, 3 мин. на чтение

Подслушано на балконе: о чем вы говорили в Москве на подзатянувшемся карантине

, 3 мин. на чтение
Подслушано на балконе: о чем вы говорили в Москве на подзатянувшемся карантине

— Ну он покашлял у меня дня два, чтоб мы какую-то там новую игру купили. Или обновления. Типа нечего ему делать. А сейчас поднадоело ему в это играть, и он уже не кашляет.

— Все-таки интересно, кто нашему президенту пишет вот эти вот речи.
— Про половцев?
— Про половцев, про половцев.
— Да как мы с тобой и пишут. Которым бы отсидеть и домой.

— Маш, ну что? На лавки идем?
— Ой, а ты думаешь, там на лавках-то нас не ждет никто?
— Кто ждет-то?
— Кто ждет? Дядя, б***ь, с во-о-от таким вот желанием!
— А ждет, так мы пойдем за гаражи. Валек туда лавку принес с ребятами!

— Я не знаю, как с детьми так вот целый день. Я не работаю. Настя работает чуть-чуть, но мы так устаем, что как будто я в командировке, а у Насти сезон свадеб.

— А мы уже от нечего делать купили хомячка через интернет. Привозят домой. Можно прям чтоб сразу с клеткой.

— Солянку мы готовили. И все супы мы тоже уже приготовили. Уже надоела готовка. Мама теперь печет. Батареи работают, а она печет. Ну понимаешь, да?

— Бесит что? Бесит то, что все плохо, а все равно кто-то еще Путина защищает. Что должно случиться, чтобы поняли-то, что он старый уже совсем?
— У нас не старость в России. У нас опытность.

— А Анька не работает. Сидит маски шьет. Добрая. А я ей говорю, что на доброте в 90-х всех и закрыли. Кто помирал в первую очередь? Добрые. И Ельцин добрый был. Всем все разрешал. К чему пришли? Вот, пузырь. Пожалуйста.
— Ну вот ты, Вить, вроде дело говоришь, а я все равно считаю, что Анька твоя тебя умнее. А про пить-то, знаешь, тоже. Пить надо уметь всем: и доброму, и злому.

— Ой, да непонятно куда ехать в этом году. Кроме кухни пока некуда ехать.

— Ну а чего? Ну звонит, а новостей-то никаких. Раньше хоть можно было рассказать про нашу Крючкову на работе.

— Тоже вот по телеку глянул — одни боевики. Кишки. Стреляют. А потом говорят, что там какое-то домашнее насилие повысилось. А как оно не повысится? Покажи светлые фильмы, да? Без крови. Без стрельбы. Что, советских фильмов нет хороших?
— Ой, да кто их будет смотреть? Ну днем показывают, наверное.

— А мы сидели, и так нам захотелось пиццы. Или чтоб в «Тануки» сходить.
— Я бы уже даже и в «Иль Патио» пошла.

— Ко мне! Я сказала ко мне иди сюда! Ко мне, Бакс!
— Да не хочет он домой. Потому что никто не хочет уже домой…

— Самое страшное — это будет день, когда откроют бары…
— Да кому они нужны твои бары? Вон все уже без баров справляются нормально. Бары откроют. Кто пойдет?

— Мам, а такси какое?
— Такси…  такси непонятно какое. Будем надеяться, что не заразное…

— Да непонятно, чипируют нас или нет. Видишь, там инфа какая в интернете. А тоже как проверишь, есть в тебе чип или нет? Сейчас технологии такие. Умнее нас с тобой, знаешь.

— Так, доброго дня, уважаемые! Куда же вы? Ваши, пожалуйста, документики.
— А у нас нет документиков. Мы их специально оставили дома, чтобы вам не показывать.

Читайте также