search Поиск Вход
, 5 мин. на чтение

Почему 48 лет — худший возраст в жизни человека?

, 5 мин. на чтение
Почему 48 лет — худший возраст в жизни человека?

«В 40 лет жизнь только начинается, это уж я теперь точно знаю», — говорила Екатерина Тихомирова в «Москва слезам не верит». Как выяснилось, может, и начинается, но к 48 годам превращается в кошмар.

К такому выводу пришел профессор Дартмутского колледжа Дэвид Бланчфлауэр. В январе 2020 года ученый опубликовал статистическое исследование, где утверждал, что в развитых странах самыми несчастными бывают люди в 47 лет и два месяца, а в развивающихся — в 48 лет и два месяца. Причем подобная тенденция не зависит от пола, образования, семейного положения и социального статуса.

В своей работе автор проанализировал данные 500 тыс. человек из 132 стран и использовал около 15 критериев, от отчаяния и одиночества до стресса и недосыпа. Большинство людей к 50 годам чувствуют себя на дне «кривой счастья». Ксения Сергиенко узнала, почему москвичи проваливаются в состояние несчастья в районе 50 лет.

Навалилось все и сразу

Сейчас на дне «кривой счастья» оказывается «поколение сэндвичей» — люди среднего возраста, у которых есть все еще живущие с ними дети и пожилые родственники, нуждающиеся во внимании и материальной поддержке. Человек среднего возраста оказывается зажат с двух сторон обязанностями: он должен поднимать на ноги детей и заботиться о родителях.

Моя мама, которой сейчас 59 лет, рассказывает, почему чувствовала себя максимально несчастной в 49: «Ты поступала в институт, а твой брат оканчивал университет. Вы оба нервничали, мне приходилось вас поддерживать. Да и меня саму очень волновала ваша учеба. Примерно тогда же твоя бабушка попала в больницу с раком кишечника. Ей сделали операцию, она прошла успешно. В очередной мой визит к ней врач пригласил меня на разговор, сказал, что не стоит надеяться, что бабушке станет лучше, ей осталось жить не больше полугода. В семье никто об этом не знал, я держала все в себе, так как у вас были экзамены».

В итоге мы с братом все успешно сдали, а бабушка с тех пор прожила еще десять лет: с диагнозом врачи что-то напутали. Но я хорошо помню маму в тот период — на ней лица не было, она говорила только о наших экзаменах и каждый день моталась в больницу. На вопрос, как дела, мама сухо отвечала: «У вас и бабушки все хорошо, и слава богу».

«Забота о других в ущерб себе неминуемо приводит к экзистенциальному краху и апатии», — говорит автор книги «Кризисы взрослой жизни», кандидат психологических наук Ольга Хухлаева.

Работы нет и не предвидится

«К 48 годам человек уже должен использовать большую часть возможностей для социального развития и вертикальной мобильности: получить хорошее образование, занимать высокую должность, иметь семью и быть материально независимым. Если к этому возрасту (плюс-минус пару лет) воспользоваться всеми ресурсами не получилось, то шансов, как правило, что получится в дальнейшем, практически нет, поэтому происходит переоценка собственной жизни, мешающая чувствовать себя счастливым», — утверждает социолог «Левада-центра» Карина Пипия.

Сорокасемилетняя Ольга переживает сильнейшую депрессию — вот уже больше года она не может найти работу. У нее двое детей, живет в двухкомнатной квартире вместе с родителями-пенсионерами. Первого ребенка Ольга родила в 33, ее декрет продлился не три года, как изначально планировалось, а девять лет. После продолжительного отпуска по уходу за дочерью она не вышла на работу — было некуда. Родила еще одного в 43 года, второй декрет продлился пять лет. Когда Ольге исполнилось 46, от нее ушел муж, и она решила найти работу, но безрезультатно: «Все смотрят на мой опыт и возраст и отказывают. По образованию я инженер полиграфического производства, институт оканчивала в 1990-е. Разумеется, за 30 лет все изменилось, а я не ходила на курсы повышения квалификации. Живу на пенсию родителей: чувствую себя обузой. Но что я буду делать после того, как их не станет? Единственное, что меня успокаивает, так это двое детей, я провожу много времени с ними, мне постоянно есть, чем заняться».

Большинство социологов сходятся во мнении, что удовлетворенность работой тесно связана с общей удовлетворенностью жизнью, а соцопросы это доказывают. 57% респондентов в возрасте от 35 до 55 лет на вопрос «Что не дает вам быть счастливым?» ответили: неинтересная работа и низкий заработок.

Сожаление о прошлом и неопределенность будущего

Людям среднего возраста свойственно анализировать свой предыдущий опыт и сожалеть об ошибках. Отрицательные жизненные установки вряд ли положительно влияют на градус благополучия. Карина Пипия вообще считает, что счастье во многом прерогатива молодых: «Респонденты в возрасте от 18 до 35 лет чаще чувствуют себя счастливыми, что неудивительно, учитывая их ориентацию на будущее («все еще будет») и невысокую ответственность за настоящее (многие еще живут с родителями)».

С возрастом возможностей для самореализации становится меньше, зато груз ответственности за семью растет. Ко всем проблемам настоящего добавляется страх перед неизвестным будущим. Рефлексия заставляет переосмысливать жизнь в совсем не радужных красках. Все, что в 30 лет доставляло удовольствие, ближе к 50 обесценивается по истечении срока годности. «Практически вся жизнь позади, а ничего путного не сделал. Единственное, что нажил, так это семью — есть жена и ребенок. Дочка уже замужем, теперь я не главный мужчина в ее жизни, а раньше именно она делала меня счастливым. У меня теперь несколько развлечений: интернет, прогулки с собакой и поездки на дачу», — объясняет Сергей, 47 лет.

«К 50 годам люди чувствуют себя несчастными, потому что уже многого достигли, хотят двигаться дальше, но используют для этого старые способы. Нельзя воспроизводить одно и то же на протяжении жизни, нужно менять вектор движения. В период между 45 и 50 люди часто сталкиваются с экзистенциальными проблемами, внутри них образуется пустота: они истратили все личные ресурсы и не могут восполнить пробелы новыми», — считает психолог Елена Богатова. Психологи советуют искать новые смыслы в себе, а не требовать их от других. Например, не стоит просить у детей внуков, чтобы занять себя хотя бы чем-то.

Пережить 48

Не существует усредненных понятий о счастье, оно в любом возрасте подразумевает субъективную оценку. Причем последнюю можно корректировать, считает Елена Богатова: «Человек радуется, когда получает то, чего ему недостает. Например, дети редко звонят матери, и когда раздается долгожданный звонок, она радуется. Человек получил премию на работе и счастлив, потому что ее выдают редко, а у него трудности с финансами. Радость — спутник недостаточности». Именно поэтому люди в достатке так же часто несчастливы, как и бедные. Вроде бы у них все есть: хороший дом, машина, семья, престижная работа, но счастье все время ускользает от них. В жизни такого человека нет места для недостатка, а значит, нет места для радости.

Но так как «кривая счастья» U-образной формы, после кризиса всегда наступает новый конструктивный период. Как и кризисы, переживаемые человеком в подростковом возрасте, в возрасте окончания роста организма и в «возрасте Христа», или «середины жизни», несчастливый период в районе 48 проходит, когда человек переоценивает свою прошлую жизнь и находит перспективы в будущем. Для кого-то это осознание, что он слишком много работает и слишком мало проводит времени с семьей. Для кого-то — новое хобби и с ним не смысл жизни, конечно, но переключение энергии. В этом возрасте уже достаточно опыта и знания себя, чтобы суметь сформулировать, что мешает жить счастливо, и удалить это из своей жизни или хотя бы свести к минимуму. Прелесть возраста как раз и состоит в том, чтобы наконец перестать тратить время на наносное и сосредоточиться на важном, а смысл жизни заключается в том, чтобы с годами она становилась лучше, а не наоборот.

Фото: кадр из фильма «Осенний марафон»