуже? Сноровистых парней тоже немало.

Москва — город невест. Очень хороших невест. Очень жирных невест. Нет, я не про жиголо, не про вариант «милого друга», тут все как раз ясно и неинтересно. Гибкие стриптизеры или полуэстрадные мальчики становятся любовниками и даже мужьями госчиновниц и директрис серьезных компаний. Мальчики делают селфи на фоне своих «ламборгини», которые им вручила невеста на свадьбу. Короче, тупые сюжеты.

Нет, интереснее мальчики, которые совсем не простые, которые с амбициями и бизнес-планами, но не хватает лишь пустяка — инвестора или жены. То есть жены-инвестора.

Как-то я познакомился с блогером, который писал о туризме. Катался по всему миру. Неплохо писал, но я не мог понять одного: на какие деньги катается. Потому что был не настолько популярен, чтобы его заваливали рекламой, при этом он не ходил на работу, подолгу спал, никуда не спешил, а вечерами тусил в барах, пил дорогой виски. И однажды я спросил его прямо. Блогер ответил: «Так у меня жена работает в нефтяной компании». Я сказал: «Ого!» Он усмехнулся: «Ага. Мне повезло».

То есть он катался на деньги жены, и ту вполне это устраивало. Она даже гордилась и считала, что замужем чуть ли не за Хемингуэем. Да, такая жена — это праздник, который всегда с тобой.

Это вообще особая конфигурация брака — муж типа бонвиван и вольный художник, а жена зарабатывает деньги. Они ходят на вечеринки, где он звезда, а она рядом с ним, улыбается молча. Все знают, за чей счет он гуляет, сплетничают, но ему что за дело?

Нормальный современный альянс — когда творческий, скажем так, мужчина ищет партию среди бизнесвуменов. Союз таланта и капитала. Выгода обоим. Она греется в лучах его славы, он греется на вилле, купленной на ее деньги. Нет, конечно, он тоже зарабатывает, но будем честны: милыми рассказиками и творческими вечерами миллионы не заработать. Не тот уровень капитализации.

Или другой вариант: жена без особых бизнес-талантов, зато у ее семьи много денег, можно не париться. И таких альянсов немало.

В советское время это тоже случалось. Представляли интерес всякие дочки партийных боссов. Жена как способ карьеры. Юрий Лужков женился на однокурснице, чей папа был большим человеком в нефтегазовой отрасли. Из своих трущоб на задворках Павелецкого ясноглазый юноша перебрался в министерскую квартиру близ Лубянки. Дальше пошло как по маслу.

Сейчас о тех порывах деловитых советских юношей даже смешно вспоминать. Ну получал он доступ на рублевскую дачу. Только видели бы вы те дачи! Нынче в такой халупе поселят разве что хозяйских собак. И то они будут недовольны. Нет, чиновник теперь не тот. Масштабы у него версальские.

Формула любви: жениться на дочке условного Сечина и балдеть в свое удовольствие. Развлекаться свободными искусствами. Или занять симпатичную должность в банке и тоже балдеть. Но до того была проделана титаническая работа. Девушку надо обворожить, войти в доверие к папе и маме, а они вовсе не рады любому проходимцу. Я бы привел несколько реальных примеров с именами-фамилиями, но не хочется получить по башке арматурой от наемников обиженного зятя.

Есть лишь одно неудобство: ты поступаешь в распоряжение очень важной семьи. Ты обязан подчиняться всем их ритуалам и правилам. Являться на все семейные праздники в хорошем костюме и галстуке, слушать долгие речи косноязычного тестя. Бывает тоскливо, но ты же задорого продал свободу, терпи. И, конечно, никаких излишеств и глупостей. Никаких адюльтеров. Иначе выбросят из семьи без пособия. Муж — покладистый и шелковистый. Нет, это очень надежные браки.

Амбициозные мальчики ищут невест по правильным ресторанам, на важных приемах не глушат бездарно коктейли, как разнузданные мажоры, а ходят с внятной целью. Не удивлюсь, если такие мальчики носят в сердце айфона список желанных девчонок. Делают пометки, уточнения, ставят баллы, оценивают шансы и перспективы, как Майкл Кейн в «Отпетых мошенниках». Потому что к вопросу «приподжениться» надо подходить системно и педантично.

У одного приятеля случился роман с девушкой, причем инициатором стала она. Оказалась милой, но слишком для него простой и малообразованной. А приятель весь такой знаток живописи и поклонник Брейгеля с Кривелли. Он мне даже жаловался: «Идем по музею, она читает фамилию Писарро с ударением на А, писсуар какой-то. Ну совсем ничего не знает, ужас!»

Короче, надоела ему эта серая девочка. И перестал общаться-встречаться. Она пишет ему — не отвечает. Ну ее на фиг. А дальше начинается просто кино. Кто-то спрашивает его: «Ну что, ты уже познакомился с папой?» Приятель отмахивается: «Каким еще папой?» И тут ему сообщают, что папа девочки — миллионер. Вот настоящий миллионер, с угодьями в Англии и каким-то номером в «Форбсе».

Тут с лицом чувака сделалось кривелли. Он достал телефон и немедленно отбил в телеграме: «Где ты? Куда пропала? Очень соскучился!»

Только она уже не ответила. Упустил свое тихое счастье.