search Поиск Вход
, 5 мин. на чтение

Почему вы должны меня знать: кайтер Елена Калинина

, 5 мин. на чтение
Почему вы должны меня знать: кайтер Елена Калинина

Я занимаюсь парусным спортом с детства, с 8 лет. Меня научил папа, Роман Любимцев — он шьет кайты «Эльф».

Папа много гонял на зимнем кайте, поэтому решил, что и мне пора приобщиться. Поскольку он спортсмен, то кататься для развлечения не его подход; он сразу привел меня на воду именно как в спорт — учил всегда добиваться результата. Конечно, родитель-тренер — это тяжело, но легких путей нет ни в чем, надо преодолевать себя.

Впервые я встала на кайт зимой 2005 года на Финском заливе — там еще не было насыпанного порта и можно было кататься прямо на Ваське (Васильевский остров). Достаточно скоро начала участвовать в первых соревнованиях, но мне было страшно — я не очень понимала, как работает парус. Потом, лет в двенадцать-тринадцать, я занялась летним кайтом; учил меня тоже папа. После перешла на яхту «Оптимист» — родители отдали меня в парусную команду «Раута», она до сих пор существует. А потом я снова вернулась в кайт. Почему, спрашивается, уходила? У детей просто-напросто не хватает веса для занятий на кайте, поэтому серьезно можно начинать лишь подростку лет в двенадцать-четырнадцать.

Я очень люблю воду и никогда ее не боялась: в детстве я даже занималась синхронным плаванием — это вообще не мое, и как я там оказалась, если честно, не знаю. Вода до сих пор моя стихия. Конечно, занимаясь кайтингом, я чувствовала себя особенной, ведь это совершенно нетипичный питерский вид спорта. Все-таки обычно этим занимаются в южных странах, но я очень надеюсь популяризировать кайт у нас: я даже писала письма чиновникам и сочинила песню на английском про то, что кайт должен стать олимпийским видом спорта. Я яростно хотела и до сих пор хочу, чтобы все занимались кайтом. Конечно, он стал олимпийским не из-за меня — все к этому шло и так, ведь это самый быстроходный парусный класс, быстрее только лодки Кубка Америки. На самом деле кайт давно хотели включить в олимпийский список; впервые он вошел в Олимпиаду 2016 года вместо виндсерфинга, из-за чего сообщество очень запротестовало. В общем, включили, а через год исключили. В 2020-м снова не получилось, но в 2024-м кайт точно будет на Олимпийских играх. Просто парусникам, среди них есть и дядечки-чиновники, кайты очень не нравятся. Все парусники — классики: им нужно все старое и привычное, они довольно сложно адаптируются к чему-то новому и считают, что кайты — парашюты: «Что вы со своими парашютами к нам лезете?» Хотя по сути это тот же парус, но намного более быстрый. Я катаюсь в свое удовольствие только на кайте — это вообще самое веселое, что только можно придумать; кататься после на чем-то другом не вариант. Чего протестуют? Просто не пробовали!

Почему же кайт все-таки непопулярен? Проблема в погоде — практически нет условий, поэтому кататься возможно только летом. Если ты хочешь в Питере покататься на кайте, то не можешь просто выбрать себе пляж и приходить на него — нужно все время ездить под разные направления ветра, выжидать его, довольно часто все превращается именно в охоту за ветром. Вообще не знаю, как люди катаются в Москве, нормальная акватория — только Плещеево озеро, но оно далеко от Москвы. В Серебряном бору, конечно, есть любители, но из-за того, что акватория маленькая, ветер порывистый, а это сложно. Сложно, но можно…  Если в Питере приехать в Сестрорецк, когда дует западный ветер, то там можно увидеть 500 кайтеров! Я так рада, что, несмотря на все сложности, у нас в городе так популярен кайт!

