search Поиск Вход
, 9 мин. на чтение

Мы дожили до того, что закредитованность — это хорошо

, 9 мин. на чтение
Мы дожили до того, что закредитованность — это хорошо

Кажется, основную фазу кризиса мы пережили. Медленно, но верно мы возвращаемся к нормальной жизни с обычными делами и финансовыми заботами. Но сейчас еще тот уникальный момент, когда можно успеть поймать утекающие из рук выгодные предложения, связанные с пандемией: поработать еще немного из дома, попросить кредитных каникул или взять льготную ипотеку. Честно говоря, 6,5% годовых выглядят весьма заманчиво. Невольно задумываешься, не обновить ли жилье. А может, купить что-то «инвестиционное»? Например, однушку под сдачу в аренду?

И тут я себя остановила. Когда вообще произошло так, что кредит нами стал восприниматься как благо? Когда мы стали торопиться взять что-то в кредит, пока выгодное предложение? Я помню времена, когда взять кредит было равносильно тому, чтобы упасть в долговую яму. С детства меня учили: делай, что хочешь, только не бери в долг! И я старалась как могла, сделала исключение только для квартиры. А теперь я всерьез обдумываю, не взять ли кредит побольше. А многие мои друзья берут в кредит автомобили, технику или просто живут на кредитки. И, кажется, никто это уже не считает чем-то особенным. Многие мне говорят: «Лучше я сейчас куплю, чем буду долго копить».

Согласно последним данным, в 2020 году объем задолженности по кредитам в России вырос на 13% (данные на сентябрь 2020-го) и составил 19 с лишним триллионов рублей. Таким образом, можно подсчитать, что каждый экономически активный россиянин должен кредитным организациям 227 тыс. рублей, что на 31 тыс. больше, чем в прошлом периоде.

Бюро кредитных историй «Эквифакс» приводит статистику: «Объем розничного портфеля банков и МФО бурно рос в 2018–2020 годах. Логичным итогом стал постепенный рост доли заемщиков с несколькими кредитами. По состоянию на конец 2020 года пять и более кредитов обслуживают 5,2% российских заемщиков». Ситуация вызывает легкую панику.

«Больше, чем зарабатываю, не трачу»

Я решила провести небольшой опрос среди друзей и обнаружила, что почти у каждого от одного до трех кредитов разных видов: ипотека, кредитная карта, автомобиль, рассрочка на покупку мебели или техники. Но, кажется, ни у кого это не вызывает особого беспокойства. Моя коллега Ирина рассказала, что у нее фактически три кредита: кредитка с овердрафтом на 50 дней (без процентов), рассрочка по покупке мебели и домашней утвари («Икеа») и рассрочка по покупке смартфона (iPhone в подарок).

«Кредиткой пользуюсь все время — свои деньги лежат спокойно на разных счетах, там небольшие проценты, но все равно приятно. В конце отчетного периода беру нужную сумму и возвращаю. Больше, чем зарабатываю, не трачу. Но была пара моментов, когда выхода не было и пришлось переступить за черту — форс-мажоры. Надо было оплатить срочный ремонт машины после ДТП и учебу сыну», — рассказала она.

К слову, в 2020 году по России было выдано почти 9 млн кредитных карт. Правда, эта цифра ниже, чем в предыдущие периоды. Эксперты связывают падение с пандемией. Банки осторожнее выдавали кредитки — только тем, кто у них на хорошем счету.

«Рассрочками пользуюсь много-много лет, — продолжает Ирина рассказывать мне свою кредитную историю. — Для меня это исключительно удобно: суммы вроде бы небольшие — от 10 тыс. до 100 тыс. (кухню покупала), но сразу с ними расставаться не хочется. А так ненавязчивый платеж от 4–5 тыс. в месяц до 20 тыс. — вполне. Когда у сына был день рождения, пришлось взять телефон в рассрочку, потому что хотелось подарить именно в этот день. Рассрочки все на шесть месяцев. Какие-то гашу до срока, какие-то — по графику, как ситуация позволяет».

Интересную тенденцию наметила Ирина в своем рассказе. Получается, психологически проще брать короткие кредиты и рассрочки, чем на долгий срок: «Сейчас стоит вопрос — менять или не менять машину на новую, и так как опыт покупки машины в кредит уже был, что-то не хочется. Во-первых, они длинные — три-четыре-пять лет, а во-вторых, дорогие. Если бы ставка была 3–4%, то ок. Но пока что это из разряда фантастики».

То есть можно сказать, что люди уже переступили эту психологическую черту, которая не давала им регулярно кредитоваться у банков даже на мелкие покупки. Напротив, многие с радостью пользуются предложениями по ссудам, чтобы уже сейчас купить то, что нужно. Переплаты и риски, связанные с возможными невыплатами, не отпугивают от кредитной кабалы.

«Это не хорошо и не плохо, нам с этим жить»

Я решила узнать у экономиста: жить в кредит — это вообще нормально? Может быть, в будущем мы все будем покупать в кредит и не переживать ни о чем? Антон Табах, управляющий директор по макроэкономическому анализу и прогнозированию рейтингового агентства «Эксперт РА», убедил меня, что волноваться вообще не о чем: «С высоты птичьего полета расклад выглядит так, что никакой катастрофы нет. Закредитованность — понятие широкое, потому что у любого долга несколько ключевых параметров. Есть абсолютный размер, есть в отношении к доходам или имуществу, есть стоимость обслуживания, которая сильно зависит от процентных ставок, а ее тяжесть — от доходов.

Что у нас происходило с процентными ставками по кредитам в последние лет пять? Они падали. По ипотеке падали быстрее, по потребительским кредитам — медленнее, но стоимость обслуживания долга падала для всех заемщиков, относительно исправно платящих по долгам. Это результат макроэкономических процессов. С другой стороны, и инфляция падает.

Поэтому если мы смотрим не на абсолютные суммы, а на соотношение расходов на обслуживание и прочие метрики, то в целом все неплохо. Но есть отдельные сегменты рынка, где все не очень хорошо, например те же самые микрофинансовые организации».

Более того, судя по всему, с каждым годом закредитованность будет расти, и это даже считается нормальным. «Это частично государственная политика, в плане ипотеки например. У нас любую проблему стараются решать через создание какой-нибудь льготной кредитной программы либо выдачи кредитных гарантий. Второе — люди стараются потреблять, а не копить, — подтвердил Антон Табах. — Низкие процентные ставки по сбережениям этому способствуют. Соответственно, потребительские кредиты будут расти. Это не хорошо и не плохо, нам с этим надо жить. У нас сейчас закредитованность растет во всех сегментах, но по-разному. Даже у богатых россиян растет ипотека, а у бедных — токсичные займы. А средний класс активно кредитует потребление».

Нас подталкивают в кредитный капкан?

Кажется, что все вокруг только и занимаются тем, что заманивают выгодными рассрочками и льготными программами. Невольно задумаешься о конспирологической теории: они сговорились и специально повышают цены, чтобы граждане брали больше кредитов.

«В принципе, кредит создает дополнительный спрос: можно дать кредит, а можно выдать каждому пачку денег, — считает Табах. — С точки зрения продавца автомобилей, это абсолютно одинаково. Поэтому возможность получить кредит, естественно, повышает спрос на автомобиль. Почти все автомобильные компании в мире активно вовлечены в процесс кредитования. Естественно, это поддерживает и цены. Потому что, если бы не было таких возможностей, покупали бы меньше.

Но связь здесь немного другая. Доходы не растут или растут медленнее, чем цены, и приходится кредитоваться. Рост цен с кредитами, конечно, связан, но связан опосредованно. Понятно, что идея нулевых ставок в том числе в том, чтобы люди тратили и тем самым подталкивали спрос. Связь здесь очень сложная, за ее анализ люди Нобелевские премии получали».

Для хороших заемщиков может быть все шоколадно

В чем я уверена, так это в том, что банки активно следят за тем, как люди выплачивают кредиты, насколько они благонадежны в этом плане и можно ли дать им следующий кредит. «Кредитная история в каком-то смысле — современная честь, ее нужно беречь, — подтверждает Табах. — Сейчас есть кредитный скоринг, появился так называемый персональный кредитный рейтинг, а потом, может быть, он будет, как в Китае, интегрироваться с какими-то поведенческими вещами — социальный рейтинг. Это может очень осложнить жизнь человеку, нарушающему правила.

Некоторые организации уже начали требовать кредитную историю. Это полузаконно, не запрещено, но это важный шаг. В некоторых случаях это действительно полезно. Например, если ты берешь человека на материально ответственную должность, хорошо бы иметь представление о его долговой нагрузке».

Звучит не очень приятно, но Антон Табах убежден, что такой подход скорее в плюс: «Благодаря цифровизации (почти на каждого россиянина есть данные в бюро кредитных историй и подключение к данным об официальных доходах) банки могут лучше выделять тех клиентов, с которыми они хотят работать, давать им лучшую процентную ставку. Это хорошо, потому что позволит снизить ставки по ипотеке.

В базовой ставке по ипотеке сидят стоимость фондирования (то есть процентная ставка по государственным кредитам), маржа банка (которая очень сильно зависит от кредитного риска) и расходы банка. Поэтому снижать стоимость ипотеки можно за счет снижения ипотечных ставок, а можно за счет лучшего понимания, кому ты даешь проценты и какой есть риск. Поэтому для хороших заемщиков при жизни под колпаком может быть все шоколадно».

Рейтинг, скоринг и все для истории

Правда, здесь может возникать путаница. Для нас кредитный рейтинг и кредитная история — это синонимы. Но для специалистов это не так. «Сам по себе КР (скоринг) — это некая формула (математическая модель), которая позволяет разделить какую-либо совокупность на несколько групп, — объясняет генеральный директор бюро кредитных историй “Эквифакс” Олег Лагуткин. — Изначально скоринг стал применяться в социологии и медицине, когда нужно было делить популяции на отдельные группы для исследований. В российской финансовой сфере скоринговые модели появились с развитием потребительского кредитования, то есть в 2000-х, и с тех пор получили довольно широкое распространение. В настоящее время уже не встретишь на рынке ни одного розничного банка, который бы в своих кредитных процессах не применял скоринговые модели. С течением времени и постепенным уходом всех данных в цифровую плоскость интерес к оценке финансовой дисциплины гражданина возникает не только у финансовых институтов.

Кредитный рейтинг полезен физическим лицам. Он показывает шансы на получение кредита и позволяет взглянуть на себя глазами финансовой организации. Так, с помощью одной цифры заемщик может понять, на что он может рассчитывать. Зачастую оценка своей дисциплины выплаты заемщиком и оценка его дисциплины кредитной организацией отличается. Например, заемщику важно только то, что он выплатил кредит, а кредитной организации важно, чтобы заемщик погашал кредит вовремя. Заемщик, который ни разу не брал кредит, считает себя хорошим, тогда как банк может отказать ему в кредите по причине наличия сомнений в том, что заемщик будет исправно погашать свои обязательства».

Похоже, скоро рядом с ИНН мы будем прикладывать свою кредитную историю, куда бы мы ни пришли. Олег Лагуткин подтверждает — наше умение платить по кредитам интересно уже не только банкам и финансовым организациям: «Помимо банков и микрофинансовых организаций кредитной историей физических лиц активно интересуются работодатели. Финансовый портрет кандидата (особенно на позиции, подразумевающие материальную ответственность, ключевые должности в компании) помогает сделать вывод о дисциплинированности и аккуратном отношении к личным финансам, а кроме того, снизить вероятные риски внутреннего мошенничества. Страховые компании также проверяют заявителей/держателей своих полисов ОСАГО и каско».

Жизнь в кредит предлагает и новые возможности

Кредитные рейтинги активно используются в США. Практически все переехавшие на ПМЖ в Америку жалуются, что жить очень сложно с нулевым или низким кредитным рейтингом. Поэтому приходится почти сразу заводить кредитку и пользоваться ею так, чтобы рейтинг был всегда на достаточном уровне. Следить за своим рейтингом — часть нормальной финансовой жизни у американцев. Хороший кредитный рейтинг требуется для ипотеки, автокредита или дорогой кредитки.

Мой бывший коллега Иван переехал в Сан-Франциско шесть лет назад и уже испробовал жизнь в кредитной клетке: «Кредиты разные бывают, ими можно пользоваться, можно не пользоваться. Кредитная карта — это тоже кредит, самый простой в обращении. Устанавливаешь ежемесячный автоплатеж и забываешь, что это кредит. В обмен, как и в России, получаешь мили, кэшбэк и прочие “перки” (льготы, привилегии. — Москвич Mag”). С кредитами среднего размера чуть сложнее: правильный способ об этом думать — оценить, выгодно тебе иметь эти деньги сегодня с учетом дополнительных обязательств завтра или нет. Если я знаю, что кредит помогает мне держать мои собственные деньги в инструментах с более высоким возвратом (например, в биржевых индексах с возвратом 10–15% в год), то взять кредит со ставкой 5–10% выгодно — я по итогу заработаю больше, чем заплачу за кредит».

Ваня оперирует своей финансовой жизнью значительно увереннее, чем я. Он не просто пользуется кредитами, но и умудряется получать от них выгоду. И этому он явно научился не в России: «У меня не было никакого психологического барьера перед кредитами, наоборот, мне хотелось быть похожим на местных, иметь хороший кредитный рейтинг. Казалось, что это прикольно, открывает какие-то новые возможности. В России я об этом особо не думал — кредиты воспринимались как крайнее решение, когда свои деньги закончились. В Америке кредитная экосистема более зрелая, много альтернатив, меньше ограничивающих факторов. Например, в России продать квартиру, обремененную ипотекой, кажется, практически нельзя, а здесь так же легко, как и без обременений.

Все встраиваются постепенно. Снимают жилье, открывают счет в банке, оформляют какую-то простую кредитную карту. С этого начинается твоя кредитная история. Если не тратишь больше определенной доли одобренного кредита и не нарушаешь обязательства по кредиту, рейтинг будет постепенно расти. Открытие и активное использование других кредитных продуктов будет его повышать».

Нас явно ждет такое же будущее. По словам Олега Лагуткина, российский рынок перенимает основные тренды зарубежных. «Есть смысл говорить о том, какие действия на зарубежных рынках требуют наличия кредитной истории. Например, без проверки кредитной истории в ряде стран не проходят сделки по аренде квартир, приобретение товаров в рассрочку в магазинах, аптеках (без участия банков). Вполне возможно, что в следующие годы на нашем рынке появится такая же практика», — считает он.