search Поиск Вход
, 3 мин. на чтение

Почему вы должны меня знать: основательница галереи «У Марии» Маша Комарова

, 3 мин. на чтение
Почему вы должны меня знать: основательница галереи «У Марии» Маша Комарова

Я родилась в Вологодской области в деревне Ферапонтово, где живет много художников.

Но в раннем детстве мы перебрались в Петербург. Каждые выходные я отрабатывала обязательную арт-программу: Эрмитаж, Русский музей, Музей этнографии и всевозможные другие музеи города. В довесок шли филармония и поездки по близлежащим усадьбам. По правде говоря, я не осознавала тогда, нравится ли мне это все или нет, впрочем, меня об этом никто и не спрашивал.

Впервые я ощутила на себе силу искусства, когда мне было 15 лет. Дрезденская галерея. Портрет незнакомки времен Ренессанса, которая была чем-то на меня похожа. Меня как будто шандарахнули по голове, и тогда пришла мысль, что поход по музеям может быть не повинностью, а удовольствием.

В 17 лет сидячий вагон доставил меня в Москву. Как-то я листала журнал «Большой город» и наткнулась на объявление о том, что галерея Red October ищет арт-стюардов. Я понятия не имела, что это все значит, но почему-то решила, что работать в галерее круто. Друзья отговаривали от звонка: «Да “БГ” все читают, им наверняка оборвали телефон, да даже не стоит пытаться». Но я все равно бросила вызов. И — о чудо — меня позвали на собеседование. Я не знала ни одного современного художника, поэтому спросила у друга, не знает ли он таковых, так я узнала о существовании Андрея Бартенева и Саши Фроловой. Их-то и нахваливала на собеседовании, за что и получила работу.

Трудиться в галерее было весело. В будни, когда присутствовало руководство, я водила экскурсии и объясняла посетителям, что же хотел сказать художник. В выходные, когда основатель галереи Владимир Овчаренко отдыхал, я просвещала только тех, кто мне очень нравился, в остальное же время сидела на ресепшене, смотрела кино и пила пиво. Но надо сказать, что тогда я прям влюбилась в современное искусство: у нас шла выставка Ильи Кабакова — я так впечатлилась, что начала читать книги по искусствоведению, ходить в «Гараж» на лекции и не вылезать из столичных галерей.

Благодаря бойфренду, порекомендовавшему меня Василию Церетели, я стала пиарщицей ММОМА. Впрочем, заслуги тоже уже были — еще на первом курсе журфака МГУ я публиковалась в популярнейшем на тот момент журнале «Русский репортер», поэтому хотя бы умела писать. На этой работе я из любителя совриска стала pro: влилась в арт-тусовку и прокачала знания. Надо сказать, что я тогда четко не понимала, кто я: с одной стороны, у меня были и сторонние PR-проекты, с другой — регулярно писала про искусство для РБК. Стиль, с третьей — дебютировала как куратор в поп-ап-пространстве «Варочный цех».

Спустя два года в ММОМА я поняла, что учиться мне там больше нечему, и отправилась в свободное PR-плавание, хотя довольно скоро пристала к берегу галереи на Таганке, где куратором был Андрей Бартенев. Там я была менеджером выставок и параллельно получила должность редактора отдела выставок в издании Time Out.

Спустя год меня позвали редактором культуры в журнал Numero. Честно говоря, хоть я и писала про искусство, я тогда больше увлекалась современным театром. А потом произошел ребрендинг издания, главредом стал стилист Игорь Андреев, сделавший меня шеф-редом, и я открыла для себя мир моды. Все это случилось во многом благодаря Наталье Архангельской (сейчас — один из основателей телеграм-канала «Антиглянец»), которая некогда поверила в меня и заказала тексты в модный глянец SNC.

Работая в Numero, я резко остыла к искусству и увлеклась модой. Мне стало скучно в музеях, я перестала ходить на открытия. А вот показы в рамках парижской недели моды, где мне посчастливилось однажды побывать, просто взорвали мой мозг. Я поняла, что мода — это не просто красивая одежда, это сторителлинг. Потом Numero разогнали, я тосковала по ощущениям работы в команде, коллективному творчеству и часто думала, куда мне идти и что делать, как приложить свои знания, умения и интересы.

Последние пару лет я работаю в сфере контент-маркетинга. Эти проекты хоть и классные, но лишь косвенно связаны с тем, что меня по-настоящему волнует.

Как возникла галерея «У Марии»? Все началось с квартиры с дизайном моего любимого Гарри Нуриева, которую мне с великим трудом удалось снять. Как-то мы сидели здесь с моим бывшим начальником, а теперь ближайшим другом и соратником Игорем Андреевым. Игорь к тому моменту уже начал рисовать и делать одежду под брендом Vereja. То ли само пространство, то ли пиво, то ли все вместе навело нас на мысль открыть здесь галерею. Название родилось само собой. Мы у Марии дома, значит, так и назовем. Прямо как владельцы районных салонов и столовых. Логотип — печенье-тезка. Ребенком я очень любила печенье «Мария». Но моя мама никогда не давала мне насладиться им вдоволь. А теперь это печенье стало символом открытости и любви к искусству. Ведь концепт галереи в том, что тут выставляются не художники с профессиональным образованием, длинным списком регалий, а деятели из мира моды, чьи работы я считаю искусством.

Открыл галерею проект Игоря Андреева «Верея — самый маленький город». Это картины, вязаные инсталляции и одежда, которые наполнены персонажами из вселенной загадочной Вереи.

Фото: София Панкевич

Стать героем рубрики «Почему вы должны меня знать» можно, отправив письмо со своей историей на ab@moskvichmag.ru