Своим главным детским достижением в этом спорте считаю то, что благодаря родителям я смогла пойти по другому пути — не дальше в парусные яхты, это все немножко скучно, а то, что я освоила быстрый кайт и начала в нем соревноваться. Хоть это и было довольно сложно и страшно, но я это преодолела. А взрослые победы — я разочек выиграла чемпионат мира. То, что я так легко об этом говорю, не кокетство, просто тогда кайт был довольно молодым видом спорта, и чтобы выиграть чемпионат мира, нужно было просто много тренироваться: ты приезжал и понимал, что ты быстрее всех. Сейчас все немножко сложнее — людей стало больше, поэтому психологический соревновательный момент очень велик. Из-за этого мне крайне важно мое последнее соревнование — Всемирные пляжные игры (формат Олимпийских игр), там было очень сложно выступать, я прямо боролась и таки смогла занять третье место.

Спорт не вытеснил из моей жизни учебу — я окончила экономический факультет Политеха. На самом деле, совмещать профессиональный спорт и учебу не так уж сложно: просто нужно уметь общаться с преподавателями и однокурсниками — если ты все делаешь и доброжелательно ко всем относишься, то тебе идут навстречу — ко мне всегда хорошо относились…  Я даже окончила институт с красным дипломом. Спортивное же высшее образование, я считаю, можно получить только самому. Если ты хочешь стать классным тренером, то, во-первых, нужно тренировать, а во-вторых, образовываться самому не в универе. Но у нас в стране, если ты хочешь работать тренером, ты должен получить корочку, чем я сейчас и занимаюсь в Лесгафта (Национальный государственный университет физической культуры, спорта и здоровья им. П. Ф. Лесгафта. — «Москвич Mag»). Узнала я там для себя совсем чуть-чуть, но все равно дается некий материал, и если его изучать глубоко, то чему-то ты, да научишься. Но то, что касается именно тренерства в кайтинге, тут поможет только собственный опыт. Какое бы у тебя ни было образование, понять все эти тонкости невозможно, можно только если ты сам в этом понимаешь. Очень частая история, когда ты что-то умеешь, но объяснить не можешь. Не факт, что какой-то чемпион мира станет крутым тренером. Кайт очень специфический вид спорта: очень многое зависит не только от твоего тела, но и от снаряжения, его комбинации — нужно быть в теме, чтобы передавать опыт другим. Все лежит далеко не на поверхности.

И да, сейчас я работаю тренером — я поняла, что устала соревноваться, и мне хочется чего-то нового. Изначально не планировала тренировать, но мне предложили, и я решила попробовать. Мне нравится работать именно с детьми — у нас парусная кайтовая команда. Иногда, тренируя их, я и сама выхожу на воду что-то показать. Очень интересно смотреть на спорт с другой стороны — чему-то учишься. А еще дети очень сильно заряжают — ты становишься моложе, когда с ними работаешь. В них столько радости! Стоит поучиться этому у них. Но при этом у тебя как у спортсмена без постоянных тренировок что-то теряется, становится тяжело показывать даже стабильный результат, тем более что все прогрессируют. Тебе нужно не только не стоять на месте, но и прогрессировать вместе с ними. Конечно, основное, все повороты, забыть невозможно — это как научиться ездить на велосипеде, тело помнит. Но чтобы поехать сейчас на соревнование, нужно провести очень много часов на воде.

Помимо кайтинга я играю на укулеле, но мне за это пока что никто не платит. Я всегда это делала просто для себя — лет с четырнадцати, а вообще изначально училась в музыкальной школе аккордеону. Почему укулеле? Тогда оно было довольно популярно — я узнала об этом инструменте из-за того, что все на нем играют. Но сейчас думаю как раз из-за этого же завязывать с укулеле и собираюсь купить себе что-то другое, может, мандолину. Не хочу быть как все. Играю и чужие песенки, и свои раньше сочиняла, но сейчас как-то сложнее черпать вдохновение, наверное, стоит его где-то поискать. Не исключаю, что в 2024 году выйду подыграть, возможно, даже на мандолине, нашим спортсменам на Олимпийских играх.

Фото: Сергей Николаев