search Поиск Вход
, 6 мин. на чтение

Почему вы должны нас знать: основатели мастерской Lagom Home Wood Иван и Мария Трубниковы

, 6 мин. на чтение
Почему вы должны нас знать: основатели мастерской Lagom Home Wood Иван и Мария Трубниковы

Lagom Home Wood — наш с мужем семейный бизнес. Мы оба из Тольятти, в Москву переехали примерно лет семь назад.

Ваня переехал первым — по работе, а я заканчивала свои дела в Тольятти. Я работала в оформлении свадеб: цветочки, бусики и вся красота. После закрытия свадебного сезона у меня появилась возможность переехать в Москву.

По профессии я менеджер ресторанного и торгового дела. Это все, что связано с общепитом. Училась на управленца и должна была работать в гостиничном или ресторанном бизнесе. И около семи-восьми лет я работала в этой сфере в Тольятти, начиная от официантки и заканчивая помощником руководителя, где нанимала и обучала персонал, вела документооборот. Именно в общепите я научилась общаться с людьми и поняла, что это достаточно сложно: у всех свои требования, все хотят особого отношения. За семь лет я уже начала понимать человеческую психологию — где улыбнуться, а где показать силу и правоту.

Ваня звукорежиссер, и в Москве он продолжил работать по профессии, а у меня было время заняться поиском себя. Первой моей работой здесь оказалась вакансия флориста — свадебный бизнес дал мне представление о цветах и композиции. В московском лофте White Flowers был шквал заказов перед 8 Марта, и они набирали девочек, которые могли бы собирать букеты по рецептам. Я прошла кастинг, и нас посадили в гигантский ангар на Третьяковской, где стояли столы и ведра с цветами. Мы просто безостановочно вязали букеты и отдавали курьерам — там была налаженная система, человек сорок стояло. После 8 Марта всех распустили, а мне предложили работать на постоянной основе. И я подумала: почему нет? Я люблю цветы и работа творческая, интересная. Однако постоянное хождение из теплого помещения в холодильник, где хранятся цветы, привело к тому, что я начала болеть. Через два месяца мне все же пришлось уйти.

После этого флористического эксперимента я познакомилась с девочкой, которая устроила меня работать в продакшн-студию. Это была креативная команда, где мы снимали телепередачи и реалити-шоу, а потом продавали их каналам — ТНТ, «Пятнице», Первому. Очень интересная работа, но настолько ответственная и нервная, что после трех лет я поняла, что с меня хватит. Огромная ответственность и ненормированный график расшатывали нервную систему. В договоре была пятидневка, но съемки могли попасть на выходные, и мы проводили там целые сутки — пока не снимем, не уйдем домой. В общем, быть продюсером тяжело, но очень круто, и я много чему научилась в плане коммуникации с людьми. К примеру, деловая переписка: без приветствия, прощания, письменного закрепления того, что обсудили по телефону, я не работала и сейчас использую эти принципы в своем деле.

В начале 2019 года я решила уволиться. А в то время я частенько залипала в Pinterest и видела красивые панно из деревяшек, кидала себе в закладки. У Вани уже тоже руки чесались сделать что-то красивое, и мы сняли помещение в какой-то промзоне Москвы, куда Ваня периодически ездил как в свой гараж. И когда у меня появилось время, я такая: «А можно я с тобой поеду?» Он говорит: «Что ты там будешь делать, там грязно, пыльно и скучно». В итоге я напросилась, и там действительно оказалось пыльно, грязно, холодно и нечего было делать. Но мне стало интересно. Особого образования по части дерева у меня нет, есть только желание и плюс сейчас нет проблем с тем, чтобы чему-то научиться. Во-первых, есть очень много информации в интернете. Во-вторых, метод проб и ошибок: что-то получается — будет так, нет — значит, надо что-то изменить.

Первое, что мы начали делать — разделочные доски (только ленивый доски не делал в тот момент). Но мы решили добавить в них что-то необычное и стали делать вставки из эпоксидной смолы, от которой все тогда с ума сходили. На тот момент я еще работала в продакшне, и на праздники мы сбывали весь наш товар моим коллегам, которые были просто в восторге от этих досок.

Потихоньку мы обросли друзьями, которые тоже занимаются деревом, стали закупать оборудование. Оно стоит очень дорого, поэтому что-то Ваня собрал сам (например, ЧПУ-станок, который стоил на тот момент около 500 тыс. рублей), что-то нам пришлось докупить. Я уволилась, периодически ездила в мастерскую и однажды попросила Ваню напилить из дерева реек. Он выделил мне уголок, где я просидела целый день и собрала панно, которое видела в Pinterest. Порадовалась, выставила фото в инстаграм*. У людей сразу появилось много вопросов: а что это такое? а как это применить? это что, кусок ламината? Я говорю: это то, что можно повесить на стену и будет красиво. Они говорят: это странно. Ну вам это странно, а мне ковры на стенах странно. И я просто стала делать то, что мне казалось красивым.

В какой-то момент панно начали раскупаться. Я поняла, что помимо приятного времяпрепровождения и хобби это может быть заработком. Начались заказы: один-два в месяц, и для меня это было много. Хотя сейчас я оглядываюсь на то время и думаю: чем же я вообще занималась? Целый месяц одно панно делала? Сейчас это бесконечный поток, и иногда мне даже приходится отказывать или ставить клиента в очередь на один месяц.

Ни один из наших проектов не был создан, чтобы заработать. Это либо было нужно нам в быту, либо для красоты. Однажды мне понадобилась подставка для цветов, чтобы переставить их с подоконника в квартиру. Я попросила Ваню, и он из остатков материалов сделал модель, которая сейчас у нас называется «панкейк». Мы потом ее немного доработали, но первую фотографию я так же выставила в инстаграм*, из разряда «а мы еще и так умеем». И начался какой-то шквал заказов! Мы очень удивились: неужели настолько это было нужно людям? Оказалось, да, а главное, мы не придумали это специально, чтобы срубить денег, просто мне нужна была подставка. В творчестве нужно творить, а не думать о деньгах, и это творчество найдет отклик в сердцах людей.

Не могу сказать, что мы столкнулись с какими-то сложностями, только если во время пандемии: лесозаготовки в какой-то момент закончились, а люди сидели на карантине, новых не было. Потом уставшие от квартир люди стали строить дачи — фанера и сосна взлетели в цене, все стало стоить втридорога. Но нас это не особо коснулось: мы работаем с массивом дуба и ясеня, а из этих материалов не строят дома, и цены на них поднялись не так существенно. Сложности, наверное, начнутся сейчас. Цены на материалы уже взлетели, и не на 10–12%, а на все 50–100%. Недавно, пока мы ехали в магазин за маслом для дерева, оно с 1700 рублей поднялось до 2600. Приехали, посмотрели. Уехали. Но мы верим в то, что это когда-нибудь закончится.

Несколько месяцев мы работали, как будто изделия из дерева — это наше хобби, но в один момент поняли, что надо переводить это на более серьезные рельсы. Вот так сели и подумали: а что дальше? Если продолжать продавать через инстаграмчик* с переводами на «Сбер» — это несерьезно. Нужно делать ИП, оформлять документы, платить налоги. Это больно, но необходимо. Это гарантирует тебе хотя бы какую-то защиту, чтобы никто не пришел и не спросил: «А чем это вы тут занимаетесь?» И мы сделали ИП (очень небыстрый процесс), оформили документы с Wildberries и Ozon, чтобы выйти на другую аудиторию и рыночный масштаб. И тогда поняли, что это наш дальнейший бизнес, который мы будем развивать. Не просто какие-то панношечки, а наша работа.

Название бренда придумалось, когда я еще работала в продакшне и мы снимали ролики для одной шведской компании. Мы часто бывали в их московском офисе, а там все оформлено по скандинавской философии, на всех этих встречах постоянно фигурировали слова типа hugge, lagom. Lagom означает «ровно столько, сколько нужно», ничего лишнего. И мне эта философия запала в душу, потому что я люблю сдержанность, лаконичность, когда делаю что-то по своему вкусу. Все наши дизайны довольно минималистичны, там нет балясин и финтифлюшек, это очень простые изящные линии, немного цветов. И я остановилась на слове lagom, ну а home и wood — тут все понятно, «дерево» и «дом» уже рождают какие-то ассоциации у людей.

Сейчас было бы неплохо все это масштабировать. Мы с Ваней всегда работали вдвоем. Даже когда открывали вакансию, к нам приходили люди, но только на подработку и чтобы научиться этому делу. Практически никто долго не задержался, потому что работа кажется простой только со стороны, а на самом деле это большой труд. На 2022 год у нас были большие планы: нанять людей, найти помещение побольше, придумывать новую продукцию, чтобы окупить затраты на оборудование. Выделить отдельную линейку товаров только для маркетплейсов. Сделать сайт, чтобы можно было самостоятельно оформлять заказ. Но теперь в связи с тем, что происходит в мире, сложно сказать, как будут развиваться события. Мы эти идеи, конечно, не похоронили, но немножко отложили.

Lagom Home Wood для нас — это дело, которому мы посвящаем все свое свободное время и не жалеем ни минуты. Это наше детище, которое я очень люблю, с которым иногда бывает сложно (как и с любым ребенком), но мы его вырастили и будем дальше развивать, как бы трудно не было. И я надеюсь, что это не последний наш проект, потому что идей очень много.

_____________________________

*Instagram признан экстремистской организацией и запрещен на территории РФ.

Фото: из личного архива Марии Трубниковой

Подписаться: