, 6 мин. на чтение

Почему вы должны меня знать: преподаватель по Аштанга-виньяса йоге Вадим Николаев

, 6 мин. на чтение
Почему вы должны меня знать: преподаватель по Аштанга-виньяса йоге Вадим Николаев

Впервые я попал на йогу в 1999 году при забавных семейных обстоятельствах.

Я из Калининграда и летом навещаю родных. В тот год, едва мы приехали домой с вокзала, двоюродный брат подошел ко мне и с тревогой в голосе сказал: «Вадим, тебе срочно нужно пойти в одно место и разобраться там со всеми. Мама ходит на какой-то чердак, поет мантры, жжет благовония и занимается йогой. Она точно попала в секту».

Я сказал, что не пойду, йога — женское занятие. В то время я занимался карате — вот это для мужчин. Да если кто-то из товарищей по татами узнает, что я ходил на йогу — на смех поднимут, такое тогда было отношение.

Брат продолжал меня уговаривать, чуть ли не со слезами на глазах просил сходить и разобраться. В итоге я согласился, шел на занятие с легким налетом высокомерия и надменности. Карате я занимался недолго, но это была интенсивная практика — две тренировки в день. Буквально за 14 дней вес ушел с 96 до 78 килограммов. После такого опыта йога казалась сущей ерундой. В группе было около десяти человек, парней, кроме меня, не было, а девушки в основном были много старше: мне было 20 лет, им минимум 30.

Мы стали выполнять упражнения. Карате и другие активные виды спорта подразумевают, что ты очень сильно потеешь, а когда стоишь на месте, то ничего с тобой и не происходит. Но, странное дело, мы делали какие-то асаны, принимали разные положения, и я, в шортах и майке, начал потеть так, как не потел в кимоно на татами. При этом все тело трясет, ты находишься среди женщин, которые явно чувствуют себя комфортнее — настоящее испытание для мужского эго. Я понял, что нельзя ударить в грязь лицом, надо стоять до конца. К счастью, у меня хватило сил это сделать, но считать минуты до окончания практики я начал уже через полчаса.

После первого занятия я отрубился прямо в зале, а потом встал как заново рожденный. Было состояние колоссальной легкости, ясности сознания, внутри — тишина. И ощущение, что в этой тишине есть абсолютно все. Такое состояние пустоты и наполненности одновременно. Это сложно передать словами, но то, что я чувствовал, было глубже и сильнее других самых приятных переживаний.

Когда мы пришли домой, нам открыл брат. Посмотрел на свою маму, на меня, снова на маму. Сделал глубокий вдох и понял, что брата тоже потерял. К слову, он сейчас ходит ко мне заниматься.

Несмотря на свои потрясающие ощущения, практиковать йогу я стал не сразу.

Спустя семь лет я активно занимался развитием одной иностранной компании, было много командировок, иногда по четыре перелета в неделю. Офис был за городом, приходилось приезжать к 6 утра и уезжать в 10 вечера, чтобы избежать пробок. Мозг постоянно работал, было тяжело уснуть. Помогал только алкоголь. Я выпивал бутылку (а то и две) вина перед сном, чтобы отключиться. Организм истощался. Работа перестала приносить удовольствие. Пришло время задуматься о здоровье. Вспомнил про карате, которое на тот момент отодвинул в сторону, но появился страх — должность представительская, а на занятиях легко могут выбить пару зубов. Тогда я решил попробовать йогу в Москве. Вместе с потом происходила детоксикация организма. Есть мнение, что с токсинами человек избавляется от всего лишнего и наносного. Это похоже на процесс очищения луковицы – вы снимаете слой за слоем и в итоге приходите к своей сути, к себе настоящему. Я в это верю.

В 2010 году я прошел курс по Аштанга-виньяса йоге для преподавателей. Это динамичная практика, которая включает в себя определенную последовательность асан, то есть поз, связанных между собой «виньясами» — системой движений.

Знакомство с практикой мы начинаем с понятия «ахимса», что означает «не навреди». Мы должны осознанно и бережно относиться к своему телу и быть вежливы с соседями по коврику. Фактически мы даем себе клятву, как врачи.

Во время практики мы задействуем три репрезентативные системы человека: аудиальную, визуальную, кинестетическую. Мы слышим свое дыхание, оно должно звучать, как шум прибоя, и настраивать на медитативный лад. Наш взгляд направлен на кончик носа, в межбровье, просто вверх или вниз, это активизирует определенные части головного мозга: гипофиз, эпифиз и так далее. Таким образом мы углубляем концентрацию. Третья часть — энергетические замки, или «бандхи» — определенные сочетания мышечных сокращений, которые мы задействуем во время практики, например, в области промежности (тазового дна). Необходимо постоянно наблюдать, что все системы включены одновременно. В нейролингвистическом программировании есть понятие «транс». В йоге это называется «дхьяна» — в этом состоянии отключается сознание, мы входим в поток. Полностью отсутствуют какие-либо мысли. В голове — тишина. Вместе с тишиной приходит спокойствие и расслабление.

Йога — дыхательная практика, я окончательно осознал это только спустя шесть лет занятий, в 2013 году. Все начинается с простых вещей — вдоха и выдоха. Кислород насыщает кровь и другие жидкости в организме, которые циркулируют по всему телу, взаимосвязаны с нашими суставами, внутренними органами, мышцами. Женщинам даже не рекомендуется заниматься практикой во время менструации, так как дыхание связано с кровообращением, и если делать некоторые асаны, то это может быть не во благо, а во вред.

Иногда во время практики люди начинают плакать — это естественно. Когда мы делаем глубокие прогибы и мосты, мы как будто очень долго находимся под водой, а затем выныриваем и начинаем дышать. Такой мощный прилив кислорода пробуждает глубокие и, возможно, давно забытые чувства, заставляет переживать эмоции.

Практика зависит от биоритмов. Мы — часть природы, и эти биоритмы влияют на наш организм и наше сознание. Например, во время полнолуния человеческое сознание начинает флуктуировать: слишком много мыслей, слишком много энергии. Во время новолуния мы, наоборот, становимся более квелыми. И в эти фазы Луны не рекомендуется заниматься практикой, потому что можно либо навредить себе, либо подумать, что вы недостаточно сильны. Хотя при постоянной и осознанной практике появятся силы и такое внешнее влияние будет меньше воздействовать на сознание. Аштанга-виньяса-йога постепенно очищает голову от беспокойных, мрачных мыслей, страха и сомнений и помогает пребывать здесь и сейчас.

Когда меня спрашивают, сколько дней в неделю нужно заниматься йогой, я спрашиваю в ответ: «Сколько раз в день вы чистите зубы?» Ведь это то же самое, только вы очищаете тело. Потратьте 1–1,5 часа в день на свой организм и посмотрите, как он будет благодарен вам в ответ. Начинайте с 15–20 минут и постепенно добавляйте время.

Есть выражение: «Если вы найдете время для молитвы, Бог найдет время для ответа на ваши просьбы». С практикой то же самое. Ты занимаешься, и она решает твои вопросы. Поэтому я всегда говорю: находите время для практики. Но будьте готовы к тому, что Аштанга-виньяса йога как гель-скраб — отшелушивает все ненужное. Меняется окружение, встречается недопонимание, конфронтация и агрессия со стороны близких людей. Их злит, что ты какой-то другой. И это момент выбора: жить по-старому или жить по-новому; для других или для себя. Друзья — это классно, но насколько они настоящие? Есть понятие удовольствия, а есть понятие счастья. И это разные вещи. Аштанга-виньяса йога учит последнему.

Меняются привычки. Если бы 15 лет назад мне кто-нибудь сказал, что я не буду есть мясо и пить алкоголь, я бы постучал по голове и ответил: «Ты в своем уме? Я мужчина. Как я могу не есть мясо и не пить алкоголь?»

В 2006 году я прочитал книгу, в которой было много разумных доводов о вегетарианстве, и цитировали их такие люди, как как Мадонна, Стинг, Лев Николаевич Толстой, Бернард Шоу. Тогда я впервые задумался: может быть, правда в этом есть здравый смысл? Спустя год я начал заниматься йогой на постоянной основе и в то же время познакомился с девушкой. Мы стали встречаться, и она рассказывала разные интересные вещи о растительном питании. Не навязывала, не настаивала, но само собой, постепенно, я отказался от мяса. Потом от рыбы и морепродуктов. Потом от яиц, хотя даже сейчас могу закрыть глаза, если они присутствуют в какой-нибудь выпечке.

Надо ли становиться вегетарианцем, когда начинаешь заниматься йогой? В практике вам это однозначно поможет. Но не нужно заставлять себя. Если мы начинаем говорить «я должен» или «я обязан» — это уже насилие. Просто дайте практике сделать свое дело. Все придет само.

Мужчин на йоге по-прежнему мало, несмотря на то что это традиционно мужская практика. Но постепенно их становится больше. Большинство мужчин стесняются заниматься вместе с женщинами. Они просто не возвращаются на второе занятие, когда на первом видят, что девушки делают все гораздо круче, чем они. Это мощный удар по самолюбию.

Пару лет назад я делал несколько занятий отдельно для мужчин. Пришли всего четыре человека, но трое из них занимаются по сей день, то есть конверсия высокая. В ближайшее время я планирую возобновить этот курс.

Тирумалай Кришнамачарья, учитель йоги, говорил, что йогу нужно заслужить, на нее попадает далеко не каждый. Достаточно посмотреть, сколько людей бегает, сколько занимается в спортзале или играет в футбол, и сравнить. Йога до сих пор остается специфической дисциплиной, к которой относятся надменно, высокомерно, говорят, что нам не хватает динамики.

Приходите ко мне на занятия. Вы увидите, как здесь запотевают окна, какая здесь энергетика, а мы посмотрим, на сколько вас хватит. Аштанга-виньяса йога очень сильно разбивает эго. Если человек не готов быть скромным, не готов принять свои слабости, не готов к развитию, он может не задержаться и не вкусить прекрасные плоды.

Стать героем рубрики «Почему вы должны меня знать» можно, отправив письмо со своей историей на ab@moskvichmag.ru

Фото: Александр Лепешкин