search Поиск Вход
, 5 мин. на чтение

Почему вы должны меня знать: главный врач «СМ-Клиника» на Пресне Элгуджа Немсцверидзе

, 5 мин. на чтение
Почему вы должны меня знать: главный врач «СМ-Клиника» на Пресне Элгуджа Немсцверидзе

Я родился и вырос в Москве. Учился в обычной общеобразовательной школе №253. Отец был дипломатом, а мама историком.

Однако на выбор профессии повлияли не они, а бабушка, которая работала спортивным врачом — была заместителем главного врача в ЦСКА. Со спортклубом объездила всю страну. Мне казалось это увлекательным: поездки, работа со спортсменами. Все представлялось таким большим приключением. Да, работа отца тоже была интересной, но к окончанию школы случился этот турбулентный момент — многое в стране изменилось. Я решил, что дипломатическая работа для меня неактуальна. Поэтому сделал выбор в пользу медицины.

Поступил в Первый московский медицинский институт на специальность «лечебное дело». После института окончил интернатуру в НИИ имени Склифосовского, где и остался работать. Для меня было важно начать свой путь врача именно там: это известный бренд, как теперь принято говорить, к тому же — одна из лучших школ для хирургов. Мне повезло: он был в списке мест, куда можно было пойти по распределению, которое тогда еще практиковали. Так мои желания совпали с возможностями.

В Склифе я прошел огромный путь от вчерашнего студента до оперирующего хирурга.

Медицина остается очень консервативной, в ней сохраняется, я бы так это назвал, «школа роста молодых врачей»: недавнему студенту сразу никто не даст оперировать. Сначала он долго работает как подмастерье. Надо доказывать свое право делать каждый следующий шаг. Тебе постепенно разрешают самые простые манипуляции: проводить пациента до кровати, привести его из палаты на обследование, сделать простенькую перевязку, записать за лечащим врачом что-то в историю болезни. Я все эти этапы прошел перед тем, как встать за хирургический стол. Работал выездным хирургом. Что это значит? Когда в московских лечебных учреждениях нет каких-либо видов хирургии, туда приглашают хирурга со стороны. Условно, в гинекологическую больницу (когда нужно оперировать желудок или кишечник) или психоневрологическую. Если там у пациента помимо основного заболевания появлялись хирургические жалобы, из НИИ Склифосовского приезжал хирург, осматривал пациента, при необходимости оперировал. Это была интересная работа.

Поначалу я занимался общей хирургией. Параллельно защитил кандидатскую диссертацию по желчнокаменной болезни. Но потом из-за того, что в Склифе не было урологического отделения, но пациенты нуждались в помощи, я пошел получать еще одну специализацию, по урологии. Ну а к урологии часто присоединяется андрология, которая меня заинтересовала. Сейчас я как практикующий врач веду прием по двум специальностям: как уролог-андролог и как общий хирург.

На прием часто приходят пациенты — мужчины в возрасте 45−50 лет, которые до визита ко мне вообще никогда не были у уролога-андролога. Считаю, что эту историю надо как-то исправлять, мужчинам обязательно нужно регулярно проверяться. Женщинам, конечно, тоже, но они все же чаще ходят в женские консультации и на регулярные осмотры, так само собой получается.

Я вижу по своей практике, что около 25% случаев бесплодия в супружеских парах связано с так называемым «мужским фактором». Уже не говоря о том, что после 40 лет возрастает риск рака предстательной железы. Мужчины игнорируют эти факты и приходят к врачу, только когда их что-то сильно беспокоят. И то — терпят до последнего.

В начале 2000-х я ушел из Склифа. К тому времени в Москве начали появляться частные клиники, и я подумал, что имеет смысл реализовать себя там. Руководил несколькими коммерческими организациями. В итоге примерно десять лет назад пришел в «СМ-Клиника» заместителем главного врача самой первой клиники холдинга. Вспоминаю то время с большой теплотой, до сих пор дружу с докторами, с которыми мы вместе проработали семь лет. Потом был период работы в Грузии, где я был главным врачом ковидного госпиталя. Не так давно вернулся в Москву, снова в «СМ-Клиника», где мне предложили возглавить новую клинику на Пресне.

С определенного момента я стал интересоваться тем, что принято называть «организацией здравоохранения». Моя докторская диссертация как раз об этом.

Очень давно, когда я только начинал руководить одной небольшой клиникой, я думал: что для меня важнее? Кем я больше хочу работать? Врачом-практиком или главным врачом? В итоге решил для себя, что мне все-таки ближе организаторская работа, которая предполагает умение активно общаться с людьми. Разными. Это огромный мир, объединяющий в себе различные стороны лечебного процесса — в том числе контакты с врачами, ведущими прием. Без этого никак, поскольку именно они лучше всех знают, чего хотят пациенты, чем довольны или недовольны.

Когда ты читаешь одну и ту же медкарту как лечащий врач или как главный врач, ты понимаешь ее по-разному. В первом случае ты больше погружаешься в какие-то индивидуальные моменты, во втором — больше в статистику. И то, и другое важно. Вообще, надо сказать, в «СМ-Клиника» так принято: руководители имеют определенные часы приема и гордятся этим. Активно общаются с пациентами, врачами, медсестрами.

Считаю, что в холдинге очень правильный подход в организации работы. Я наблюдаю его на протяжении десяти лет. Это активно развивающаяся компания, которая исповедует простые и верные принципы: как бы банально это ни звучало, «во главу угла» ставится качество оказания медицинской помощи и сервис.

Чтобы качественно лечить пациентов, требуется высококачественное современное оборудование. И высококвалифицированные врачи. Этих врачей нужно обучать, нужно постоянно повышать их квалификацию. Значит, нужны учебные центры. Все это строилось и развивалось в «СМ-Клиника» на моих глазах. У нас в холдинге есть свой учебный центр — корпоративный университет, задача которого именно в том, чтобы заниматься с нашими врачами, учить, рассказывать, повышать квалификацию.

Новая клиника, которую мы открыли на 2-й Звенигородской улице, — еще один большой этап роста «СМ-Клиника» и в целом частного здравоохранения в Москве. Не хочу хвалиться и сильно загадывать вперед, но я уже сейчас вижу и понимаю, что у этой клиники есть все шансы стать одной из лучших в городе. Мне там все нравится.

Будучи коренным москвичом, я хорошо знаю Москву и люблю само место, где стоит это здание. Когда я впервые туда приехал, то был просто в восторге. Пять этажей, плюс цоколь, мансарда и подвал. Небольшое по сравнению с башнями «Москвы-Сити» здание из красного кирпича на фоне соседних очень современных и высотных зданий выглядит тепло, как-то по-домашнему. При этом большие окна, просторные кабинеты. Удобный подъезд, парковка, что в наше время большой плюс. Ну и самое важное — клинику получилось оборудовать и укомплектовать по самому высокому разряду. Я собрал крепкую команду врачей. Некоторые из них — мои бывшие коллеги, которые работали под моим руководством и выразили желание продолжить сотрудничество. Несколько докторов и кандидатов наук, с большим опытом, солидной практикой.

Что касается оборудования, мы оснащены ровно настолько, насколько нам это нужно. Несколько ультразвуковых аппаратов экспертного уровня. Самый современный рентген-аппарат, позже появятся КТ, МРТ. Это помогает нам полностью «закрыть» весь круг диагностических потребностей для амбулаторного приема.

Совершенно сознательно мы не делали в новой клинике больших операционных, реанимационных помещений. Поскольку в холдинге уже есть несколько клиник, где все это организовано, где проводятся сложные операции. А мы — как раз то первичное звено, которое сейчас в Москве так востребовано жителями. При необходимости можем отправлять пациентов в другие клиники холдинга, где им сделают все необходимое в плане хирургии, терапии и других медицинских направлений в стационарных условиях.

Возможно, это нескромно, но я считаю, что у меня на Пресне собралась превосходная команда. Не знаю, может, мне просто везет, но свою команду я мог бы назвать даже в чем-то уникальной.

Фото: предоставлено компанией «СМ-Клиника»

Подписаться: