search Поиск Вход
, 4 мин. на чтение

Почему вы должны нас знать: основатели архбюро A2M Андрей Адамович и Дана Матковская

, 4 мин. на чтение
Почему вы должны нас знать: основатели архбюро A2M Андрей Адамович и Дана Матковская

Андрей: Одним из наших недавно реализованных проектов стал музей «Зоя» в Рузском районе Московской области.

В этом проекте мы одновременно создавали интерьер музея, его внешний облик и ландшафт. Проектируя музей в поле, где произошли страшные события войны, мы понимали, что наш объект должен отвечать историческому контексту: пока посетитель переходит из одного выставочного зала в другой, ему открывается вид на окружающую территорию — так история места взаимодействует с экспозицией.

Дана: Помимо этого было важно сохранить сомасштабность музея окружающей деревне. Мы решили, что у каждой функции внутри здания будет свой объем: у выставочных залов, у кафе, у гардероба. Всего таких объемов-кубиков восемь, между ними — большое фойе. В результате мы получили разнообразный внешний контур музея, который созвучен с частными домиками вокруг. Эскиз согласовали быстро, а потом — два года проработки проекта, согласований и, наконец, стройка, на которую пришелся период локдауна. Заканчивали строительство прямо в разгар пандемии. Были риски не получить многие отделочные материалы — надо было подстраховываться, находить альтернативы. Но все сложилось! Зато мы ездили на стройку без пробок, что сэкономило нам километры времени. Андрей же именно на стройке заразился ковидом, после чего бессимптомно переболел — тоже плюс.

Андрей: Конечно, ведь авторский надзор — это очень важный этап! Поэтому, естественно, мы, несмотря ни на что, были на стройке. Нам с Даной принципиально, чтобы проект был реализован максимально качественно: архитектура — это ведь в первую очередь про результат, и мы делаем все, что от нас зависит.

Дана: До «Зои» у нас уже был опыт реализации социальных объектов помимо коммерческих — ведь все-таки это совсем другая специфика; также мы занимались созданием крупных общественных интерьеров, комплексным проектированием и сопровождением реализации строительства. На момент, когда министерство культуры Московской области объявило конкурс на строительство «Зои», мы уже не раз участвовали в их конкурсах на разработку дизайн-проектов библиотек и домов культуры, поэтому нам и предложили принять участие. Важно, что заказчик четко сформулировал задачу — спроектировать не просто исторический музей, а создать современную архитектуру — именно благодаря этому наш проект оказался возможным.

Андрей: Вообще мы с Даной познакомились еще в 2015 году на проекте по строительству областных перинатальных центров, где я отвечал за архитектурный облик, а Дана разрабатывала и контролировала реализацию интерьерных решений. Это был крупный социальный проект: пять зданий общей площадью около 160 тыс. квадратных метров в пяти городах Московской области. Мы хотели сделать их удобными и нетипичными для медицинских объектов и считаем, у нас это получилось. На самом деле, крайне приятно осознавать, что делаешь что-то большое и значимое для людей.

Дана: К тому моменту я несколько лет проработала в градостроительной компании, до этого занималась интерьерами, выставками и исследовательской работой. Моя первая стройка случилась в 12 лет — я с самого раннего детства увлекалась организацией пространства вокруг себя. Вместо игрушек я просила маму покупать журналы «Идеи вашего дома» и «Мой уютный дом», как бы сейчас это ни звучало смешно. Я знала их от корки до корки, раскладывала по папочкам, сортировала любимые. Потом, когда появились Elle Decoration и AD, я не пропустила ни одного выпуска. Короче говоря, интерьерами и архитектурой я была увлечена всегда. Но в семье не было принятия творческой профессии, и меня отправили получать классическое социологическое образование в МГУ.

Андрей: Разный бэкграунд имеет ключевое значение в работе нашего бюро. Когда я учился в старших классах, мама, посмотрев на мое увлечение творчеством, предложила пойти на подготовительные курсы в МАРХИ. Мне понравилось все и сразу: студенческая атмосфера, здание института, фонтан…  Я отучился четыре года, получил степень бакалавра архитектуры и решил продолжить обучение в Королевском технологическом институте в Стокгольме. Там я два года изучал принципиально иной подход к архитектуре, защитил магистерскую степень, потом работал несколько лет в Люксембурге, открыл архитектурное бюро в Москве, участвовал в ряде архитектурных конкурсов, например в конкурсе на проект реконструкции типовых кинотеатров Москвы, где наше бюро заняло первое место.

Дана: Возвращаясь к перинатальным центрам, именно во время этого совместного проекта мы убедились, что наш индивидуальный опыт и разные подходы дополняют друг друга и помогают находить интересные решения. Строительство социальных объектов — это отдельный жанр, в котором много финансовых и временных ограничений, сложных логистических процессов, многоступенчатых согласований, но именно этот опыт нас многому научил. Поняв, что мы смотрим в одном направлении, мы с Андреем начали работать вместе как партнеры бюро.

Андрей: Так наша первая совместная работа постепенно трансформировалась в новое бюро — A2M (Адамович — Матковская). Сейчас у нас в штате от 15 до 25 человек в зависимости от сложности и количества проектов, за годы существования бюро сложился коллектив единомышленников, а главное, дорогих нам людей.

Дана: Нашему бюро посчастливилось поработать с очень разными объектами, от временных павильонов и складских комплексов, спортивных (особая гордость — центр Хартманн в Люксембурге) и торговых центров, детских садов и школ (совсем недавно, кстати, открылась школа №16 в Орехово-Зуево), медицинских учреждений (реабилитационный центр EMC и даже гериатрический центр для компании Senior Group есть в нашем портфолио) до частных домов и объектов культуры. Нам важно находить приятные и удобные решения для людей и при этом иметь возможность выражать свою философию пространства там, где это уместно.

Андрей: Особенно интересно работать с культурными институциями. Мы спроектировали книжный магазин в Еврейском музее и центре толерантности — памятнике архитектуры авторства самого Мельникова. Центральным элементом проекта стала 18-метровая медная стойка, воплотившая идею открытой демонстрации книг и товаров магазина.

Дана: Весь интерьер книжного магазина создан только за счет крупных объектов мебели, так как мы посчитали непозволительным вторгаться в архитектуру памятника. Вообще творческие высказывания посредством мебели или иных объектов очень близкая мне тема: коллекционная мебель — это прекрасная возможность что-то сказать молча, когда тебя никто не перебивает. Около года назад я начала сотрудничество с галереей Алины Пинской, в чьем проекте Russian Collectible я представила свое кресло-качалку Luna.

Андрей: В новом году у нашей команды много интересных планов – разрабатываем концепцию жилой застройки в Москве, проектируем новое офисное здание, работаем над интерьером одного из московских театров, продолжаем работу над идеальным частным домом в Подмосковье и виллой в Израиле.

Дана: А еще в планах снять маски, полететь в Италию и зайти в Harry’s bar в Венеции!

Фото: Valeriy Belobeev