, 3 мин. на чтение

Почему вы должны меня знать: шеф-пиццайоло ресторана Rossini Аркадий Грицевский

, 3 мин. на чтение
Почему вы должны меня знать: шеф-пиццайоло ресторана Rossini Аркадий Грицевский

Карьеру повара я начал в далеком 1996 году. Пошел учиться за компанию, и в итоге все, кто хотел стать поваром, не стали, а я стал.

Мои первым местом работы был ресторан «Столичный» в гостинице «Москва», там я прошел путь от помощника до повара горячего цеха. Уже в то время я смотрел в сторону фьюжн, на модные новые рестораны Ивлева, Рожкова, Новикова и других рестораторов. Затем я пошел работать в ресторан португальской кухни Porto Atrium на Ленинском проспекте, окончательно понял, что существуют не только останки высокой советской ресторации, заболел кухнями мира. А чуть позже приобрел любовь и к средиземноморской кухне.

Пиццайоло я стал, потому что начал работать с заквасками. В тот период шефы практически не смотрели в сторону теста, если не были профессиональными пекарями или кондитерами. Я же для себя решил, что это неправильно. Если ты шеф, ты должен знать все. Стал изучать вопрос закваски, ферментации, кисломолочных культур, и меня затянуло. Мне кажется, что нет ничего интереснее пересечения химии и физики, когда наполненное газом тесто попадает в печь, расширяется, приобретает интересные глютеновые рисунки. Апогеем стало обучение пиццайоло в самой сильной школе Италии в пригороде Венеции — Scuola Italiana Pizzaiolli.

Кроме того, я один из немногих, кто привез в Россию пицца-акробатику. Кто-то воспринимает ее исключительно как зрелище и маркетинговый ход, но на самом деле пицца-акробатика вполне может быть обязательной частью приготовления пиццы. Дело в том, что когда тесто созревает, в нем вырабатывается углекислота, которую ни в коем случае нельзя выдавливать. Вы никогда не увидите хорошего пиццайоло со скалкой в руках. Пиццу раскатывают с помощью вращения, центробежная сила оказывает давление и растягивает тесто, сохраняя газ внутри.

Сейчас Ассоциация пицца-акробатики в России расширилась и переросла в Ассоциацию пиццайоло России.

В 2018 году в Парме я участвовал в чемпионате мира по приготовлению пиццы, где принимали участие 2400 пиццайоло из 48 стран мира. И занял 29-е место в номинации «пицца-классика». Лучшую пиццу выбирают по большому ряду технических параметров, баллы выставляются в закрытой форме. Первое, на что обращают внимание, конечно, тесто: вкус, прожарка, умение работать в дровяной печи. В некоторых номинациях оценивают креативность и сочетание вкусов, но в моем случае смотрели на аутентичность, сохранение всех рисунков, бортов, традиционность рецепта.

Правильная итальянская пицца существует, но делится на множество видов, например вытянутая римская пицца или классический бруклин с высоким бортом и тонким основанием. Первый критерий — вызревшее тесто. Нельзя сделать хорошую пиццу на однодневке, тесто должно настояться минимум 48 часов.

При этом встретить настоящую пиццу в России — редкость. Даже если мастера пиццы итальянцы, они могут красиво говорить на языке, еще красивее на нем врать, но никогда в жизни ничего не делали сами, только смотрели, как их бабушка выпекает чиабатту. Или же бывает ситуация, когда шеф специализируется на итальянской кухне, но никогда не был в Италии. Россияне начинают разбираться в пицце, когда выезжают в Италию: Неаполь, Сицилию, Парму, пробуют и уже другими глазами смотрят на то, что готовят у нас.

При этом пицца была популярна в России всегда, но другое дело какая. В детстве ее готовили по остаточному принципу, из того, что есть в холодильнике: огурец, вареная колбаса, сыр сверху. Таким наше представление было долгое время. Это блюдо считалось неотъемлемой частью школьного фастфуда.

Для итальянцев же пицца может быть бизнес-ланчем, а может частью антипасти-буфета по принципу суши-конвейера, например, длинная пицца-пала достигает метра в длину и на нее бывает выложено по восемь видов начинки.

Пицца-табу тоже существуют. Они связаны с ингредиентами. Я сторонник того, чтобы в приготовлении не использовали продукты с содержанием уксуса. Ведь человек сначала ест глазами, а потом обонянием. Когда такие продукты нагреваются в печи или выкладываются на горячую основу, мы вдыхаем пары кислоты и получаем ожог. Многие этого не знают и экспериментируют.

Сейчас большую долю рынка занимает нестандартная пицца. В ресторане Rossini, где я являюсь шефом, мы делаем пиццу со свекольным муссом, с кейлом, с ботаргой и свежими артишоками, жаренными до хрустящей корочки и запеченными в печи. Вместо пиццы «Четыре сыра» мы предлагаем пиццу с шестью сырами, вместо классического колбасного ассорти — пиццу с пастрами и корнбифом. Это и есть современная итальянская кухня, когда мы подаем хорошо знакомый продукт в новом исполнении, с новым видением. Такой подход пользуется очень большой популярностью.

Стать героем рубрики «Почему вы должны меня знать» можно, отправив письмо со своей историей на ab@moskvichmag.ru

Фото: София Панкевич